The Art Newspaper Russia
Поиск

«Словно я создаю декорации»

Французский художник Александр Бенжамен Наве рассказал о том, как оформил московский бутик Van Cleef & Arpels

Как, когда и почему Дом Van Cleef & Arpels предложил вам стать автором этого проекта?

С командой и представителями Дома мы познакомились три года назад, когда я получил специальный приз Van Cleef & Arpels в рамках конкурса дизайна Design Parade в Тулоне, а год назад меня пригласили обсудить возможность совместного проекта. Забавно, что в самом начале наших дискуссий мне сказали: «А давай ты нарисуешь в своих вазах цветы!» Потому что, если вы видели мои работы, в них довольно часто встречаются вазы, но без цветов, о чем меня, кстати, нередко спрашивают. Благодаря Van Cleef & Arpels мне удалось открыть для себя новую тему: я впервые в жизни рисовал цветы. В этом проекте у меня вообще много первого: первая коллаборация с ювелирным брендом, первый опыт оформления бутика, первые изображения цветов, первый раз в Москве.

Сколько времени ушло на осуществление проекта?

Эта работа была многосоставной и многоуровневой. Что-то готовилось одновременно, какие-то вещи появлялись друг за другом, все было взаимосвязано. Главная часть — это витрины, потом дизайн интерьеров, а затем уже все дополнительные элементы. Но, можно сказать, начиная с первых обсуждений, подготовка заняла весь прошлый год. Поскольку это не просто заказ — сделать так и никак иначе, — а все-таки коллаборация, то в постоянном диалоге с брендом у нас рождались идеальные решения. Должен отметить, мне давали много свободы и простора для творчества.

Почему основным мотивом в оформлении стали именно цветы?

Главная тема вовсе не цветы, как может показаться, а весна, когда природа оживает и мир наполняется цветом. Хотя, конечно, мотив цветов — это одна из основ в дизайне Van Cleef & Arpels, и в этом проекте они тоже везде. Но главное все же не они, главное — цвет. Мне очень повезло: у меня был доступ к архивам Дома в Париже, я смог углубиться в историю украшений, изучить тему цвета в них. Я даже смог побывать в мастерской и своими глазами увидеть, как рождается высокое ювелирное искусство. Яркие, блистающие драгоценные камни — очень мощное вдохновение. Вообще, все в этом проекте соединилось удачно: мои вазы, цветы Van Cleef & Arpels и весна.

Как вы считаете, сочетается ли ваш довольно легкий стиль с точным и аккуратным ювелирным искусством?

Это очень хороший вопрос. Нужно понимать, что моя первая специальность — архитектурный дизайн, очень точное направление, требующее 100%-ного внимания даже к незначительным деталям. Так же, как того требует ювелирное искусство. Благодаря этому я могу с легкостью играть с этой темой, как раз отходя от стерильной точности, создавать диалог между безупречными ювелирными произведениями и импульсивной творческой мыслью. Понимаете, ювелирный бутик — это место, где человек чувствует себя в безопасности, при этом вокруг все идеально, чисто, безукоризненно, неподвижно. Этот проект с Van Cleef & Arpels дал мне возможность создать нечто совершенно необычное с точки зрения декора подобного пространства, нечто живое. Мне кажется, нам удалось построить что-то общее, с одной темой, с тем же поэтичным отношением и вдохновением природой, несмотря на то что мастера Дома воплощают все это в украшениях, а я — в рисунках. И если честно, у меня было чувство, словно я создаю декорации для театрального представления с украшениями в главной роли. Здесь тоже очень важно, что для разных элементов я использовал разные техники. Для декора витрин — карандаш, потому что рисунки должны быть нежными, но при этом четкими из-за небольшого формата, для интерьера — пастель, добиваясь ощущения объема и видимости фактуры, чтобы человек оказывался будто бы внутри моего скетчбука с набросками. 

Оформление витрин и стен бутика — вполне понятное решение, а как появились все эти ковры, подушки, вазы и прочее?

Что приятно в работе с Van Cleef & Arpels, так это непрекращающееся взаимодействие. Мы начинали с эскизов витрин, потом стенных панелей, появлялись первые результаты, которые давали развитие чему-то еще. Как все те же цветы, которые раскрываются постепенно, лепесток за лепестком, так и у нас одна за другой возникали все новые идеи. Сначала ковры, которые были созданы эксклюзивно именно для бутика в Петровском пассаже, потом подушки-кушоны, за ними — вазы и несколько моих картин в пространстве. Это удивительная привилегия, когда такой крупный и серьезный бренд идет тебе навстречу, с энтузиазмом соглашаясь на все твои предложения. Из мелочей и складывается полная картина. В то же время эти детали неожиданны, а потому привлекают внимание.

Этот бутик Van Cleef & Arpels будет единственным или ваше оформление появится и в других брендовых точках?

Я очень рад, что проект станет международным. Но самое важное — это не будет копированием, когда берется единый дизайн и повторяется везде. В течение года мы будем работать над оформлением еще нескольких избранных бутиков в разных точках мира, и у каждого будет своя концепция. Москва — это только начало, впереди у нас большой ювелирно-художественный тур. 

А если говорить о вашем творчестве в целом, кто вдохновил вас рисовать или, может быть, повлиял на ваш необычный стиль?

Для меня это сложный вопрос. Я не раз слышал, что в моих работах люди видят параллели с импрессионистами… Не хочу сравнивать себя с великими, но, пожалуй, скажу, что мне очень близок Анри Матисс, его цвет, техника. В юности у меня был альбом с его работами, я часами мог их рассматривать. Конечно, у меня можно найти похожие формы, оттенки, мотивы — Матисса ли или других авторов. Но, мне кажется, в этом и есть суть творчества: мы вдохновляемся другими художниками, делим с ними одно целое, но создаем что-то совершенно новое. 

Новости партнеров

Материалы по теме
Просмотры: 789
Популярные материалы
1
Я вижу все твои трещинки: пять шедевров в максимальном разрешении
Рембрандт, ван Эйк, Босх, Брейгель… Великие картины, которые теперь можно рассмотреть в невиданном ранее качестве.
23 октября 2020
2
Более 70 экспонатов на Музейном острове в Берлине пострадали от вандалов
Предметы из Пергамского музея, Старой национальной галереи и Нового музея облили чем-то жирным.
21 октября 2020
3
Павел Антонов: «Художники стали для меня инопланетянами, с которыми можно и нужно общаться»
Российский фотограф-портретист, живущий в Нью-Йорке, планирует выставку в Москве. Павел Антонов рассказал, как познакомился с Эрнстом Неизвестным и Василием Аксеновым и как стал штатным фотографом империи Condé Nast Publications.
20 октября 2020
4
Суздаль отдан под попечительство урбанистов и дизайнеров
«КБ Стрелка» разработала мастер-план, рассказывающий, как за десять лет привести город-памятник в порядок и при этом ничего не испортить.
26 октября 2020
5
В Перу нашли гигантское изображение кошки возрастом около 2 тысяч лет
Не исключено, что это древнейший из известных на сегодняшний день геоглифов плато Наска.
21 октября 2020
6
Украденная более 20 лет назад картина Климта возвращается в музей
«Женский портрет» Густава Климта, обнаруженный в тайнике в стене Галереи Риччи Одди спустя 22 года после пропажи, возвращается в экспозицию.
21 октября 2020
7
Галереи нового поколения делают ставку на иммерсивное искусство
Проект Superblue рассчитан на молодых людей, которым важен разнообразный опыт, а приобретение вещей не имеет прежнего символического значения.
20 октября 2020
8
Картину Бэнкси продали за $10 млн в прямом эфире
Работа «Покажи мне Моне» Бэнкси продана на аукционе, который транслировали в прямом эфире по телевизору.
22 октября 2020
9
В парке «Зарядье» играют в Пригова
Режиссер Александр Вартанов называет спектакль «Пригов. Азбуки» коллажем, в котором смешались реперформансы с повторением акций «Коллективных действий», архивные записи и живые декламации приговских текстов актерами Мастерской Брусникина.
21 октября 2020
10
Одержимые печатью
Тиражная графика с точки зрения художников, технологов и зрителей.
23 октября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru