The Art Newspaper Russia
Поиск

Царьград глазами авангардиста

На берегах Босфора Алексей Грищенко нашел подтверждение своим художественным идеям, которые сопрягали новейшие тенденции с пиететом к искусству Византии

Едва ли не лучшее литературное описание достопримечательностей и повседневности Константинополя времени русского пореволюционного исхода создано художником. Речь идет о дневнике Алексея Грищенко (1883–1977), который оказался в столице павшей империи в декабре 1919 года, а покинул ее в конце марта 1921-го. Дневник был дважды опубликован автором: сначала на французском языке в 1930 году, а затем на украинском в Мюнхене в 1961-м. Научный редактор первого русского издания, названного «Мои годы в Царьграде», прибегнул к контаминации разноязычных публикаций.

Грищенко обучался в Киеве у Сергея Светославского, в Москве у Константина Юона, потом сблизился с авангардистами из «Бубнового валета» — наставниками его стали Илья Машков и Владимир Татлин. О собственном творчестве Грищенко в дневниковом разговоре с турецкими коллегами высказывался так: «Мой метод требует наивности, ритма, простоты и глубины чувств. Все это является душой примитивов». В его работах сочетались элементы кубизма и лубка, импрессионизма, фовизма, иконописи. В годы революции Грищенко разработал теорию «цвето-динамос» и создал серию фигуративных картин, комбинируя цветовые плоскости без четких очертаний. Увы, большинство произведений этого периода утрачено. После отъезда Грищенко из Москвы его мастерская была занята Варварой Степановой, а полотна отданы студентам Государственных свободных художественных мастерских (впоследствии ВХУТЕМАС) для написания их работ.

Алексей Грищенко был не только художником, но и искусствоведом. В 1913 и 1917 годах он выпустил публикации о влиянии византийского искусства на европейскую живопись и русскую иконопись. Автор придерживался мнения, что последователями византийских мозаик Хоры, Равенны, Торчелло стали Чимабуэ, Джотто и Рублев: «Византийский костер имеет такую силу, что огонь, который зажегся от него в наших землях, ничто не в силах было потушить». Сразу после революции Грищенко участвовал в создании новой культурной системы, был профессором живописи в упомянутых Свободных мастерских. Но скоро разочаровался в советской власти и решил проверить теорию практикой — достичь Второго Рима. В ноябре 1919 года он оказался в Севастополе, где поступил помощником на камбуз грузового корабля, шедшего в Яффу через Константинополь.

Сойдя с парохода без паспорта и почти без денег, он готов был на первых порах есть лук без хлеба и мыкаться в еврейской ночлежке или болгарском госпитале. Самое главное, что Константинополь полностью оправдал ожидания художника и буквально влюбил его в себя. В дневнике он пишет о храмах и крепостных стенах города, о кофейнях и локандах, об уличных ребятишках и дервишах, о городских базарах и вывесках, о музеях и кукольном театре — карагезе.

Художник много общался с коллегами — Виктором Бартом, Владимиром Бобрицким, Екатериной Катуар. Друзьями его были Леонид Сологуб и Дмитрий Измайлович, разделявший увлечение византинистикой. Однако Грищенко не хотел замыкаться в эмигрантском кругу. Французский язык он знал давно, турецкий начал учить на пароходе, английский — на острове Принкипо. Очень скоро освоился в среде константинопольских интеллектуалов, зачастил на местный Монпарнас — в квартал Шишли. Ближе русских живописцев ему стали турецкие импрессионисты из так называемого поколения 1914 года — Намык Исмаил, Ибрагим Чаллы. Хотя Грищенко и сожалел об их консерватизме и о том, что следовали они мюнхенской школе, а не парижской.

Зарабатывал он на жизнь частными заказами, которые находил в среде местных и иностранных предпринимателей и чиновников. А еще он неутомимо изображал город. По собственным его словам, только за 1920 год он исполнил более сотни акварелей.

Впрочем, Грищенко не планировал надолго застрять на берегах Босфора и настойчиво обивал пороги дипломатических миссий, главным образом стран Антанты. Ему помог Томас Уиттмор, крупный американский археолог. Художник писал интерьеры бывших византийских базилик и монастырей, копировал мозаики, и Уиттмор с удовольствием приобрел 20 акварелей. Этот гонорар помог Грищенко получить греческую визу: он намеревался поехать в Морею для изучения фресок Мистры. Впереди его ждали успехи во Франции, но любовь к Константинополю он сохранил до конца дней. 

Просмотры: 878
Популярные материалы
1
Драгоценный космос: Надя Леже в Музеях Кремля
В честь юбилея полета Юрия Гагарина Музеи Московского Кремля впервые представляют авангардную коллекцию украшений Нади Леже, созданную полвека назад и посвященную первому космонавту.
09 апреля 2021
2
Космический мир Марины Федоровой
Известная российская художница Марина Федорова покоряет Землю и космос, а мир Cosmodreams показывают в парке «Зарядье».
16 апреля 2021
3
Пять выставок о космосе
К 60-летию полета Юрия Гагарина мы выбрали пять самых примечательных московских выставок, посвященных как первому космонавту, так и его коллегам, космосу и самой идее полета.
12 апреля 2021
4
Снятая с торгов картина может оказаться новым Караваджо
Правительство Испании не хочет повторить свою «экспортную ошибку» 1970-х, в результате которой произведение Караваджо оказалось в США, и наложило запрет на вывоз оцененной всего в €1,5 тыс. картины.
14 апреля 2021
5
Египетские археологи обнаружили «потерянный золотой город Луксор»
Египтологи говорят о нем как о самой значимой находке после обнаружения гробницы Тутанхамона в 1922 году.
13 апреля 2021
6
Мавзолей Августа ждет первых визитеров
Грандиозный архитектурный ансамбль обещает стать одним из самых популярных памятников Рима.
14 апреля 2021
7
Космические предсказания
12 апреля 2021 года мир отмечает 60-летие полета Юрия Гагарина в космос. Современное искусство часто дает нам шанс почувствовать себя Гагариным, не выходя на орбиту.
12 апреля 2021
8
«Гараж» отменит плату за билеты в День мецената и благотворителя
Музей предлагает посетителям стать меценатами.
12 апреля 2021
9
Музей с коллекцией импрессионистов открылся в Каире после 10 лет простоя
Частный каирский музей, основанный Мохамедом Махмудом Халилем, не раз грабили — в последний раз из него украли картину ван Гога, известную как «Маки».
14 апреля 2021
10
«Главное — удержаться на своей волне»
Франциско Инфанте и Нонна Горюнова — классики отечественного искусства. Более полувека они живут и работают вместе. Художники рассказали, как им удается сохранять гармонию и в своих артефактах, и в отношениях друг с другом.
14 апреля 2021
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru