The Art Newspaper Russia
Поиск

Заметки «прелестного мучителя»

Продолжается долгосрочный издательский проект: вышел в свет второй том дневника Константина Сомова. Редактор Павел Голубев настаивает: «В этой публикации нет ни одного умолчания, не сделано ни одной купюры»

Кратко содержание нынешнего тома мог бы изложить парижский знакомец художника Джеймс Джойс: «Невозможно поменять родину, но можно изменить сюжет». Пережив в Петрограде революцию и военный коммунизм, Константин Сомов не сомневался, что «сволочь хочет пакостить». Партнер художника Мефодий Лукьянов покинул Россию еще в 1919 году и обосновался во французской провинции, в Гранвиле. Осенью 1923-го Сомов был включен в оргкомитет Русской художественной выставки в США и в декабре навсегда покинул отечество. Его дневник весьма ценен как источник по истории этого предприятия: половина членов оргкомитета в СССР не вернулись, менеджеры выставки только что не судились, а на обратном пути пароход с экспонатами едва не утонул в Балтийском море — и кинорежиссер Александр Сокуров, может быть, вспомнил это происшествие в своей недавней «Франкофонии».

Разумеется, Сомов старался устроить свою судьбу. Выбирать следовало между Нью-Йорком, где жила семья его племянника, работавшего с Сергеем Рахманиновым, и Парижем, где поселились многие знакомые. Сомов трижды пересек Атлантику, прежде чем остался в Европе. Причины откроются внимательному читателю дневника. В США русскому художнику надо было искать мецената, что сделали Савелий Сорин и Николай Фешин; так поступил и бонвиван Николай Милиоти, который нашел миллионершу, но погорел на связи с горничной-афроамериканкой. Ухаживать, хвастаться и втираться в доверие Сомов не хотел. Единственным его американским заказом стал портрет Рахманинова для фирмы Steinway, с которой композитора связывал контракт. Дневник подробно фиксирует муки творчества: «Делал траву на портрете — не нравилось, впадал в отчаяние. Перед ужином задумал переделать лицо. Много ошибок — ни рисунок мой, ни этюд не могут дать мне точных размеров. Настроение отвратительное, ужасное. Чувствую провал». Другой контракт Сомова — создание костюмов для антрепризы Карсавиной и Владимирова. Он фиксировал в дневнике посещения музея «Карнавале», магазинов платья и тканей, иные этапы редкой своей сценической работы.

Этот дневник писал художник деталей. Творчество Сомова сравнивали с мастерами разных школ и эпох — я бы напомнил о придворном живописце Михае Зичи и его этюдах повседневности русских императоров, населенных аккуратными фигурками с акварельными головками.

Итак, Сомов остался во Франции и неплохо жил среди «громадного мухоедства» космополитического Парижа, но об этом — в следующих томах.

В заключение несколько слов о принципах издания. Павел Голубев проделал большой труд по расшифровке текста, некоторые фрагменты которого были вымараны Евгением Михайловым, племянником Сомова. Отсюда неизбежность публикаторских скобок-конъектур (они непременно оговариваются). В редчайших случаях интуиция, возможно, подводит редактора. Например, в записи от 19 марта 1925 года кратко пересказан сюжет постановки пьесы Юджина О’Нила «Страсти под вязами». Отношения Абби Патнэм и Эбина Кэбота описаны так: «Она, злодейка, его полюбила». Публикатор отдает предпочтение варианту «погубила», хотя, вероятнее, речь шла о роковой страсти женщины к пасынку, стоившей жизни ее младенцу.  

Материалы по теме
Просмотры: 2177
Популярные материалы
1
Венецианскую живопись от Тьеполо до Каналетто и Гварди покажут в ГМИИ им. А.С. Пушкина
Выставка станет первым опытом равнозначного совмещения русской коллекции и итальянской.
19 июля 2018
2
Музей может обидеть каждый
Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить.
16 июля 2018
3
Айке Шмидт: «Уффици изначально был задуман как универсальный музей»
Директор Галереи Уффици Айке Шмидт, первый иностранец на этом посту, рассказывает о внедренных им в легендарный музей новшествах и о том противодействии, которое они встречают.
16 июля 2018
4
Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры
Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей.
18 июля 2018
5
Дмитрий Цаплин: скульптор, не вписавшийся в эпоху
Дмитрий Цаплин имел больший успех в Европе, чем в СССР, а в наши дни его наследие стало жертвой криминала. После долгих мытарств уцелевшие работы оказались в Третьяковской галерее. Вопрос — надолго ли?
18 июля 2018
6
Искусство, которое заводится ключом
Осенью на Солянке для широкой публики откроется новый частный музей музыкальных инструментов и антикварных редкостей «Собрание», представляющий коллекцию бизнесмена и мецената Давида Якобашвили.
19 июля 2018
7
Десять часовен на острове
Ватикан на 16-й Архитектурной биеннале в Венеции выступил рачительным заказчиком и реализовал проекты архитекторов.
19 июля 2018
8
Фабрицио Плесси: «Я обладаю чувством потока, я текучий, подвижный, толерантный, открытый»
79-летний пионер медиаарта Фабрицио Плесси, выставки которого открыты сейчас в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, и в Венеции, может позволить себе критиковать и старое, и современное искусство. Подробности — в интервью TANR
17 июля 2018
9
Музеи Кремля отправят в Лондон «Военное» яйцо Фаберже с сюрпризом
Проект «Последний царь: кровь и революция», посвященный 100-летию со дня расстрела российской императорской семьи, представит лондонский Музей науки.
17 июля 2018
10
Биеннале современного искусства в квадрате
Четыре биеннале современного искусства нынешнего лета позволяют совершить кругосветное путешествие: Рига - Палермо - Берлин - Лос-Анджелес.
16 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru