The Art Newspaper Russia
Поиск

В Бутырской тюрьме могут сделать музей

В Общественной палате Российской Федерации обсудили перспективы превращения Московского следственного изолятора № 2, в просторечии «Бутырки», памятника истории и архитектуры XVIII столетия, в мемориальный музей

Тюрьма и воля – сообща-ющиеся сосуды», как сказала замечательная Галина Старовойтова в 1992 году, открывая в Бутырке (!) выставку современного искусства. О ней мы еще вспомним, но в любом случае использовать сегодня под тюрьму творение Матвея Казакова странно, если не сказать преступно. Что же касается музеев, открытых в бывших тюрьмах, то в этом ряду не только лондонский Тауэр и парижская Консьержери, но и Петропавловская крепость в Санкт-Петербурге, и сравнительно недавно открытый музей в Морской тюрьме в Таллине. Уместно напомнить и о грядущей музеефикации питерских Крестов.

Насчет Крестов. Решение о скором переводе СИЗО в новое место принято давно. Обсуждали даже, не разместить ли в печально знаменитых стенах часть экспозиции европейской биеннале современного искусства Manifesta, которая пройдет в Санкт-Петербурге в 2014 году. Это, увы, нереально: времени осталось мало. Однако тенденция налицо, и ситуация с Бутыркой ей не противоречит.

Дело это не ближайшего года или даже двух. Пока обсуждается, куда перевести из центра Москвы единственный оставшийся здесь следственный изолятор и сколько это будет стоить. Поскольку дебатируется вопрос уже несколько лет, цены выросли. Если сначала называлась сумма в 4,7 млрд руб., необходимых для строительства нового СИЗО в местах более или менее отдаленных, то сегодняшняя цена вопроса – 7 млрд.

Изыскать такие финансовые резервы непросто, но можно, если есть на то политическая воля. А она действительно есть. Заместитель начальника управления организации деятельности тюрем и СИЗО Игорь Веденяпин признается, что Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН), «как ни одна другая служба, заинтересована в том, чтобы построить и создать надлежащие условия для подозреваемых и обвиняемых. <...> Какие бы мы средства ни вкладывали в ремонтные работы, нам не удастся в полной мере приблизиться к европейским стандартам. Такие условия можно создать лишь при строительстве нового объекта». При расчетном наполнении следственного изолятора No 2 на 1847 мест здесь содержится под стражей более 2 тыс. человек. Так жить нельзя даже в тюрьме.

Тем более, что тюрьму – здание, точнее, комплекс зданий тоже жалко. Бутырский тюремный замок, подобных которому нет ни в одном из российских городов, построен великим архитектором по личному указу Екатерины II. Прежде на Бутырском хуторе стояла казарма Бутырского же гусарского полка. А острог, он и тогда был, но деревянный. И Южная башня была, в которой до самой казни в январе 1775 года содержался Емельян Пугачев. Существует письмо императрицы московскому генерал-губернатору Чернышеву, в котором Екатерина соглашается на возведение у Бутырской заставы вместо деревянного острога каменного губернского тюремного замка, и к посланию приложен план будущей тюрьмы.

Башен построили сначала три, в придачу к старой Пугачевской (бывшей Южной): Полицейскую, Северную и Часовую. Четыре корпуса соединили их в классическое каре, внутри – еще одно каре, поменьше, в центре все тот же Казаков возвел в 1782-м Покровскую церковь. Ее балконы на втором этаже были соединены коридорами со всеми корпусами, дабы заключенные могли присутствовать на службе. С улицы, впрочем, церковь не видна, как и сам замок, спрятанный за глухой стеной во дворе дома No 45 по Новослободской улице, на пересечении ее с Лесной. В постперестроечные времена храм увенчали новой главой взамен старой, снесенной при Советах. В 1879 году появились новые корпуса, в том числе главный, а самые старые здания надстроили третьим этажом. Замок менял названия, почти не меняя функции. С 1868-го он стал Центральной пересыльной тюрьмой, в последние годы XIX века был Московской центральной политической тюрьмой, где в большом количестве содержались революционеры. Лев Толстой навещал здесь в январе 1899-го надзирателя Виноградова и расспрашивал того о тюремном быте, чтобы достоверно изобразить его в Воскресении. Где-то после 1905-го сюда посадили Маяковского. В 1908 году в Бутырке продемонстрировал свой фокус Гарри Гудини, гастролировавший в Москве: запертый в железном «гробу», он умудрился выбраться оттуда без посторонней помощи. Об этом и многом другом рассказывают экспонаты музея Бутырки, существующего с 1971 года. Это маленькое заведение, и, чтобы попасть в него, достаточно подать заявку на посещение от юридического лица. Но не о таком музее идет речь, когда обсуждается будущее Бутырки. «Сегодня в России не хватает объектов культуры, которые помогали бы нам вырабатывать кратковременный и долговременный «инсулин» от тех или иных исторических событий», – заявил председатель Комиссии ОП по культуре Павел Пожигайло. С ним согласился координатор общественного движения «Архнадзор», тоже член Общественной палаты Константин Михайлов: «Никому не надо объяснять, какое влияние имели 1930–1950 годы на ход истории. Сколько людей, невинно осужденных, прошли через Бутырскую тюрьму. И мы понимаем, что в Москве не то что музея, но федерального центра изучения памяти об этих событиях, где мы могли бы узнать биографии пострадавших и героев, пополнить новой информацией семейную историю, поклониться памяти погибших, – нет. Есть отдельные институции – Музей ГУЛАГа и общество «Мемориал», а места, где все это было бы объединено, не существует. Идея его создания всегда находила понимание у властей. Но теперь, может быть, и не надо ничего специально строить: есть Бутырский замок, через который прошли сотни тысяч людей». Напомню имена некоторых. В годы «большого террора» здесь сидели Осип Мандельштам, Сергей Королев, Варлам Шаламов, Евгения Гинзбург, Александр Солженицын... В 1937–1938-м в камерах обитало до 170 человек, а всего в Бутырке тогда содержалось около 20 тыс. Бутырка – правильное место, чтобы почтить их память. Однако есть еще одна опасность, которую стоит иметь в виду. Как только СИЗО отсюда выедет, придут инвесторы. Или могут прийти. Еще в начале 1990-х на месте замка предлагали построить жилой квартал. Прожект оказался невыгодным, но он был. Угрожает ли сегодня что-то замку? Вряд ли. Как уже было сказано, Бутырская тюрьма под охраной. Пока.

Просмотры: 162
Популярные материалы
1
Власти Китая снесли пекинскую мастерскую Ай Вэйвэя
В этот момент там находились материалы и произведения художника.
08 августа 2018
2
В Вене проходит выставка немецкого концептуалиста Олафа Николая
Три институции — кунстхалле в Вене и немецком Билефельде и швейцарский Художественный музей в Санкт-Галлене — объединились, чтобы полномасштабно показать практики Олафа Николая (р. 1962), которыми он увлечен последние 20 лет.
08 августа 2018
3
Самые интересные перформансы выставки «Здесь и сейчас» в Центральном Манеже
Проект «Здесь и сейчас» — своеобразный альманах современного искусства столицы, важной частью которого стали перформансы. Мы выбрали семь из них, которые стоит посетить до 20 августа. Тем более что вход на выставку бесплатный.
10 августа 2018
4
Косметику, наряды и автопортреты Фриды Кало показывают в Лондоне
Не проходит и месяца, чтобы где-то по миру не открывалась выставка самой знаменитой мексиканки — Фриды Кало.
09 августа 2018
5
Art Berlin переезжает в бывший аэропорт Берлин-Темпельхоф
Запущенная в прошлом году ярмарка, в которой на этот раз примут участие более 120 галерей, проверит арт-рынок на прочность.
10 августа 2018
6
Реставраторы готовы спасти пострадавшую картину из нукусского музея
Полотном «Баба с ведрами» авангардиста Александра Шевченко, залитым водой, займутся специалисты ГМИИ им. А.С.Пушкина. Тем временем международный фонд друзей нукусского музея продолжает конфронтацию с его руководством.
10 августа 2018
7
Велозаезд Novikov Group и Danone
В Москве прошел масштабный велозаезд в поддержку здорового образа жизни.
08 августа 2018
8
Пожар уничтожил деревянную Успенскую церковь — символ Кондопоги
Власти Карелии предполагают, что восстановить один из самых знаменитых храмов Русского Севера поможет подготовленная к его реставрации документация.
10 августа 2018
9
Прокуратура Касселя прекратила расследование по делу о растрате средств Documenta
Прокурор не обнаружил признаков финансовых злоупотреблений. Исполнительный директор выставки Аннетте Куленкампф поддержала это решение.
13 августа 2018
10
В берлинском Фонде Ольбрихта проходит выставка-размышление о времени
Два десятка художников пытаются уловить время и определить, как мы его воспринимаем.
13 августа 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru