The Art Newspaper Russia
Поиск

Наш силиконовый Зеленоград

Книга об истории города-эксперимента, олицетворявшего торжество советской электроники и служившего наглядным воплощением прогрессивной архитектурной мысли, досталась нам «из первых рук» — от одного из соавторов проекта

Сегодня, когда вопросы московского благоустройства и урбанистики из вотчины специалистов превратились в предмет всеобщего жаркого обсуждения, книга «Зеленоград — город архитектора Игоря Покровского» кажется своевременной и полезной не только для историков архитектуры. Хотя и странно, что она появилась лишь сейчас. Некогда засекреченный, не отмеченный на картах город, возникший по мановению руки Никиты Хрущева в начале 1960-х годов у станции Крюково Октябрьской железной дороги, давно заслуживал подобного исследования. Да, конечно, о Зеленограде было несметное количество публикаций, были обложки журнала «Советская архитектура»; только замышлявшийся город будущего фигурирует в фильме «Взрослые дети» 1961 года, а позднее именно здесь снимают «Отроков во Вселенной». Немудрено, что этот отдаленный район Москвы (таков статус Зеленограда), запрятанный в лесах центр советской электронной промышленности, надолго стал символом современности. Однако до сих пор связного повествования об истории и архитектуре города не было.

Автор книги, 91-летний Феликс Новиков — не сторонний наблюдатель, а активный участник этого градостроительного эксперимента, сподвижник Игоря Покровского (1926–2002), почти 40 лет, с 1964-го по 2002-й, бывшего главным архитектором Зеленограда. Новиков, посвятивший книгу своему коллеге, избежал искушения написать обычные мемуары (хотя мемуарные моменты здесь, конечно, есть), а вместо этого сложил ее как настоящий архитектор в компактную конструкцию из разных блоков. Тут и куски, написанные лично Новиковым, и статьи других авторов, и публикации из старых журналов, и масса иллюстраций. Но тон книги — бодрый, деловой, открытый к дискуссии, а главное, полный обаятельного шестидесятнического энтузиазма — задает сам автор-составитель.

В 31 главу (и главки эти в основном не больше разворота) ему удивительным образом удалось впихнуть максимум фактов и историй. Тут есть рассказ и о том, как возникла идея города-спутника (после визита Хрущева в Финляндию), и о том, как сложился творческий коллектив под руководством Покровского, сначала показавший себя на строительстве метро (станция «Краснопресненская»), потом, после постановления о борьбе с излишествами, создавший шедевр оттепельной архитектуры — московский Дворец пионеров на Ленинских горах и наконец приглашенный проектировать Зеленоград. В книге проскальзывают два легендарных американца, основатели советской электроники, в русской жизни ставшие Филиппом Старосом и Иосифом Бергом, которые посоветовали архитекторам воздержаться от высотных решений при строительстве заводов («в этих технологиях недопустимы никакие колебания зданий»), и другой важный герой — министр электронной промышленности СССР Александр Шокин, пробивший создание здесь центра микроэлектроники.

Известная ныне как концептуальный художник Елена Елагина написала о том, как создавался скульптурный фриз Эрнста Неизвестного с «младенцем Электроном» для Московского института электронной техники (МИЭТ) — в те времена она была ассистентом скульптора. Рассказывается и о загубленных чинушами идеях. Так, вместо «Прометея» Неизвестного на площади перед зданием научного центра (в народе прозванным «шайба с клюшками») был поставлен Ильич, демонтированный в 2010 году. Новиков ехидно замечает: «Был бы Прометей, никакие политические бури его бы не коснулись».

Естественно, автор уделил особое внимание знаковым постройкам и ансамблям города — это и знаменитый красно-белый кампус МИЭТа, и горсовет, по-модернистски трактующий идею палаццо-крепости, и длиннющая, в полкилометра, «Флейта» (жилые микрорайоны в Зеленограде строились по типовым проектам, и этот дом был исключением из правила, так как оформил стратегическую для общего вида позицию), и бруталистские автобусные остановки, и площадь Юности, и возникший позднее Дворец культуры. Включена в книгу и эпопея с присуждением Госпремии коллективу архитекторов, впервые выдвинутому на награду в 1973 году (назовем еще хотя бы несколько имен — Александр Белоконь, Анатолий Климочкин, Дмитрий Лисичкин, Борис Оськин, Григорий Саевич, Юрий Свердловский). Но получение отодвинулось на несколько лет из-за инцидента в популярном зеленоградском ресторане «Русский лес»: главный архитектор города поучаствовал в потасовке, а бдительный милиционер отправил на него жалобу самому Брежневу, что чуть не стоило Покровскому карьеры. Слава богу, архитектор отделался строгим выговором и построил еще много всего — например, такую экзотическую вещь, как молельный баптистский дом в авангардном ключе.

Далеко не каждый архитектор может похвастать тем, что сумел реализовать не просто здание или квартал, а целый и цельный город. У Игоря Покровского (и его большой команды) это получилось — и, каковы бы ни были профессиональные оценки отдельных архитектурных решений, жители Зеленограда всегда ценили среду своего города, лесопарки, возможность купаться летом в самом центре, в искусственном пруду, много гулять и ходить пешком, красивые панорамы и яркий облик главных зданий. Учитывая особую поддержку электронной промышленности в советское время, это был город весьма высоких жизненных и урбанистических стандартов, до которых большая Москва дорастает только сейчас. Тем более печально, что Покровский застал и деградацию своего детища в новые времена: последний большой проект нового научного центра остался незавершенным, началась варварская коммерческая застройка пространств, запроектированных с любовью и тщанием. Город, уже почти стихийно увеличиваясь в размерах, стал терять свое обаяние, превращаясь в один из прочих спальных районов. Об этом тоже есть у Новикова, в главе «Зеленоград-SOS». Остается надеяться, что книга вновь привлечет внимание к этому уникальному градостроительному памятнику советского модернизма и заставит по-новому оценить его эстетику и масштаб.  

Просмотры: 2638
Популярные материалы
1
Ученые поняли, как в Стоунхендж попали громадные валуны
Полсотни камней весом до 30 т каждый в эпоху неолита и раннего бронзового века были перемещены на расстояние 24 км.
05 августа 2020
2
Музеи и галереи в Бейруте пострадали в результате мощного взрыва
Несколько музеев и галерей в столице Ливана сильно повреждены либо полностью разрушены ударной волной и пожаром.
05 августа 2020
3
В Москве может появиться музей Левитана
Дом-мастерскую художника в Большом Трехсвятительском переулке предлагают передать Третьяковской галерее.
04 августа 2020
4
Конструктивистский вокзал в Иванове открылся после реконструкции
Один из залов гигантского вокзала отведен под выставки, кинопоказы и лекции.
04 августа 2020
5
Nemoskva: оптимистическая трагедия
В санкт-петербургском Манеже 8 августа откроется выставка «Немосква не за горами». И это отличный повод съездить в город на Неве.
07 августа 2020
6
Эдвард Хоппер: мечта и меланхолия
Популярнейшего американского художника знают, без преувеличения, во всем мире. Но в России его выставок не было, а биография вышла у нас впервые.
07 августа 2020
7
В Тейт представляют забытую на складе серию работ Энди Уорхола
На выставке показывают, как Уорхол включился в борьбу, которая продолжается до сих пор.
05 августа 2020
8
Турист, сломавший ногу скульптуре Кановы, сдался полиции
Итальянский суд может предъявить обвинение вандалу, отломившему пальцы на ноге гипсовой модели скульптуры Полины Бонапарт.
06 августа 2020
9
Германия увеличила бюджет на покупку искусства с €500 тыс. до €3 млн
Правительство планирует приобрести 150 произведений и таким образом помочь художникам и галереям преодолеть экономические трудности, связанные с пандемией коронавируса.
06 августа 2020
10
Алексей Новоселов: «Занимаясь молодыми художниками, мы имеем дело с самым актуальным искусством»
Комиссар VII Московской международной биеннале молодого искусства, которая стартует 5 сентября, рассказал о подготовке выставки в условиях пандемии и работе с регионами.
05 августа 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru