Между иллюзией и реальностью

№31, март 2015
№31
Материал из газеты

«Мода и стиль в фотографии — 2015» в этом году включает более двух десятков выставок, как исторических, так и о новейших веяниях в fashion-фотографии

Джанпаоло Барбьери. Лилли Бистратен в Pomellato. Vogue Italia. 1971. © GIANPAOLO BARBIERI. Courtesy Gian Paolo Barbieri
Джанпаоло Барбьери. Лилли Бистратен в Pomellato. Vogue Italia. 1971. © GIANPAOLO BARBIERI. Courtesy Gian Paolo Barbieri

Биеннале, организатором которой является Мультимедиа Арт Музей, Москва (МАММ), давно перерос свое название. В программе можно обнаружить выставки, вовсе не имеющие тематических связей с модой в узком смысле этого слова. Проект победительницы European Publishers’ Award 2014 Алисы Резник — документальная по сути история про улицы и жителей Берлина (Московский музей современного искусства, до 29 марта). А коллекция портретов, сделанных отцом и сыном, Феликсом и Полем Надарами, в их парижской студии, — это, скорее, коллективный портрет французского светского общества и богемы XIX–XX веков (МАММ, с 13 марта).

Словом, «моду и стиль» не стоит воспринимать буквально — дело в общих настроениях в мире фотографии, и в этом смысле фестиваль старается не отставать от последних веяний. В этом году его тема — «Между реальным и воображаемым» — разыгрывается в самых разных тональностях. От полного юношеской неуверенности в себе вопроса «я красива?», с помощью которого фотограф Марго Овчаренко разбирается в навязанных образах женской красоты, до сложных интерпретаций творчества Фрэнсиса Бэкона в исполнении Мишеля Платника (Манеж, с 5 марта).

И все же фестиваль не обойдется без выставок, демонстрирующих, насколько тесными были и остаются связи моды и фотографии. Одна из них — Как рождается мода (МАММ, с 28 марта) — посвящена более чем 100-летней истории fashion-фотографии, собранной из архивов Conde Nast. Именно с этим издательским домом связано официальное начало «модной фотографии». Это случилось в 1913 году, когда Conde Nast нанял в Vogue, а затем и в Vanity Fair известного портретиста барона Адольфа де Мейера. Он стал первым в истории штатным fashion-фотографом, а его работы служат точкой отсчета всей выставки. Журнал Vogue долгое время оставался первопроходцем в области fashion-съемки, печатая практически всех известных авторов ХХ века. На выставке представлены снимки Эдварда Стайхена, художника, рано сделавшего выбор в пользу технических и изобразительных возможностей фотографии. И Ги Бурдена, чьи неожиданные ракурсы и композиция делали каждый кадр похожим на ребус. И современных авторов, таких как Сольве Сундсбо или Себастьян Ким, на примере которых можно оценить, какое огромное влияние на модную съемку оказывают компьютерные технологии.

Робер Дуано, вошедший в историю фотографии как «репортер» Парижа, на короткое время тоже попал под влияние ауры модного мира (МАММ, до 10 мая). Но как прирожденный уличный фотограф он искал свои сюжеты и героев в городе, вылавливая их из толпы. Даже когда Дуано начал работать для Vogue в 1949 году, он снимал закулисные моменты подготовки моделей к дефиле, ателье и мастериц за работой. Конечно, не обошлось и без fashion-снимков. Но и здесь чувствуется интерес фотографа к событийности, а не к моде как таковой. В конце концов Дуано предпочел модной съемке уличную стихию. Но краткое знакомство с миром моды не прошло бесследно: в разное время героями его снимков становились Коко Шанель, Кристиан Диор, Юбер де Живанши, Жан-Поль Готье. Творчество же Джан Паоло Барбьери (МАММ, до 15 марта), напротив, с самого начала было связано с миром моды. Фотограф-самоучка, очарованный образами «сладкой жизни» Рима, каким тот запечатлен в знаменитом фильме Федерико Феллини, в начале 1960-х в погоне за этими образами отправляется в Вечный город, где начинает снимать моделей и дам из высшего общества. Вскоре он перебрался в Париж, получив стажировку в журнале Harper’s Bazaar, а в 1964 году открыл в Милане свою фотостудию, которая до сих пор остается лабораторией идей, где синтез моды и фотографии работает в полную силу.

Ранние кадры Барбьери целиком сконструированы им самим. В отсутствие армии стилистов и fashion-редакторов фотограф должен был придумывать мизансцены, изобретать инвентарь, заботиться о макияже и украшениях моделей. Иногда доходило до анекдотичного: чтобы изобразить жемчужные серьги, он покрасил в белый мячики для настольного тенниса. Изобретательность понадобилась Барбьери и на съемках первой рекламной кампании Valentino 1967 года. В студии фотографа появилась искусственная пустыня с дюнами, где позировала модель Мирелла Петтени. Позже Барбьери, конечно, отходит от подобных технически устаревших трюков, но не обходится без самых знаменитых моделей: ему неоднократно позировали Джерри Холл, Верушка, Одри Хепберн, Моника Беллуччи.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+