The Art Newspaper Russia
Поиск

Реформы по алфавиту

В британском фонде National Trust, поместья которого посещает 28 млн человек в год, назрел конфликт между кураторами и менеджерами

Что после Британского музея, Национальной галереи, Музея Виктории и Альберта и Тейт можно назвать величайшим музеем Соединенного Королевства? Ответ неочевиден, ведь этот музей разбросан по всей стране в сотнях исторических поместий, характерных именно для Британии, с их уникальным сочетанием изысканных — а иногда и попросту великих — зданий, благоустроенных парков, исторического убранства, почти не изменившегося со временем благодаря тому, что из поколения в поколение они наследовались по принципу майората.

В этом рассеянном музее (подавляющее большинство исторических домов открыто для посещения) можно увидеть произведения Микеланджело, Леонардо, Тициана, ван Дейка, Гольбейна, Каналетто, Рембрандта, Веласкеса, Констебла, Пуссена и Тернера, а кроме того, конечно же, портреты кисти Рейнолдса, Гейнсборо и Лоуренса; прибавьте к этому мебель Чиппендейла, текстиль, гобелены, серебро, керамику, редкие книги и архивы. Даже в Италии, столь богатой искусством, нет ничего похожего на Чатсуорт или, к примеру, Петуорт.

Но если Чатсуорт по-прежнему находится в частной собственности, то Петуорт принадлежит National Trust, который, вопреки своему названию, является не государственной организацией, а благотворительным фондом. Он был основан в 1894 году и насчитывает сегодня 5,9 млн членов. В собственности фонда находится 500 объектов недвижимости (20 из них, в том числе Петуорт, относятся к высшей категории, а 150 сохранили оригинальное внутреннее убранство) и 250 тыс. га земли с ежегодной посещаемостью в 28 млн человек. В 2019 году выручка фонда составила £681 млн при операционной прибыли в £5,5 млн.

Недавно разразился громкий скандал: британские СМИ обнародовали информацию из внутренних источников в National Trust, касающуюся того, как организация намеревается восполнить £200-миллионные потери, вызванные пандемией COVID-19. Есть веские основания подозревать, что речь идет о попытке снизить роль уникальных загородных домов и занимающихся ими кураторов в будущей политике фонда, который больше интересуется парковой составляющей поместий и хочет использовать многие из домов в качестве общинных центров, где люди смогут «больше узнать о ремеслах, садоводстве, истории, архитектуре и о своей собственной идентичности», для чего потребуется переместить их содержимое в хранилища. Приведенная выше формулировка взята из документа, определяющего политику National Trust на ближайшее десятилетие, который составил Тони Берри, бывший маркетолог.

Нынешний скандал обладает всеми признаками кастовой войны между менеджерами и экспертами, развернувшейся в последние годы в Италии и сотрясавшей музейную сферу Великобритании в 1980-е и 1990-е годы. Тогда в результате борьбы удалось прийти к продуктивному выводу, что решающую роль должны все-таки играть эксперты, но при этом им следует работать в тесном сотрудничестве с менеджерами. То есть обеим сторонам необходимо учитывать цели друг друга и стараться говорить на одном языке.

Но именно эту задачу Берри с треском провалил. Он рассуждает на своем корпоративном жаргоне об «устаревших усадебных программах», об «адаптации усадебного предложения и разработке более активных, развлекательных и полезных программ, которые заинтересуют нашу целевую аудиторию в будущем», и даже, сколь ни трудно в это поверить, о том, что хочет «понизить» статус National Trust как «крупной национальной культурной институции, сравнимой с Британским музеем, Музеем Виктории и Альберта, Тейт, ВВС».

Пять лет назад в Икуорт-Хаусе, потрясающем неоклассическом усадебном доме, построенном по проекту Марио Аспруччи-младшего для графа-епископа Фредерика Херви, из библиотеки, в которой висит полотно Веласкеса, убрали всю мебель и заменили ее на кресла-мешки. В том же году генеральный директор National Trust Хелен Гош дала интервью Daily Mail, в котором сказала: «Что касается наших больших исторических домов… то в них такое множество вещей… давайте возьмем какую-нибудь одну красивую вещь, поставим ее в центр комнаты и сделаем по-настоящему хорошее освещение».

Помимо ориентированности на эгалитаризм, возникает и ощутимая напряженность из-за того, что богатство некоторых из владельцев поместий было нажито в том числе за счет связей с колониями, а следовательно, напрямую или косвенно, с работорговлей. Так что преподносить эти памятники в их прежнем виде считается теперь нетактичным и непорядочным.

Желание рассказать новые, более полные истории этих домов и их коллекций достойно всяческих похвал, но не нужно выплескивать ребенка вместе с водой. За предыдущие два года National Trust увеличил штат более чем на 1 тыс. человек, а теперь сокращает 1,2 тыс., в том числе упраздняет должности всех 40 региональных кураторов. Это позволит сэкономить £0,96 млн — мизерную сумму, если учесть, что вместе с экспертами фонд теряет значительную часть своих мозгов. Пользуясь формулировкой бывшего старшего куратора National Trust, это будет «как больница, в которой все койки заполнены пациентами, но нет ни одного врача, который мог бы поставить диагноз или назначить лечение».

Похоже, генеральный директор фонда Хилари Макгрейди, ранее специализировавшаяся в области маркетинга, и 11 членов правления, лишь один из которых профессионально связан со сферой искусства и музеев, не понимают, что именно кураторы способны интерпретировать и преподнести исторические дома и их коллекции, подобно тому, как кураторы Музея Виктории и Альберта сумели объяснить публике свои коллекции — с умом и без высокомерия.

Но прежде всего сегодняшняя ситуация демонстрирует, что National Trust не понимает, что он отвечает за одно из величайших художественных и исторических сокровищ мира и должен относиться к нему с уважением, принимая во внимание его международное значение. В конце концов, даже большевики после революции не отправили искусство Эрмитажа в запасники, а назначили кураторов, чтобы те заботились о нем и открыли для широкой публики.

Материалы по теме
Просмотры: 2003
Популярные материалы
1
Я вижу все твои трещинки: пять шедевров в максимальном разрешении
Рембрандт, ван Эйк, Босх, Брейгель… Великие картины, которые теперь можно рассмотреть в невиданном ранее качестве.
23 октября 2020
2
Суздаль отдан под попечительство урбанистов и дизайнеров
«КБ Стрелка» разработала мастер-план, рассказывающий, как за десять лет привести город-памятник в порядок и при этом ничего не испортить.
26 октября 2020
3
Более 70 экспонатов на Музейном острове в Берлине пострадали от вандалов
Предметы из Пергамского музея, Старой национальной галереи и Нового музея облили чем-то жирным.
21 октября 2020
4
В Перу нашли гигантское изображение кошки возрастом около 2 тысяч лет
Не исключено, что это древнейший из известных на сегодняшний день геоглифов плато Наска.
21 октября 2020
5
Украденная более 20 лет назад картина Климта возвращается в музей
«Женский портрет» Густава Климта, обнаруженный в тайнике в стене Галереи Риччи Одди спустя 22 года после пропажи, возвращается в экспозицию.
21 октября 2020
6
Картину Бэнкси продали за $10 млн в прямом эфире
Работа «Покажи мне Моне» Бэнкси продана на аукционе, который транслировали в прямом эфире по телевизору.
22 октября 2020
7
В парке «Зарядье» играют в Пригова
Режиссер Александр Вартанов называет спектакль «Пригов. Азбуки» коллажем, в котором смешались реперформансы с повторением акций «Коллективных действий», архивные записи и живые декламации приговских текстов актерами Мастерской Брусникина.
21 октября 2020
8
Центр Помпиду чтит память основателя фовизма большой выставкой
Предыдущая экспозиция такого масштаба состоялась полвека назад в Гран-пале.
22 октября 2020
9
Одержимые печатью
Тиражная графика с точки зрения художников, технологов и зрителей.
23 октября 2020
10
ММОМА открыл выставку «Зазеркалье Павла Леонова»
На большой выставке в Московском музее современного искусства русский художник-самородок, один из самых известных отечественных примитивов, представлен как всеми уважаемый классик наивного искусства.
22 октября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru