The Art Newspaper Russia
Поиск

Король под горой

Наследство «бриллиантового короля» идет в массы: Harry Winston создает коллекции для миллениалов

Сотуар Lily Cluster из платины с бриллиантами. Фото: Harry Winston

Сотуар Lily Cluster из платины с бриллиантами. Фото: Harry Winston

Новое направление стратегического развития заставляет Harry Winston делить свое внимание между покупкой уникальных камней, составляющих славу дома, и созданием демократичных украшений, которые должны привлечь свежую кровь — молодую аудиторию, едва начинающую осваивать ювелирную индустрию. 

Американский ювелир Гарри Уинстон своей бескомпромиссной страстью к бриллиантам и умением показать их во всей красе так точно попал в коллективное бессознательное, что вошел в вечность не только упоминанием в песне Diamonds Are a Girl’s Best Friend и именной галереей в Смитсоновском институте в Вашингтоне, но и весьма комплиментарной метафорой  — «бриллиантовый король»  — в нью-йоркском городском сленге. Его имя окружено мифами, легендами и апокрифами. В 12 лет он опознал в невзрачной стекляшке изумруд в 2 карата, который купил за 25 центов, а продал за 800 долларов. Он создал новый способ добывания уникальных камней: скупал на аукционах ювелирные коллекции аристократов и знаменитостей, вынимал крупные камни из оправ, заново гранил и давал им новую жизнь в новых изделиях.

езошибочным чутьем уловил изменение роли драгоценностей: в 1930–1940-х big look стал цениться значительно выше, чем изящество и элегантность. Он одним из первых в индустрии стал играть в маркетинговые игры, создавая из украшения нечто более важное, чем блеск декораций, — статус, символ.

История Harry Winston — это история бриллиантовых рекордов, от первого алмаза «Джонкер» весом 726 карат, купленного Уинстоном в годы Великой депрессии у компании De Beers за $700 тыс., до голубого бриллианта «Хоуп», пожертвованного Смитсоновскому институту. Помимо невероятного геммологического чутья, «королю бриллиантов» было не отказать в упорстве. Например, чтобы заполучить добытый в Бразилии алмаз «Варгас» весом 726,6 карата, ему пришлось объехать три континента. 

Несмотря на то что последние несколько десятков лет компания Гарри Уинстона пребывает в некоторой турбулентности, меняя владельцев, названия и стратегию развития, это не сказывается на коллекциях и традиции приобретать уникальные бриллианты. Так, на аукционе Christie’s в 2013 году компания купила бриллиант грушевидной огранки весом 101,73 карата, названный Harry Legacy (сумма сделки — $26,7 млн), а в 2014 году — редчайший голубой бриллиант огранки «груша» весом 13,22 карата, названный Winston Blue ($26,7 млн).

Гарри Уинстон первым сделал ставку именно на камни, а не на дизайн, историю, элегантность или изящество украшений. Он пытался добиться эффекта, когда камни выглядели бы «прозрачными каплями росы на коже». Правда, порой эти капли были весьма значительного размера, но главная идея — показывать именно драгоценные камни в минимальной дизайнерской обработке — на долгие годы стала основой стиля ювелирного дома. Отвечая этой задаче, в 1940-х годах была придумана инновационная «невесомая» оправа Cluster, собирающая кластеры бриллиантов в многоуровневую архитектурную композицию для создания максимального объема и иллюзии их парения в воздухе. Четко выверенный угол крепления камней обеспечивал сложное преломление света в гранях и невероятное сияние украшения даже в незначительном освещении.

В новых коллекциях fine jewellery общий вес бриллиантов невелик, но стиль и традиции дома легко угадываются. Одно из самых свежих украшений, сотуар Lily Cluster — 240 круглых бриллиантов общим весом 1,53 карата в платине — вдохновлен рисунком 1940-х годов из архивов ювелирного дома и лишь назван в честь знаменитой закрепки: ДНК бренда угадывается скорее в традиционных мотивах цветов лилий, чем в подаче драгоценных камней. 

Просмотры: 437
Популярные материалы
1
Виктор Шалай: «Нужно или увольняться, или менять систему»
Директор Приморского музея им. В.К.Арсеньева рассказал нам о том, зачем возит во Владивосток коллекции из глубинки, о непростых управленческих решениях, самоокупаемости культуры, а также об особенностях исторической памяти на Дальнем Востоке.
10 декабря 2018
2
Неприкрытую порнографию не оправдать формальными исследованиями
Дети и подростки не должны быть изображены как сексуальные объекты.
12 декабря 2018
3
Михаил Пиотровский: «Все равно будем делать то, что считаем важным и нужным»
Генеральный директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России считает, что культуре необходима свобода, а музеям — автономность.
11 декабря 2018
4
Выставка «История интерьера. От барокко до минимализма» открывается в «Царицыно»
На ней воссоздадут интерьеры XIX века с фарфоровыми вазами и сервизами, а также представят переживающий ренессанс минимализм 1960-х.
13 декабря 2018
5
Музейные мечты сбываются
Станет ли Москва новой музейной столицей мира к 2020 году, размышляет директор «Гаража» Антон Белов в своей колонке для The Art Newspaper Russia.
10 декабря 2018
6
Эрмитаж, Третьяковку и балет — в регионы
В трех городах начали стремительно строить культурно-образовательные комплексы. Для этого был создан фонд «Национальное культурное наследие».
10 декабря 2018
7
Новогодние каникулы в Москве: куда пойти с детьми
Научный «Арт-эксперимент» в «Гараже», «Голландский Новый год» в усадьбе Кусково и другие праздничные мероприятия, которые будут интересны всем возрастам, начиная с самых маленьких.
13 декабря 2018
8
Здесь жила Муму и бывал Тургенев
В год 200-летия знаменитого писателя открылся его свежеотреставрированный дом-музей, заполненный новой мемориальной экспозицией.
11 декабря 2018
9
Бахрушинский музей откроет постоянную экспозицию, посвященную российской эстраде
Среди долгосрочных планов — создание музея эстрады, который может быть открыт в здании нынешнего кинотеатра «Пять звезд».
12 декабря 2018
10
Безупречно организованный разгром
В галерее JART открылась выставка Сергея Шеховцова «Погром». Несмотря на провокационность замысла, скандала на вернисаже не случилось. Хотя без стрельбы и не обошлось!
12 декабря 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru