The Art Newspaper Russia
Поиск

Годар и Триер убивают искусством

Сразу два великих режиссера — Жан-Люк Годар и Ларс фон Триер — представили на Каннском фестивале фильмы, обращенные к проблемам теории образа и художественного творчества

87-летний Жан-Люк Годар, 50 лет назад показавший в Каннах своего «Безумного Пьеро», кадр из которого стал афишей фестиваля, предлагает зрителю общение почти в академическом формате: его фильм, подобно лекции, продолжается 90 минут и называется «Книга образа». Книга разделена на части, но из их названий трудно сложить стройное оглавление: «Образы и слова», «Земля», «Освобождение», «Мораль и археология», «Счастливая Аравия». Видеоряд начинается с жеста. Рука с поднятым вверх указательным пальцем — это и менторский знак привлечения внимания, и символическое обозначение темы искусства, поскольку само слово «искусство» (art, ars, Kunst) в разных европейских языках этимологически связано со словом «рука». «Всего пять — чувств, континентов. Пять пальцев — это рука. Нам нужно научиться думать руками», — произносит за кадром хрипловатый голос автора. Нам всем нужно научиться искусству. То, что происходит на экране дальше, может показаться случайным нагромождением кинокадров и репродукций, цитат, риторических вопросов и музыкальных произведений. Годар действует, как археолог, предъявляя зрителю осколки произведений прошлого, объединенные не ради создания стройного нарратива, а, скорее, подчиненные общей теме, заявленной в названии главы.

Такая стратегия напоминает знаменитый проект «Мнемозина» немецкого историка искусства Аби Варбурга. Как и Варбург, Годар отдает себе отчет в опасности, которую могут представлять собой даже застывшие образы: «В акте репрезентации всегда есть насилие, хотя сама репрезентация несет в себе спокойствие». Возможно, поэтому он тоже предпочитает не открытые образы-цитаты, а, подобно Варбургу, стремится очистить их от пафоса, работая с формой — цветом, темпом, ритмом, разбивая на пиксели и видоизменяя изображение почти до неузнаваемости. Но действует все же не как ботаник, собирающий гербарий, а, скорее, как алхимик, на лабораторном столе которого кадры хроники капитуляции Германии встречаются с «Волшебной лампой Аладдина» Бориса Рыцарева. Благодаря таким встречам Годар дает возможность зрителю освободить поток ассоциаций, предлагая думать и творить вместе с ним, размышлять о взаимоотношениях слова и образа, европейской культуры и арабского Востока, но не оставаясь в плену словесных стереотипов, а отстраняя — или остраняя — их с помощью не поддающегося слову изображения. Именно такой подход дает возможность отвлечься от привычного оформления событий в нашем сознании. «Факты, — комментирует Годар, — это то, что происходит, и то, что не происходит. Я заинтересован в том, что не происходит».

Ларс фон Триер, в фильме которого многие зрители с удовольствием узнали цитаты из классической живописи, также обращается к истории искусства и теме репрезентации как насилия. И хотя можно говорить о сходстве с выбранной Годаром темой, стратегии двух авторов принципиально различны. Триер словно испытывает зрителя на прочность, предлагая ему визуализированные словесные метафоры. «Дом, который построил Джек» — история серийного убийцы, и в аннотации фильма говорится об «искусстве убивать» (the art of killing). В роли «художника» выступает Мэтт Диллон, и к концу фильма не остается сомнений в том, что этот персонаж — альтер эго режиссера.

Уже десять лет назад в короткометражке «Профессии», сделанной для каннского сборника «У каждого свой кинотеатр», Ларс фон Триер сыграл самого себя — режиссера, который на вопрос: «А что вы делаете?» — отвечает: «Убиваю» (“I kill people”). Напомню, вопрос задает критик, хвастающий своим социальным статусом и материальным положением — и, увы, ничего не понимающий в искусстве. Но если обычно критик «уничтожает» режиссера, то здесь режиссер отвечает критику, нанося удар первым. В общем, Триер на самом деле способен «сразить» зрителя и буквально, или, если оставаться в рамках противопоставления слова и образа, наглядно, демонстрирует это в своем фильме-автографе. В «Доме, который построил Джек» автограф расширен до парадного автопортрета.

Жертвами художника в прямом и переносном смысле становятся его семья, назойливая дама, алчная старушка, а также старый приятель и подельник, полицейский и слишком привлекательная блондинка. Все это именно убийства, но совершаемые подробно, срежиссированные тщательно и продуманно с эстетической точки зрения. Это дает возможность наиболее увлеченным зрителям обнаружить цитаты из классических произведений жанра, от «Молчания ягнят» до «Декстера», а самому режиссеру проводить провокационные аналогии с созданием произведения искусства. The art of killing — словно в рифму с Годаром Триер возвращает тему рукотворности, рук, действующих в согласии с воображением. Искусство требует жертв, и Джек-режиссер убивает все вокруг, в том числе самое дорогое. Все это буквально ради создания того самого фильма, который мы смотрим. Все это тоже метафора, снова шокирующе, буквально, наглядно предъявленная зрителю в сценах «уборки» после очередного преступления, съемки на Polaroid или в документальных образах насилия, которые тиражируют массмедиа. В финале дом Джека будет построен не по образу готического собора, конструкцию которого Ларс фон Триер объясняет в формате научного доклада, и не как модернистская постройка. Его дом не оформление пространства, а пластика, скульптура — из тел, сложенных в виде беседки и напоминающих работы Джеффа Кунса и Маурицио Каттелана одновременно. И в центре дома — черная дыра, подобная отверстиям-обманкам Аниша Капура, только у Ларса фон Триера она оказывается настоящей.

Современное искусство — это лишь продолжение образной системы прошлого, работа с визуальным наследием, поэтому в ряду цитат фильма не только Тициан, Боттичелли и Иоганн Тишбейн, но и портреты тиранов, страшные документальные снимки узников концлагерей. Бухенвальд рифмуется с Гете, а сцены Данте и Вергилия в аду поставлены по мотивам хрестоматийной картины Бугро, но переосмысляются в духе композиций группы AES+F. Нет, Триер не Данте, он другой — из наследия прошлого режиссер выбирает для современного зрителя то, что привлекает, волнует и пугает его сейчас больше всего — насилие.

В «Меланхолии» режиссер также обращался к теме художника. Там его альтер эго представляла Кирстен Данст. Ее героиня Жюстин была воплощением творческой личности, резонирующей с Меланхолией, но в то же время единственной, кто способен перед лицом грозящей катастрофы спасти своих близких — если не от смерти, то от страха, — и эту миссию настоящего художника режиссер подарил своей героине, в финале, кстати, тоже построившей беседку-вигвам. Шесть лет назад ситуация, сложившаяся вокруг этого фильма на Каннском фестивале, показала взаимопроникновение искусства и жизни. Подобно Жюстин в фильме, режиссер в реальной жизни оказался в положении изгоя: фестиваль объявил его персоной нон грата за неосторожные высказывания. Но награждение Кирстен Данст призом за лучшую женскую роль символически компенсировало эту ситуацию. Теперь Ларс фон Триер вернулся в Канны. В своем новом фильме он, кажется, еще более беспощаден и к зрителю, и к себе как автору. И никакой фестивальный приз не сможет поправить ситуацию: фильм демонстрируется вне конкурса. Но остается надежда на продолжение, ведь «Ад» — это только начало «Божественной комедии».

Материалы по теме
Просмотры: 5670
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
3
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
4
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
5
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
6
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
7
Турист отломил пальцы у скульптуры Кановы, когда делал селфи
Посетитель музея ухитрился беспрепятственно подойти к гипсовой модели знаменитой мраморной скульптуры Полины Бонапарт из коллекции Галереи Боргезе.
03 августа 2020
8
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
9
Сенат США: российские миллиардеры действовали на арт-рынке в обход санкций
Американские сенаторы называют торговлю искусством «самой большой легальной нерегулируемой отраслью экономики США» и рекомендуют повысить прозрачность и государственный контроль в этой сфере.
31 июля 2020
10
Теоретик без теории
В новой книге философ Борис Гройс на примере отдельных художников рассказывает об идеологии модернистов, а также об их сегодняшних последователях и антагонистах.
31 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru