The Art Newspaper Russia
Поиск

В ГМИИ им. Пушкина покажут коллекцию Фонда Louis Vuitton

65 произведений послевоенного и современного искусства 20 художников из разных стран займут все три этажа Волхонки, 14 и в известной мере изменят привычные интерьеры

Галерея искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков ГМИИ им. А.С.Пушкина этим летом получила возможность на время раздвинуть хронологические рамки своего собрания и назваться галереей XIX–XXI веков, поскольку принимает у себя выставку «Коллекция Fondation Louis Vuitton. Избранное», где иные произведения из французского фонда еще не успели остыть после недавних престижных мировых турне. В целом же это показ искусства с 1947 по 2018 год — того, что на арт-рынке получило название «послевоенное и современное искусство». А это самый дорогой стринг продаж. 

Избранные вещи из коллекции Фонда Louis Vuitton — 65 работ 20 художников из разных стран — занимают все три этажа Волхонки, 14. Они в известной мере меняют привычные интерьеры, оголившиеся после того, как гордость музея — работы импрессионистов и модернистов из коллекций Сергея Щукина и Ивана Морозова отправились на выставки: одни — в главное здание ГМИИ (о выставке «Щукин. Биография коллекции» читайте на с. 48), другие — в Эрмитаж (подробнее о выставке «Коллекция Морозовых» — в следующем номере нашей газеты). 

Кстати, занятное совпадение: Галерея искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков открылась в том же 2006 году, когда был основан Фонд Louis Vuitton. Художественным директором фонда стала Сюзанн Паже, куратор и экс-руководитель Музея современного искусства города Парижа. Сейчас она определяет и выставочную программу фонда, и закупки. Как у всякого давно практикующего критика и куратора, у нее имеются приоритеты: это Даниель Бюрен, Аннетт Мессаже и Пьер Юиг, проекты которых она курировала, — что вполне понятно. Сюзанн Паже внесла много нового в концепцию создания корпоративного собрания. Так же, как и Жан-Поль Клавери, советник Бернара Арно, главы холдинга LVMH Moët Hennessy — Louis Vuitton. За его плечами работа в кабинете прославленного министра культуры Жака Ланга. Бернар Арно прислушивается к советам своих гидов по искусству (в известном смысле он повторяет стратегию Ивана Морозова, консультировавшегося у художников и других собирателей), однако последнее слово остается за ним. Причем собственная коллекция господина Арно (в ней есть и Пикассо, и другая классика модернизма), как свидетельствует пресса, отличается от собрания Фонда Louis Vuitton, основанного как бы на принципе «ничего личного». Но это не так. Или не совсем так.

Каждый коллекционер с чего-то начинает. Бернар Арно начал с Клода Моне, чье полотно «Мост Чаринг-Кросс» (1902) он купил на Sotheby’s 1982 года в Нью-Йорке за $200 тыс. Пребывание в США, куда он в начале 1980-х временно перенес бизнес, видимо, сказалось на его пристрастиях как собирателя. Он полюбил афроамериканский шаманизм Жан-Мишеля Баскиа (полиптих Grillo 1984 года, представленный на выставке в ГМИИ, достался ему за $22 млн), Энди Уорхола, а также холодную абстракцию hard-edge painting 1960–1970-х (к примеру, подобную картину Элсуорта Келли Арно купил на Sotheby’s 2001 года за $1,43 млн). Кстати, любопытно будет посмотреть, как обошелся с произведением другого представителя hard-edge painting, Фрэнка Стеллы, француз Бертран Лавье. Судя по экспликации куратора, он перевел опус американца «Императрица Индии II» в некое подобие рекламы: краски оригинала в ремейке заменили неоновые лампы. Ну а где неон, там непременно и Дэн Флавин. Его зеленую флуоресцентную лампу 1963 года надо бы воспринимать как оммаж абстрактной работе «Зеленая полоса» (1917) Ольги Розановой. Известно, что Арно чуток к обаянию старинных брендов — возможно, это сказалось и на выборе работы американского минималиста, с респектом отнесшегося к творению амазонки русского авангарда.

Коллекционеры 2000-х не стесняются своих увлечений традиционными видами искусства — живописью и скульптурой. Фонд Louis Vuitton с гордостью выставляет абстракции Герхарда Рихтера 1980–1990-х, Зигмара Польке, послевоенные скульптуры Альберто Джакометти. Продвинутые в бизнесе новые коллекционеры (а собрание фонда относится к молодым) не скрывают интереса к продвинутому искусству: видео, перформансу и их альянсу — видеоперформансу. Сообразно одной из программных составляющих коллекции фонда, которая называется «Музыкально-звуковая линия» (скорее всего, это идея либо профессионального пианиста Арно, либо искушенной в арт-новациях Паже), выставка представит аудиовизуальные инсталляции Кристиана Болтански и Юига. На удивление обе они связаны с путешествиями в Южном полушарии. У первого это инсталляция из 800 звенящих на ветру японских колокольчиков в чилийской пустыне (работа посвящена памяти жертв диктатуры Пиночета 1970–1990-х). Второй показывает видео об абсурдистской экспедиции в Антарктиду в поисках пингвинов-альбиносов и некоего таинственного острова их обитания. Документация и координаты географического места с помощью причудливых технологий затем были переведены в партитуру. Этим музыкальным произведением вслед за американской и европейской публикой теперь может насладиться и наш слушатель-зритель.

И конечно, без главного произведения Фонда Louis Vuitton, без его здания в Булонском лесу, выставка не сможет обойтись. Будет показана фотодокументация о будто накрытом парусами здании, построенном в 2014 году Фрэнком Гери, изобретателем деконструктивизма в архитектуре. 

Выставки французских коллекций современного искусства в России

Французские коллекции современного искусства (тут надо иметь в виду не столько французское искусство, сколько французский взгляд на искусство) чаще, чем какие-либо другие, посещают нас. По крайней мере, так кажется. Вспомним хотя бы, как на излете советской эпохи к нам в 1989 году приехал чуть ли не весь Центр Помпиду с гигантской выставкой «Эпоха открытий», в которую знаменитый куратор и тогдашний директор институции Жан-Юбер Мартен вобрал все самое что ни на есть топовое французское и мировое модернистское и современное — от Марселя Дюшана и Пабло Пикассо до Ива Кляйна, Жана Тэнгли, Саркиса и Кристиана Болтански. Кажется, тогда после прохода по залам Пушкинского и Центрального дома художника (выставка была поделена между ними просто из-за огромного количества вещей) у многих из нас создалось впечатление, что мы теперь знаем все или почти все, что следует знать неравнодушному к современной мировой культуре человеку. Дальше — чуть ли не волна выставок 1990 года: безумные механизмы Тэнгли в ЦДХ, «Территория искусства» под кураторством великого Понтуса Хультена, первого директора Центра Помпиду. Благодаря его связям два этажа Корпуса Бенуа Русского музея просто прогибались под грузом шедевров современного искусства Европы и Америки, собранных по первостепенным музеям мира, и опусов молодых художников, приехавших в Ленинград, чтобы поработать in situ. В 1993-м мы стали свидетелями невиданной до тех пор у нас инициативы — выставки корпоративной коллекции современного искусства французской финансовой компании Caisse des dépôts et consignations. Как в такой институции могли оказаться работы современных мэтров: Жан-Пьера Бертрана, того же Кристиана Болтански, Жан-Марка Бустаманта, Даниеля Бюрена, Филиппа Казаля, Анжа Леччьи, Клода Рюто, Патрика Тозани, — было сложно понять (зачем им, капиталистам, такое заумное искусство?). А еще труднее было перевести на русский сопроводительные комментарии к произведениям, написанные французскими критиками на утонченном искусствоведческом птичьем языке. В 2000-х после обоймы персональных выставок Бустаманта, Фабриса Ибера, Бертрана Лавье, Аннетт Мессаже и Пьеррика Сорена — встреча с еще одной французской корпоративной коллекцией современного искусства, к тому же одной из ранних, собранием Renault Art («Встреча двух миров. Из коллекции Renault Art», Новый Манеж, 2010). Коллекция автомобильного концерна складывалась с 1966 по 1985 год, что было видно по ее составу: ар-брют Жана Дюбюффе, «новые реалисты» Арман и Тэнгли, их заморский коллега Роберт Раушенберг плюс ироничный перелицовщик рекламы исландец Эрро. 

Но, как говорится, времена меняются. Добавим, что и коллекции меняются вместе с ними. Лет 30 назад коллекционеры — и государственные, и частные — ставили главным образом на такие новые тренды, как искусство объекта, концептуальная документация и фотография, которая тогда восходила на пик моды (да так с него и не сходит: дома фотографии, фотофестивали и фотобиеннале плодятся, словно кролики). О живописи, то есть о картине, написанной красками и кистями на мольберте, было принято отзываться пренебрежительно — какая-то peinture de chevalet, воспоминания о XIX веке.

Например, культуртрегеры из Renault Art предпочитали озорных шестидесятников — неодадаистов Армана, Тэнгли и других, которых прикрывал комментариями известный арт-критик Пьер Рестани. К тому же бунтари от искусства работали с близким для корпорации материалом — железом (возможно, иные помнят культовый фильм Робера Энрико «Искатели приключений», где героиня Летиция резала автогеном и сваривала из обломков автомобилей неких арт-идолов). С конца 1980-х железяки начали уходить на второй план. Артистический мир стал более cold. Это международное похолодание, например, уловили кураторы коллекции Caisse des dépôts et consignations, а также Сюзанн Паже, тогдашний директор Музея современного искусства города Парижа, в 1989 году устроившая рафинированную выставку «Концептуальное искусство. Перспектива».

Продажа билетов на выставку доступна по ссылке.

Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Москва
Коллекция Fondation Louis Vuitton. Избранное
19 июня – 29 сентября

Материалы по теме
Просмотры: 11638
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
3
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
4
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
5
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
6
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
7
Турист отломил пальцы у скульптуры Кановы, когда делал селфи
Посетитель музея ухитрился беспрепятственно подойти к гипсовой модели знаменитой мраморной скульптуры Полины Бонапарт из коллекции Галереи Боргезе.
03 августа 2020
8
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
9
Сенат США: российские миллиардеры действовали на арт-рынке в обход санкций
Американские сенаторы называют торговлю искусством «самой большой легальной нерегулируемой отраслью экономики США» и рекомендуют повысить прозрачность и государственный контроль в этой сфере.
31 июля 2020
10
Теоретик без теории
В новой книге философ Борис Гройс на примере отдельных художников рассказывает об идеологии модернистов, а также об их сегодняшних последователях и антагонистах.
31 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru