The Art Newspaper Russia
Поиск

Великий импрессионист оказался выдающимся коллекционером

Клод Моне покупал картины друзей-художников у них самих, их маршанов и наследников

Мало кто знает, что Клод Моне (1840–1926) был еще и азартным коллекционером. Но эту часть жизни он скрывал от посторонних глаз. В его доме в Живерни на виду были лишь японские гравюры. Картины же, которыми он дорожил и на которые не жалел денег, висели в его спальне. «Просто я эгоист, и моя коллекция предназначена исключительно для меня и нескольких друзей», — говорил художник. Информацию о коллекции кураторам пришлось собирать по крупицам, и история эта сродни детективной. Единственная инвентарная опись, составленная нотариусом после смерти художника, сгорела вместе с архивами нормандской коммуны Лез-Андели в 1940 году. А единственный наследник, старший сын Мишель Моне, получивший после смерти отца искусства и имущества на сумму не менее 5 млн франков, распродал все, что представляло ценность. Картины Камиля Коро, Огюста Ренуара, Поля Сезанна разошлись еще до Второй мировой и на годы вперед оплатили ему затратное увлечение африканским сафари. А все, что осталось: картины самого Моне и небольшие портреты отца и матери кисти Ренуара, — бездетный сын передал Музею Мармоттана.

Отправной точкой коллекции считается портрет-шарж Моне (1859–1861) Шарля Мари Луйе. Они учились вместе в Гавре и по молодости зарабатывали карикатурами. Он стал первым в собрании портретов Моне.

С 1859 по 1889 год коллекция пополнялась главным образом за счет подарков. Пока он начинающий художник, а вместе с женой Камиллой они красивая пара. Их пишут и им дарят. Рассказывают, что как-то вечером Ренуар заскочил в Аржантёй к своему доброму приятелю Клоду, а там в саду Камилла играла с сыном — и он не удержался, взял краски и кисти друга, набросал их портрет и подарил хозяину дома («Мадам Моне с сыном», 1874). И это едва ли не единственная вещь Ренуара, за которую Моне не заплатил ни франка. Начиная с 1890-х у Моне появляются серьезные американские покупатели, его картины быстро растут в цене — и он приобретет как минимум пять важных работ своего друга. За «Мечеть. Арабский праздник» (1881) выложил не менее 10 тыс. франков парижским маршанам! Моне часто видели на предаукционных выставках в Париже, но никогда в зале на торгах: покупки он передоверял.

Поль Сезанн еще один любимый художник уже состоявшегося Моне-коллекционера. Есть история о том, как он выудил Сезанна у «папаши Мартена» — маршана, торговавшего импрессионистами. За свой пейзаж Моне хотел 100 франков, но у Мартена было только 50, и недостающее покрыл один Сезанн. Самой же знаменитой картиной Сезанна у Моне был «Негр Сципион».

Обменивался Моне и с Огюстом Роденом. Своему другу он подарил пейзаж Бель-Иля, а тот ему — бронзу «Молодая мать в пещере».

Но большая часть собрания — приобретения. Начиная с 1900 года картины художнику поставляли такие зубры арт-рынка, как Поль Дюран-Рюэль и Амбруаз Воллар.

Так, благодаря Дюран-Рюэлю он выкупил несколько портретов детей его второй супруги. Ее первый муж, некогда успешный коммерсант и коллекционер Эрне Ошеде, заказывал портреты их шестерых детей самым модным художникам, но в итоге продал коллекцию за долги. Моне задался целью вернуть хотя бы часть своих работ из этого числа. На парижскую выставку из Национального музея европейского искусства в Токио приедет «Мальчик в цветах» (1876) — портрет пасынка художника, Жака Ошеде.


Музей Мармоттан-Моне
Моне-коллекционер
14 сентября – 14 января 2018

Просмотры: 3344
Популярные материалы
1
Поможем друг другу
Директор Третьяковки Зельфира Трегулова — о том, зачем программа лояльности «Друг Третьяковской галереи» нужна не только посетителям, но и самому музею.
15 сентября 2017
2
Картину Василия Кандинского привезут в Москву на один день
Топ-лот ноябрьского аукциона импрессионизма и модернизма Christie's покажут в фонде IN ARTIBUS.
15 сентября 2017
3
От Караваджо до Жерома
В лаборатории научной реставрации станковой живописи Эрмитажа завершили работу над «Юношей с лютней» Караваджо. Удалены все позднейшие записи и правки, кроме существенной детали картины — струн на лютне.
19 сентября 2017
4
Принуждение к технологиям
В здании Новой Третьяковки на Крымском Валу открылся основной проект 7-й Московской биеннале современного искусства. «Заоблачные леса» — это аккуратное, вежливое высказывание на ряд общих тем, но откровением выставка не стала, считает наш обозреватель Мария Семендяева.
19 сентября 2017
5
Ахмад Киаростами: «Мой отец умел превращать придуманное в подлинное»
На фестивале The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL показали «24 кадра» — один из самых интересных фильмов года. Это последняя работа великого иранского режиссера Аббаса Киаростами, которую завершил его сын Ахмад.
19 сентября 2017
6
Джульетт Бингхэм: «Выставка Кабаковых улучшает мир и дает нам шанс на надежду»
Куратор выставки Ильи и Эмилии Кабаковых в Тейт Модерн «В будущее возьмут не всех» рассказала о подготовке ретроспективы, которая откроется 18 октября в Лондоне.
18 сентября 2017
7
От дома — к музею
Первый директор музея в доме Мельникова представил первые итоги исследовательской работы. Меняют ли они наш взгляд на этот архитектурный шедевр?
15 сентября 2017
8
Вена опять выстреливает современным искусством
Венская ярмарка современного искусства viennacontemporary известна своей благосклонностью к галереям-дебютанткам и начинающим художникам. На этот раз в центре внимания окажутся послевоенное венгерское искусство и молодые австрийские художники.
18 сентября 2017
9
Как Калашников завоевал мир искусства
Сегодня, в День оружейника, в Москве торжественно открыли памятник Михаилу Калашникову, выполненный скульптором Салаватом Щербаковым. TANR вспоминает, кого из художников и дизайнеров вдохновило созданное конструктором оружие.
19 сентября 2017
10
Кевин Спейси сыграет Жана Пола Гетти
Фильм будет посвящен трагической истории похищения внука знаменитого миллиардера и филантропа.
19 сентября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru