The Art Newspaper Russia
Поиск

Пингвины вместо Леонардо на viennacontemporary

На ярмарке современного искусства viennacontemporary в Вене самые популярные товары — это феминизм, изменение климата, соцсети и паспорта государства художников

В этом году на ярмарке viennacontemporary любят поговорить о политике. Каждый второй галерист считает своим долгом намекнуть, что искусство у него — самое горячее, актуальное, хотя невооруженным глазом этого часто не разглядеть. Вот, например, на стенде мадридской галереи Sabrina Amrani выставлена фигурка белого фарфорового слона ростом с кошку. Хобот у него в виде змеи, уши веером, ноги — деревья, а хвост как веревка. Сделано искусно. Оказывается, это иллюстрация знаменитой притчи о том, как слепцы слона щупали и каждый чувствовал свое. Галерист поясняет: «Художник Бабак Голкар — из Канады, а Канада политически связана с Америкой. В общем, тут есть политический подтекст. «Фейкньюс», все такое — ну, вы понимаете». Большое панно, похожее на карту мира с флажками разных стран, у венской галереи Unttld Contemporary при ближайшем рассмотрении оказывается собранным из сотен пакетиков сахара. Конечно, видали мы и конфеты, и прочие обертки в инсталляциях, но тут — особая история. Художник Пауль Лайтнер обнаружил огромную коллекцию сахарных упаковок из разных стран, от США до СССР, после смерти дедушки, который был видным политиком, министром в правительстве Австрии и, естественно, много путешествовал с официальными визитами. Никто в семье не знал, что у него было такое сладкое хобби, а теперь благодаря внуку-художнику у нас есть необычный документ международной жизни полувековой давности, где, например, видно, что никакой политкорректностью еще не пахло: на многих упаковках изображены чернокожие красавцы и красавицы с запрещенным теперь словом на букву «н». Сахарную работу Sucrologist (2016) оценивают в €14 тыс.

Интересно, что появилось много мастерски сделанных произведений в техниках, которые еще недавно казались старомодными. Возьмем маркетри. Кажется, что эти мозаики из кусков дерева разных пород — удел сувенирщиков-шкатульщиков. Ан нет! Стенд венецианской галереи Michela Rizzo привлекает внимание огромным панно в этой технике, изображающим рубку леса, при этом деревья — одушевленные, с руками и ногами. Страшноватую версию сказки про Буратино придумал художник Андреа Мастровито. Сам он родом из Бергамо, а Бергамо — центр этого промысла, и вот таким образом модный парень дает работу и ставит новые задачи соотечественникам, специализирующимся как раз в маркетри. Цена, соответственно, высокая, €17 тыс. — берут не только за замысел, но и за исполнение.

Тут всплывает еще один важный сюжет имени Греты Тунберг, взорвавшей мировой эфир недавним выступлением в ООН, — защита амазонских лесов, глобальное потепление и прочая экология. В графической серии «Даты субъективной хроники изменения климата» художники Раденко Милак и Роман Ураньек (галерея Christine König, по €3,6 тыс.) бичуют журналы по искусству, игнорирующие эти важнейшие темы. Газета The Art Newspaper тоже попала в их черный список, так как не ставит на обложку новостей о таянии льдов в Антарктиде. Художники сами исправили ситуацию, изменив арт-обложки в правильную, на их взгляд, сторону. По их мнению, пингвины должны заменить Леонардо. Что ж, возьмем на заметку.

Интересно, что в связи с новым планетарным самосознанием по-новому заиграла давняя традиция делать искусство из мусора и хлама. Теперь это воспринимается не только художественным, но и экологическим жестом, арт-утилизацией. Так, художница Кети Капанадзе сделала композицию из цветных пластиковых столиков 1950-х годов — по замыслу автора, это формула химической реакции, которая возникает в мозгу влюбленного человека (€33 тыс.). Галеристке из Gisela Clement важно подчеркнуть, что Капанадзе — «первая концептуалистка в Грузии», хотя давно там не живет.

Тема женского равноправия, феминистских успехов тоже на гребне интереса, поэтому галеристы стараются отыскать или полузабытых художниц, или застолбить новых звезд. Таких как, например, чудесная Мария Легат из Клагенфурта в Каринтии, пришедшая в большое искусство прямо с улицы (была стрит-артисткой). Сейчас она делает загадочные картины, своим изяществом напоминающие старинные, слегка выцветшие гобелены, исполненные прямо по холсту без грунта, с детьми, превращающимися в облака, и странниками, любующимися альпийскими пейзажами. Работы ее уже популярны у коллекционеров (цены от €6 тыс. до €12 тыс.), ее представляет галерея из того же городка Gallerie3 | Flux23.

Но самым мощным высказыванием в русле феминизма следует признать инсталляцию австрийки Анны Мейер «Футурефеминизмус» в галерее Krobath. Это настоящая энциклопедия женского арт-сопротивления — от Артемизии Джентилески до Йоко Оно и Марии Лассниг — все, кто так или иначе боролся за права женщин в искусстве. Изображения в стиле комиксов нанесены на куски оргстекла и развешаны рядами наподобие белья на веревках. Художница давно работает над этими сюжетами, но на ярмарке ее труды впервые представлены в виде цельного проекта, оцененного в €70 тыс.

Постмодернистское цитирование истории искусства уже настолько немодно, что опять входит в моду: коммерческий тяжеловес, галерея Таддеуша Ропака в числе прочих выставила ранние коллажи Дэвида Салле (€36 тыс. за лист). И куда без великих мастеров прошлого деться? Мэтью Аттард с Мальты (галерея Michela Rizzo) выкладывает из железных прутьев объемные настенные композиции по мотивам рисунков Гойи (€3,6 тыс.) (нечто подобное у нас делает Дмитрий Гутов, который на ярмарке много лет выступает с авторскими экскурсиями). «Мартышка, играющая на скрипке перед ослом, — очень актуальный сюжет, — считает автор. — Я вижу тут метафору современного богатства: перед капиталом все пляшут». Впрочем, художник и сам рисует — его ослы со смартфонами в руках делают селфи (за рисунки просят €900). И это еще одна тема, волнующая многих: как должно выглядеть произведение искусства в эпоху соцсетей и гаджетов?

Знаменитый венский галерист Ханс Кноль повесил овальные зеркала для селфи Пола Хорна (€2,8 тыс.), половину которых занимают слепленные из каких-то перьев и тряпочек пропитые физиономии то ли бродяг, то ли людей искусства — чтобы зрителям было на кого пенять, что рожа крива. У дебютировавшей на ярмарке молодой московской галереи «Сцена» тоже есть экспонат в тему. Галеристка Анастасия Шавлохова берет в руку, как будто здороваясь, бронзовую ладонь с пальцами-когтями, как у Носферату из немого кино: «Художник тут показывает, что будет с человеком, который все время набирает что-то в телефоне, как мы изменимся в будущем». Стоят эти объекты перформансиста Алексея Таруца по €1,4 тыс. Коллажи Игоря Самолета по мотивам Арчимбольдо там же — по €2 тыс., а вот живопись Кирилла Гаршина из серии «Ночные животные» оценена уже в €10 тыс.

Оригинальный способ создания картин предлагает Александр Виноградов (половина знаменитого экс-дуэта Дубосарский — Виноградов). Он теперь пишет только те сюжеты, что набрали наибольшее количество лайков на его страничке в соцсети (и в основном это сценки итальянской уличной жизни с мест нынешнего обитания живописца). Но главной на стенде московской галереи Iragui все-таки выглядит занявшая целую стену инсталляция Lets Make Magic Great Again («Сделаем магию снова великой») художника Петра Кирюши. На первый взгляд, это художественный отчет о походе за грибами: в центре композиции желтый дождевик, вокруг — картинки с изображением грибов, некоторые явно волшебные. Но все не так просто — на самом деле тут тоже политический подтекст (вспомним девиз Дональда Трампа) и метафора распадающегося Евросоюза. Екатерина Ираги готова продать эту инсталляцию целиком за €9 тыс.

Впрочем, есть и альтернативное мнение. Художник Йозеф Шутценхофер чувствует себя аутсайдером в родной стране. Он считает, что местные галереи боятся политики, и поэтому с ним не сотрудничают как с откровенно политическим художником, да еще и немодным (он работает в, что называется, крепкой реалистической манере — его произведения выставлены в разделе «Институции»). Помимо гротескных фигур политических лидеров из серии про современный фашизм, на стенде есть большое полотно, приковывающее внимание, — это, по словам автора, «символический автопортрет, рассказывающий о жизни в Америке». Переехав в США, художник обзавелся единственным транспортным средством, которое можно было водить без прав, поэтому в центре картины полуразобранный трактор, а вокруг вместе с гаечными ключами и домкратами валяются всевозможные книжки и документы. За эту работу он просит не меньше €30 тыс.

На viennacontemporary этого года 110 галерей из 26 стран (примерно треть — из Австрии) показывают множество новых имен, отдельный раздел посвящен молодым талантам, другой, «Исследования» — не слишком известным европейским художникам 1960–1970-х годов. Однако все же главными героями ярмарки стали знаменитости — группа NSK («Новое словенское искусство»), прославившаяся в 1980-е тем, что придумала собственное государство. Выставка NSK State in Time («Время государства НСК») собрала самые разные имена, так или иначе связанные со словенским движением, от Ильи и Эмилии Кабаковых до Вадима Фишкина. При этом все тут продается. Например, знаковый объект группы, чемодан, обитый шкурой, с собирающимися внутрь стеклянными пластинами — за €200 тыс.; плакат конца 1980-х годов с Юрием Гагариным, сопровождавший выступления группы Laibach, — за €10 тыс. Однако можно предположить, что самым популярным экспонатом ярмарки станут паспорта членов NSK, которые оформляют тут же за €32. Всем хочется стать гражданами государства художников. И стоит это совсем недорого.

Вена
Ярмарка viennacontemporary
До 29 сентября

Материалы по теме
Просмотры: 2682
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
5
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
6
Влюбленный в 1990-е: в МАММ проходит выставка Игоря Мухина
Среди музейной публики много молодежи, «миллениалов». Выставка «Наши 1990-е. Время перемен» будет для них историческим свидетельством. Для людей, помнящих 1990-е, она станет поводом к ностальгии.
17 сентября 2020
7
Новый культурный центр «О» создадут в Вологде
Постоянная экспозиция будет основана на коллекции Германа Титова, а временные выставки планируется делать с участием крупнейших музеев.
21 сентября 2020
8
Скандальный банан Каттелана отправляется в Гуггенхайм
«Для нашего хранилища это не большая нагрузка», — шутит директор музея.
21 сентября 2020
9
Труды и дни неизвестного гения
Вышли в свет первые два тома дневниковых записей художника Вильгельма Шенрока. В общей сложности таких томов ожидается десять.
18 сентября 2020
10
Audi как патрон современного искусства
Третий год подряд Audi Россия принимала участие в Международной ярмарке современного искусства Cosmoscow и впервые провела конкурс для художников Audi Born-Digital Award. Поддержка культурных инициатив составляет суть стратегии Audi Art Experience.
23 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru