18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Евгений Асс и его избранные выставки

«Материал первой половины ХХ века — сам не скажу, что справляюсь с ним лучше всего, но у других сложилось такое впечатление. Мне тут интересно копаться. Там есть мотив памяти, мотив мифологии, что может сделать выставку богаче и интереснее».

Справка

Евгений Асс

1946 родился в Москве
1970 оканчивает Московский архитектурный институт, аспирантуру (1978–1981), после чего возглавляет (до 1986) группу исследований дизайна городской среды в Институте технической эстетики (ВНИИТЭ)
1997 открывает собственное проектное бюро
С 1989 преподает в МАРХИ (с 1995 — профессор), руководит Мастерской экспериментального учебного проектирования
1996–2006 первый вице-президент Союза московских архитекторов
1999 лауреат премии «Золотое сечение»
2002 избран членом Европейского культурного парламента
2004–2006 художественный руководитель павильона России на Венецианской архитектурной биеннале

Еще…

«Москва — Берлин. 1950–2000»

Куратором была Екатерина Деготь, а вступать в какие-то дискуссии с таким сильным куратором сложно. Когда дело касалось нюансов, я мог манипулировать; там же, где куратором ставилась конкретная задача, я следовал задаче — с учетом, что у куратора все равно опыт по преимуществу книжно-абстрактный, а с пространством работаю именно я, и за пространственные решения отвечаю я, в том числе за общий эффект связи между интерьерами Исторического музея и современным искусством. Можно сказать, моей была инсталляция в зале № 40 — лесенка, куда можно было забраться, как на трибуну, и смотреть на Красную площадь.

«Московский архитектурный авангард»

Куратор архитектурного отдела Худо­жественного института Чикаго позвал сделать выставку, посвященную неизвестной архитектуре советского времени с 1955 по 1990 год. Я там выступал и как куратор, и как автор каталога, и как автор экспозиции, и как собственно художник — в общем, все сделал сам. Собрал семь поколений архитекторов, от старших конструктивистов до детей из архитектурной студии. Это не авангард в том смысле, в каком сейчас строго используется этот термин (тогда все что угодно называлось авангардом), — это были авторы, которые определяли оппозицию тогдашнему архитектурному мейнстриму, делали думающую архитектуру: Павлов, Меерсон, Ларин, Корбут — своего рода архитектурная фронда. Надо было показать, что, вопреки стандартизации и прессингу, существовала архитектура, вырывавшаяся за установленные рамки (выставка вообще-то называлась Inspite of). С помощью фанерных перегородок был создан динамичный пространственный образ. Я выбрал четыре основных цвета, которые характеризуют Москву: ампирный желтый, кирпичный красный, асфальтовый серый, ну и черный. В этом наборе пластических средств и была решена вся выставка — угловатая, немножко неуклюжая, цветная, очень динамичная.

«Взгляни в глаза войны» (совместно с Кириллом Ассом и Надеждой Корбут)

Тема, выброшенная из памяти нескольких поколений, до сих пор остается острой, больной. Была установка организатора на то, что выставка должна быть «суггестивной» и «аттрактивной для современного зрителя». Чтобы возникало ощущение не повисших картинок, а чего-то динамического — вот какова была задача, кураторский замысел. Правда, изложили нам его в форме «а вот хорошо бы», однако, как это сделать, никто не понимал. Актуализации удалось добиться за счет тематического подразделения выставки. Все представляли, что это будет бесконечная хронология, а мы поделили войну не по годам — «1914», «1915», «1916», как изначально предполагалось, а на отдельные сюжеты, архетипические пространства: «Фронт», «Штаб», «Тыл», «Дом», где война себя совершенно по-разному проявляет. Удалось сменить конкретно-исторический на, в известной степени, метафизический план.

«Дары вождям» (совместно с Константином Лариным)

Выставка задумывалась не как свалка артефактов, а как социально-антропологическая: авторов интересовала структура взаимоотношений масс и вождя, начинающихся с первобытных обществ, персональная связь заурядного человека с лидером, которого человек освящает своими подношениями. Стояла задача не потерять пафоса, но и снизить его. И мы сделали выставку, с одной стороны, очень патетическую, с другой — ироничную. Использовали, например, в одном из залов самый дешевый гофрированный алюминий — это массовый материал, из которого гаражи-ракушки делали, — который как бы тщился изображать из себя классический элемент, колоннаду, и в центре этой колоннады была еще и святая святых, эдакая сакристия, где выставлялись самые отборные раритеты. Мы обсуждали разные дешевые материалы, например фанеру. Но фанера — материал элегантный, плохо из нее не сделаешь. А если взять неструганные доски, будет очень уж нарочито. Остановились на этой алюминиевой гофре с ее визуальным дребезгом.

«Михаил Рогинский. По ту сторону „Красной двери“»

Сильный вызов: с одной стороны, живопись Михаила Рогинского, с другой — интерьеры Ка’Фоскари, как они есть. И непонятно, как это соединять: Рогинский, у которого был такой тезис а-ля панк, что все должно быть сделано плохо, и благостные интерьеры венецианского палаццо. Надо было сделать так, чтобы не все разваливалось, но чтобы какой-то дискомфорт возникал. Например, Рогинский нарочно вешал свои работы на странной высоте, невпопад, ему не нравилось, когда выставка представляет ровную аккуратную развеску. И нужно было повторить эту драматургию Рогинского. Кроме того, залы были великоваты, картины в них начинали «плавать», поэтому я предложил конструкцию из кособоких неуклюжих залов, которые были странно вставлены в венецианский интерьер. На цветных фонах. Потому что живопись жила бы в цветном пространстве лучше, чем в белом пространстве Ка’Фоскари. А колористика была почти полностью заимствована из Рогинского: я проанализировал его выставки, он всегда их делал на цветных фонах, таких, знаете ли, хамских, мерзотных. Но для него они были важны.

«Великая Марлен: история звезды»

Может, самый интересный проект, с которым мне приходилось работать. И самый сложный. Несколько раз я ездил в Берлин, на склад, где хранятся вещи Марлен Дитрих, и могу сказать, что я единственный русский мужчина, который трогал белье Марлен Дитрих (нужно было отобрать массу трусов и прочего). Свежеотреставрированный Хлебный дом в Царицыно — одно из самых неудобных и безобразных мест в Москве, плюс там нельзя ничего особенно делать. Поэтому мы построили эффект на практически несуществующей вещи. Например, там были огромные полупрозрачные фотографии Марлен Дитрих и огромное количество отражений из-за витринного стекла, а витрины мы так ставили, чтобы эти образы все время рефлексировали и множились, чтобы все время создавалась ассоциирующаяся для меня с кинематографом призрачная множественность, вибрация образов. Манекены, фотографии, их отражения — зыбкий, хрупкий и очень подвижный образ кино. Идешь через залы и все время в мерцании этих образов пребываешь. К сожалению, экспозиция прошла не очень замеченной. Хотя была очень дорогой.

Самое читаемое:
1
Со-бытие без события: «Арт Москва» похожа на дорогую барахолку
Старейшая из ныне действующих ярмарок искусства «Арт Москва» открылась в Гостином Дворе. Тема 21-го выпуска сформулирована как «Со-бытие». Организаторы постарались украсить салонный контекст интеллектуальными инфоповодами
17.04.2024
Со-бытие без события: «Арт Москва» похожа на дорогую барахолку
2
В Москве завершено строительство нового корпуса Третьяковки
Долгострой, длившийся с 2007 года, закончен. Сначала новое здание будет работать как общественное пространство, а в ноябре там откроется первая выставка — «Передвижники»
26.03.2024
В Москве завершено строительство нового корпуса Третьяковки
3
Коллекция русского авангарда с сомнительным провенансом конфискована французскими властями
Произведения якобы Василия Кандинского, Казимира Малевича и Наталии Гончаровой, связанные с именем висбаденского арт-дилера Ицхака Заруга, стали доказательством в весьма запутанном деле
03.04.2024
Коллекция русского авангарда с сомнительным провенансом конфискована французскими властями
4
Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга
Юбилейная экспозиция в ГМИИ им. А.С.Пушкина выстроена по хронологическому принципу и прослеживает эволюцию творчества Владимира Вейсберга от раннего, «цветного» периода к каноническому «белому на белом»
01.04.2024
Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга
5
Мультимедиа Арт Музей готов к открытию после затянувшегося ремонта
В 2022 году МАММ закрылся на капитальный ремонт. Его директор Ольга Свиблова надеялась справиться быстро, но работы затянулись на полтора года. В апреле наконец случится долгожданное открытие — музей готовит к нему восемь проектов
05.04.2024
Мультимедиа Арт Музей готов к открытию после затянувшегося ремонта
6
150 лет под впечатлением от Моне и Ренуара
В этом году музеи мира (и особенно Франции) проводят юбилейные выставки импрессионистов. Наша газета рассказывает о важных экспозициях и вспоминает о неизгладимом впечатлении, которое произвел импрессионизм на отечественное искусство
19.04.2024
150 лет под впечатлением от Моне и Ренуара
7
Две выставки советского авангарда из Узбекистана пройдут в Италии
Научным консультантом проекта «Узбекистан: авангард в пустыне» об avant-garde orientalis в Венеции и Флоренции выступила Зельфира Трегулова
26.03.2024
Две выставки советского авангарда из Узбекистана пройдут в Италии
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+