The Art Newspaper Russia
Поиск

Впервые на русском языке вышла книга популяризатора науки Марье Нурминен о картах мира разных эпох

Исследование о том, какими способами наши предки изображали обитаемую вселенную

Книга финской писательницы, популяризатора науки Марьё Т. Нурминен — об одном из изобразительных искусств. Правда, об особенном и не слишком продуманном в качестве такового. А ведь изображение Земли на карте, символичное не менее живописи или каллиграфии, — полноценное искусство. В этом легко убедиться, даже просто листая книгу: при обилии насыщенных текстов, она, по сути, все же альбом, полный репродукций карт разных эпох. Даже не умея расшифровывать их символический язык, нельзя не почувствовать: да это же волнующе красиво!

Искусство сложное, виртуозное, со своей эстетикой, своими условностями и традициями — недаром, как обращает наше внимание автор, существовали целые династии картографов (к одной из таких принадлежали, скажем, отец и сын Блау, которым посвящена целая глава), ведь прихотливое умение построения карт требовалось культивировать поколениями, передавать из рук в руки, впитывать с детства. Искусство, зависящее не только от научных достижений своего времени, но и от его эстетических установок, привычек, пристрастий и вообще вплетенное в культуру гораздо теснее, чем мы привыкли осознавать. 

Нурминен это осознает и берется прочитать историю карт ни больше ни меньше как в контексте всей истории мировой культуры, в том числе визуальной.

Как бы назвать это искусство, которое не тождественно же рационально выстроенной практике картографирования с ее утилитарными целями, не сводится к ней? По аналогии с той же каллиграфией — отчего бы не «каллигеографией»?
Подобно другим искусствам, каллигеография в разные эпохи, показывает автор, не просто давала своим зрителям цельный — и, конечно, пристраст­ный — образ мира («Мир, увиденный из Венеции» — это одна из глав книги — совсем не таков, каким он представал глазам картографов каталонских или португальских). Каллигеография не менее иных художеств брала на себя роль наставницы, путеводительницы не только в земных, но и в духовных странствиях (особенно усердствовали в этом карты по священной географии, служившие приложениями к ранним христианским книгам). И у истоков ее не зря стояли не только моряки, но и монахи: то был один из путей спасения души, один из способов удивленной, внимательной благодарности Творению и его Творцу. Не менее прочих художеств она была носительницей культурной памяти и межкультурных связей, передавая средневековой Европе влияние Древнего Рима, связывая ее с арабским миром. Она вообще была отчаянно идеологична, ничуть не уступая в этом самой литературе, повествуя своими средствами о власти, могуществе, славе, работая как орудие пропаганды. Споря с картинами, коврами, скульптурами и драгоценностями, карты, особенно карты мира, в Голландии XVII века во дворцах знати и в богатых буржуазных домах стали предметами роскоши.

В созревании картографического искусства Нурминен выделяет шесть этапов, о каждом — своя часть книги (точнее, пять частей и послесловие). При этом она прослеживает еще и постепенный выход каллигео­графии из статуса явного искусства и превращение ее в инструмент науки, забывших свою эстетическую компоненту. Повествование обрывается, дойдя до XIX века. Дальше никаких чудес и красот — чистая наука и техника. Но читателя, уже воспитавшего свой глаз разглядыванием заполняющих этот альбом карт, не проведешь. Он-то знает: это прежде всего красиво. 

Просмотры: 2078
Популярные материалы
1
Марсель Дюшан: «Я хотел найти точку безразличия»
Мы публикуем на русском языке отрывки из уникального телевизионного интервью Марселя Дюшана, которое он дал ведущей Джоан Бейквелл в прямом эфире телеканала ВВС 5 июня 1968 года. Это было 50 лет назад, за несколько месяцев до кончины художника
13 июля 2018
2
Ричард Армстронг: «Управляю всеми, как марионетками»
Директор Музея и Фонда Соломона Р. Гуггенхайма полагает, что не надо потакать тяге публики к разного рода околомузейным развлечениям
12 июля 2018
3
Монарший жемчуг из Музеев Катара в Историческом музее
Экспозицию выставки «Жемчуг: сокровища морей и рек» с изделиями ювелирного и прикладного искусства дополняют разделы о происхождении жемчуга и истории его мирового промысла.
10 июля 2018
4
Коллекция Костаки снова в авангарде
Выставка «Салоники. Коллекция Костаки. Рестарт» отмечает рождение нового Музея модернизма и исследовательского центра, посвященного русскому авангарду.
09 июля 2018
5
ВДНХ: эпоха реставрации
Выставочному комплексу вернули старое имя, но главное — ему пытаются вернуть прежний дух и одновременно найти новое применение историческим павильонам. Подробности грандиозной реставрации и реконструкции — в нашем репортаже.
09 июля 2018
6
Могут ли музеи показывать работы художников, которые подозреваются в сексуальном насилии?
Движение против харассмента набирает обороты, и американские музеи все чаще терзаются вопросами морально-этического характера
11 июля 2018
7
Российский предприниматель Владимир Щербаков подал иск против швейцарского арт-дилера
В Женеве началось следствие по уголовному делу о продажах по завышенным ценам десятков произведений искусства, в том числе Пикассо и Матисса, в ходе которых посредник присвоил €38 млн.
13 июля 2018
8
Где Рубенс, там и барокко
Антверпен начал отмечать год великого фламандца и его эпохи. С июня и до конца января здесь проходят десятки мероприятий, посвященных художнику и его влиянию на искусство трех последующих столетий
10 июля 2018
9
Новые станции московского метро: типовое против художественного
Московское метро стремительно растет, новые станции и ветки открываются одна за другой. Их архитектура и стилистика пытаются продолжить традицию метро как общественного пространства с художественным содержанием
12 июля 2018
10
Виртуальные нимфы поселились в «Холодной ванне» в Павловске
Там, где некогда омывалась императрица Мария Федоровна, теперь плещутся мультимедийные купальщицы художника Александра Райхштейна — смелое для российского музея решение.
09 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru