The Art Newspaper Russia
Поиск

Кто покупает в «Шаре и кресте»

В Музее декоративного искусства в Москве проходит выставка «#Шар_и_Крест_Выбор_Коллекционера». Пять ее участников-коллекционеров рассказали о конкуренции и дружбе внутри легендарного арт-сообщества в Facebook

Группа в Facebook «Шар и крест», созданная весной 2020 года коллекционером и галеристом Максимом Боксером, была задумана как форма поддержки художников в непростые времена самоизоляции и локдауна. Идея Боксера была столь же проста, как и гениальна: создать площадку, где художники могли бы выставлять работы по самым доступным ценам, а все желающие, многие из которых до тех пор и не причисляли себя к коллекционерам современного искусства, — приобретать их прямо в Facebook, соблюдая определенные правила, но напрямую, без посредников. В результате возникло уникальное сообщество людей (более 20 тыс. человек), неожиданно для себя вовлеченных в процесс покупки и продажи искусства. Наиболее активный период деятельности группы пришелся на три месяца с апреля по июнь прошлого года, но ШиК продолжает существовать и сейчас и показывать результаты своей деятельности на выставках. Осенью уже были две экспозиции — «Выбор художника» как один из спецпроектов ярмарки Cosmoscow и «Дар художника» в Cube.Moscow.

Выставка «Выбор коллекционера» в Музее декоративного искусства самая представительная. В ее основе — десять собраний разных коллекционеров. Это дизайнер интерьеров и совладелец аукционного дома «Литфонд» Полина Герасимова, финансист из Парижа Леа Верни, коллекционеры классического искусства Елена Воронина и Татьяна Удрас, режиссер Павел Сеплярский, предприниматель и основатель петербургского выставочного пространства «ДК Громов» Игорь Суханов, художники Айдан Салахова и Андрей Архипов, сам идейный вдохновитель проекта и инициатор выставки Максим Боксер, коллекционеры Вера и Алексей Прийма.

По замыслу кураторов Алины Федорович и Виталия Пацюкова, каждый коллекционер самостоятельно выбрал себе зал в отведенном музеем пространстве и стал автором своей экспозиции, а объединяет проекты каллиграфия дизайнера и художника Андрея Логвина (тоже участника ШиК) — он крупно написал на стенах высказывания коллекционеров.

В общей сложности на выставке представлено более 200 художников. Любопытно, что никто из коллекционеров не выбрал для себя формат показа «искусство в домашнем интерьере», а каждый создал концептуальный стенд, так что все вместе больше похоже на пестроту декораций и впечатлений на ярмарке искусства. Собственно, это она и есть — «ярмарка тщеславия», где каждый может похвастать приобретениями.

Полина Герасимова подошла к оформлению экспозиции как дизайнер. В одной из частей зала она установила старую кровать. Это темное пространство с довольно мрачными работами посвящено теме эпидемии и карантина, а вторая половина — светлая, оптимистичная — выходу из него.

В зале, где свою коллекцию показывает Леа Верни, стены выкрашены в ярко-красный цвет, а рисунки просто закреплены канцелярскими прищепками на толстых тросиках для развески картин, которые образуют ячейки-квадраты.

У Татьяны Удрас и Елены Ворониной один зал на двоих, их собрания во многом созвучны и построены на перекличке старого, классического, и современного искусства. Зал Павла Сеплярского подчеркнуто театрален: каждому художнику (или художественной династии, как в случае с Флоренскими) выделено собственное пространство, выставлен профессиональный свет, по периметру — фигурки Александра Шишкина-Хокусая, еще одного лидера ШиК. Вместе выставляются также Айдан Салахова и ее ученик Андрей Архипов. Их работы активно приобретали в группе, за работами Айдан шла настоящая охота, но и они, в свою очередь, покупали произведения коллег (в этом один из принципов группы: продал три работы — купи одну).

Среди коллекционеров заявлен и Максим Боксер, но показано не его личное собрание, а составленная при весьма скромном бюджете (небольшая часть выручки от одного из аукционов в группе) куратором Андреем Мизиано коллекция под названием «Весна, которой не было».

Наиболее концептуально представлена коллекция Игоря Суханова — экспозиция, подготовленная куратором Мариной Альвитр, называется «Колесо безумия, или ШиК чумных наваждений». Колеса действительно присутствуют — это зафиксированные на крестообразном основании диски (еще раз обыгрывается название группы) с графикой. При вращении отдельные рисунки попадают в рамку в виде экрана смартфона. Все это — под звуки кассового аппарата и возгласы покупателей: «Мне, пожалуйста!», «Куплю!», «Я-я-я!» — из комментариев к публикуемым в ШиК работам.

Зал работ из коллекции Веры и Алексея Прийма открывает монументальный рисунок «Святое семейство», оммаж Гоши Острецова знаменитой неоконченной картине Леонардо. И она задает тон подчеркнуто музейной, выверенной экспозиции, которую Вера Прийма назвала «Жизнь — карантин у входа в рай» (цитата композитора Карла Мария фон Вебера).

Мы спросили у пятерых коллекционеров, участников выставки, когда они начали собирать искусство, по какому принципу выбирали работы в ШиК и какие художники стали для них открытием.

Леа Верни

Мое собирательство началось с покупок старого русского искусства, в частности рисунков Шишкина и Айвазовского в начале 1990-х годов на аукционах Sotheby’s. Потом я покупала при случае работы русских художников Парижской школы. Лет десять назад я решила ограничиться современными авторами, а также, после знакомства с коллекцией современного рисунка Флоранс и Даниеля Герлен, сосредоточиться на графике. Но до прошлой весны я не могла предположить, что буду приобретать искусство такими темпами. Сейчас в моей коллекции, собранной исключительно через группу «Шар и крест», около 700 работ плюс еще более 100, приобретенных в других группах и напрямую у художников. Думаю, отличительной чертой моей коллекции является то, что в ней 85% работ созданы в период весеннего локдауна. Изначально у меня не было ни плана, ни определенного бюджета. В какой-то момент захотелось составить коллекцию, отражающую, о чем думали и чем жили художники в России в этот непростой период.

Я очень хотела работу Айдан Салаховой, которые было очень трудно поймать. Сейчас у меня больше 30 ее работ. То же самое могу сказать по поводу Виты Буйвид, Ивана Волкова, Таси Коротковой, Ирины Петраковой, Ивана Плюща. В ШиК я открыла для себя много новых художников — могу отметить Янину Болдыреву из Новосибирска, Милу Акопову из Нью-Йорка, Анну Федорову из Казани. Чтобы развивать коллекцию дальше, надо ее осмыслить, а я пока даже все работы в одном месте не собрала: часть в Москве, некоторые еще у авторов, часть на выставке «За тучами фьюче» в «ДК Громов» в Петербурге, часть в Париже.


Татьяна Удрас

Я стала приобретать современное искусство в группе «Шар и крест», чтобы поддержать проект моего друга Максима Боксера, а потом втянулась, потому что мне понравилась атмосфера в группе. До этого я не собирала современное искусство, меня интересовали другие направления: русское художественное литье, портретная миниатюра. Я рада, что у меня в коллекции есть несколько работ Ивана Волкова, Александра Савко, Айдан Салаховой, Леонида Тишкова. Думаю, они будут радовать меня и после момента покупки.

Настоящим открытием для меня стал Даниил Архипенко. Приобретения в группе мы много обсуждали с моей соседкой, тоже коллекционером Еленой Ворониной. Мы с ней постоянно советовались друг с другом и даже решили на выставке взять один зал.

Полина Герасимова

Кроме того, что я дизайнер интерьеров, галерист и совладелец аукционного дома «Литфонд», я еще и страстный коллекционер. В разное время я собирала дореволюционный фарфор, платки Hermès художника Дмитрия Рыбальченко, духи… За время карантина существенно пополнилась моя коллекция современного искусства — именно благодаря «Шару и кресту». Важнейшую роль сыграла модерация Максима Боксера: его вкус и художественные предпочтения оказались мне чрезвычайно близки. ШиК одновременно прекрасен и ужасен — тем, что купить хотелось все.

В мою экспозицию вошли 74 работы, но в коллекции их гораздо больше — более тысячи работ 250 авторов. Когда я только начинала покупать в группе, у меня в работе было семь интерьеров, и я примеряла приобретенное для их оформления, для съемок. Но быстро поняла, что мне оно очень нравится самой, и оставила для личной коллекции. Здесь я, по сути, открыла для себя графику. Я сосредоточилась на конкретных авторах. У меня много и неизвестных и недорогих художников, которые мне понравились, а потом появилась конкуренция за их произведения. Выделился свой круг: Даниил Архипенко, Алексей Дубинский, Александр Жерноклюев, Женя Музалевский. В группе ШиК важно общение, сообщество единомышленников. Сперва мы все общались в комментариях и в «личке» в Facebook, а потом познакомились лично, стали дружить, ходить друг к другу в гости.

Вера и Алексей Прийма

Мы начали коллекционировать современное искусство примерно два года назад и успели составить довольно большую коллекцию, в которой немало значительных работ и советских нонконформистов, и питерских художников 1980–1990-х, и современных авторов. Но мы занимались прежде всего живописью, иногда объектами и скульптурами — в общем, крупными формами. А «Шар и крест» открыл для нас дивный мир бумажной и тиражной графики, которой ранее в коллекции практически не было. Мы приобрели в группе более 800 работ, и коллекция продолжает пополняться.

В ШиК оказалось много замечательных художников, которых мы до того не знали. В группе ты сначала видишь именно саму работу, обращаешь внимание на нее — не на имя, и, если тебе нравится, быстро принимаешь решение о покупке.

От аналогичных проектов ШиК отличают особая, теплая атмосфера, ощущение клубности в лучшем смысле этого слова и возникновение множества горизонтальных связей внутри группы. В группе, помимо множества прекрасных работ современных российских художников, нам чудом досталась работа самого Христо (!), а также несколько настоящих сокровищ японской графики из коллекции Кирилла Данелии и небольшая коллекция редких артефактов Древнего Египта и Китая.

Павел Сеплярский

Я начал собирать лет шесть назад, но таких масштабов коллекция достигла только благодаря группе «Шар и крест» этой весной. У меня появилась некая сумма свободных денег, гонорар от одной из моих постановок, и я решил потратить их на коллекцию. Ну а вынужденная самоизоляция и появление этой группы в Facebook позволили увеличить собрание во много раз. Максим Боксер удивительно понял и прочувствовал время, он предложил нам всем игру, в которую мы с азартом втянулись.

В ШиК была очень характерная особенность: ты вместе с произведениями получал еще и личное общение с художниками и галеристами. Для меня это стало важной частью жизни, и я непременно буду продолжать.

Я считаю, что произведения искусства не должны лежать сложенными стопочкой, они должны экспонироваться. Для выставки я отобрал работы 13 художников и развесил их группами, рядом с которыми написана фамилия художника, и надпись подсвечена каким-то определенным цветом. Этот цвет — моя ассоциация от общения с художником, именно с человеком, а не с его работами.

Всероссийский музей декоративного искусства
#Шар_и_Крест_Выбор_Коллекционера
До 25 февраля

Материалы по теме
Просмотры: 2201
Популярные материалы
1
Билл Виола: медленно, серьезно, возвышенно
Выставка «Билл Виола. Путешествие души» в Пушкинском состоит из работ 2000–2014 годов. Но художник начал работать с видео гораздо раньше, когда мало кто предполагал, что техническая новинка пригодна для серьезного искусства. Виола доказал это.
01 марта 2021
2
Замужем за метафизикой
Раису Гуревич-Кальца, известного специалиста по древнеримской скульптуре, можно узнать на многих картинах Джорджо де Кирико, хотя сам художник вычеркнул русскую жену из своей биографии.
03 марта 2021
3
Глазами поколения Y: какое оно, искусство тридцатилетних?
Выставка «Поколение тридцатилетних в современном русском искусстве» в Русском музее построена исключительно на работах петербургских художников.
04 марта 2021
4
Мунк оказался самокритичным
Благодаря инфракрасному сканированию удалось установить, что фраза «Такое мог нарисовать только сумасшедший» на полотне «Крик» написана почерком художника.
01 марта 2021
5
Павильон России в Венеции зазеленеет
К открытию XVII Архитектурной биеннале в мае исторический выставочный павильон будет реконструирован. И это далеко не впервые. Рассказываем, какие трансформации здание пережило за свой век.
02 марта 2021
6
Первый приз Zverev Art Prize составит 1 млн рублей
Музей AZ учредил конкурс в честь юбилея Анатолия Зверева.
03 марта 2021
7
Ввозить и вывозить: границы после Brexit
Переходный период по выходу Великобритании из ЕС завершился. Арт-дилеры, аукционисты и перевозчики рассуждают, как это отразится на покупателях искусства из разных стран.
01 марта 2021
8
В Никола-Ленивце ударят искусством по коронавирусу
В роли объекта, который по уже 20-летней традиции сожгут на Масленицу в арт-парке, выступает замок корона-людоеда.
03 марта 2021
9
Как полюбить окраины и продолжать быть эстетом
Издание «На районе» впервые — на примере Москвы и Вены — формулирует тему спальных кварталов как одну из центральных в современной культуре.
05 марта 2021
10
Репортаж из Самары: передовой отряд у станка
В Самаре открылся выставочный диптих, посвященный возникновению нового реализма 1920–1930-х годов. О проектах галереи «Виктория» и Третьяковки в Самаре, а также запуске конструктивистской фабрики-кухни, где расположится филиал, — в нашем репортаже.
04 марта 2021
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru