The Art Newspaper Russia
Поиск

Ротшильды: не только богатые, но и щедрые

История Ротшильдов как полтора столетия щедрости: новый трехтомник описывает захватывающие отношения с искусством знаменитой банкирской династии

Семья Ротшильдов вышла из узкого мирка еврейского квартала во Франкфурте и превратилась в главных мировых банкиров XIX века. Вслед за сменой статуса последовали вложения в искусство — заявка на появление новой европейской династии.

Джеймс де Ротшильд (1792–1868), основатель ее французской ветви, участвовал в модернизации Франции, помогая делать Париж финансовой столицей Европы. Четыре его брата основали филиалы семейного бизнеса во Франкфурте, Лондоне, Вене и Неаполе, но лишь Джеймс — образец характерного для Ротшильдов сочетания коллекционера, филантропа и благотворителя, описанного в книге Les Rothschild: une Dynastie de Mécènes en France, 1873–2016 («Ротшильды: династия меценатов во Франции, 1873–2016»).

В этом трехтомном исследовании, составленном под руководством Полин Прево-Марсиласи, группа ученых проанализировала значение 20 тыс. произведений искусства (картины, рукописи, книги, археологические памятники), подаренных Ротшильдами с 1873 по 2006 год более чем 200 французским институциям, вплоть до пожертвования Эли Ротшильда (в 1980 году он передал в Центр Жоржа Помпиду работу Иоланды Фиевр (1961) «Праздник для забытья»). Щедрые дары семьи получали Лувр и Национальная библиотека — свидетельство желания Ротшильдов отождествлять себя, как выразился сын Джеймса Альфонс, с «нацией, к которой я имею счастье принадлежать».

Ротшильды были важной силой в создании региональных музеев и развитии просвещения в сфере искусства. Причем женщины семейства не отставали от мужчин, становясь крупными коллекционерами и филантропами — от Шарлотты (1825–1899) до Аликс (1911–1987) и Беатрис Розенберг, дочери французского банкира и мецената Алена де Ротшильда. В частности, в 1890 году Шарлотта передала в дар Музею Клюни уникальную коллекцию еврейских предметов религиозного назначения.

Беспрецедентная щедрость четырех поколений семьи принимала разные формы: подарки, создание коллекций, денежные пожертвования для улаживания налоговых споров, завещания, заказы государственным учреждениям, помощь в покупке произведений, финансирование археологических раскопок, а также поддержка приобретения Лувром новых экспонатов.

Архив Ротшильдов в Лондоне и Национальный архив в Париже — главные источники перечней, писем, фотографий и прочих документов, рассматриваемых в трехтомнике наряду с произведениями искусства. Каждый раздел посвящен одному из Ротшильдов, его коллекции и благотворительной деятельности; начинается с краткой биографии, за которой следуют очерки, написанные специалистами. В них раскрывается не только личность и особенности представителей знаменитой династии, но и специфика арт-рынка их эпохи, а также личности дилеров, на коих они полагались.

Один из томов посвящен Эдмону (1845–1934), сыну Джеймса де Ротшильда, самому эрудированному и авторитетному из всех Ротшильдов-коллекционеров, чьи пожертвования преобразили национальные собрания еще при его жизни. Четырнадцать очерков здесь посвящены так называемому Музею гравюры (Musée de la gravure) в Лувре: его формированию, содержанию, богатствам и устройству.

Брат Эдмона Альфонс (1827–1905) в первых двух томах предстает перед нами совсем иной личностью. Общественный деятель и финансист, унаследовавший от брата французскую банковскую империю Ротшильдов, он, благодаря браку с двоюродной сестрой Леонорой, сохранил тесные связи с английской ветвью семьи. Альфонс показан здесь как покровитель современного искусства, ныне находящегося в региональных музеях Франции. Его считают меценатом Камиллы Клодель и спонсором публичных выставок; он стал образцом для частных коллекционеров благодаря участию в общественной жизни в эпоху ярко выраженного антисемитизма, вылившегося в «дело Дрейфуса» (1894).

Коллекция из примерно 1,5 тыс. работ европейских ювелиров, собранная Адольфом Карлом фон Ротшильдом (1823–1900) и переданная им по завещанию Лувру и Клюни, подробно изучена Филиппом Мальгуайром и Элизабет Антуан-Кениг. «Самыми лучшими и ценными» Адольф считал восхитительные изделия из самшитового дерева с миниатюрной резьбой. «Они хранились отдельно от других его коллекций в курительной комнате парижского дома».

Коллекционерский вкус Адольфа был близок его английскому кузену Фердинанду (1839–1898), чье наследие в 1897 году поступило в Британский музей. Братья отождествляли себя с меценатами эпохи Возрождения, считая филантропию способом вхождения в жизнь стран, гражданство которых они приняли. Забота Ротшильдов о том, чтобы их частные коллекции влились в национальную историю и служили просвещению общества, лейтмотивом звучит в каждом из трех томов.

 

Pauline Prévost-Marcilhacy, Marc Bascou, Marianne Grivel, Isabelle Le Masne de Chermont and Pascal Torres. Les Rothschild: une Dynastie de Mécènes en France, 1873–2016. Somogy Editions d’Art. В 3-х тт. 1112 с. €290 (твердая обложка, в футляре). На французском языке

Просмотры: 1142
Популярные материалы
1
Поможем друг другу
Директор Третьяковки Зельфира Трегулова — о том, зачем программа лояльности «Друг Третьяковской галереи» нужна не только посетителям, но и самому музею.
15 сентября 2017
2
Картину Василия Кандинского привезут в Москву на один день
Топ-лот ноябрьского аукциона импрессионизма и модернизма Christie's покажут в фонде IN ARTIBUS.
15 сентября 2017
3
От Караваджо до Жерома
В лаборатории научной реставрации станковой живописи Эрмитажа завершили работу над «Юношей с лютней» Караваджо. Удалены все позднейшие записи и правки, кроме существенной детали картины — струн на лютне.
19 сентября 2017
4
Принуждение к технологиям
В здании Новой Третьяковки на Крымском Валу открылся основной проект 7-й Московской биеннале современного искусства. «Заоблачные леса» — это аккуратное, вежливое высказывание на ряд общих тем, но откровением выставка не стала, считает наш обозреватель Мария Семендяева.
19 сентября 2017
5
Ахмад Киаростами: «Мой отец умел превращать придуманное в подлинное»
На фестивале The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL показали «24 кадра» — один из самых интересных фильмов года. Это последняя работа великого иранского режиссера Аббаса Киаростами, которую завершил его сын Ахмад.
19 сентября 2017
6
Джульетт Бингхэм: «Выставка Кабаковых улучшает мир и дает нам шанс на надежду»
Куратор выставки Ильи и Эмилии Кабаковых в Тейт Модерн «В будущее возьмут не всех» рассказала о подготовке ретроспективы, которая откроется 18 октября в Лондоне.
18 сентября 2017
7
От дома — к музею
Первый директор музея в доме Мельникова представил первые итоги исследовательской работы. Меняют ли они наш взгляд на этот архитектурный шедевр?
15 сентября 2017
8
Вена опять выстреливает современным искусством
Венская ярмарка современного искусства viennacontemporary известна своей благосклонностью к галереям-дебютанткам и начинающим художникам. На этот раз в центре внимания окажутся послевоенное венгерское искусство и молодые австрийские художники.
18 сентября 2017
9
Как Калашников завоевал мир искусства
Сегодня, в День оружейника, в Москве торжественно открыли памятник Михаилу Калашникову, выполненный скульптором Салаватом Щербаковым. TANR вспоминает, кого из художников и дизайнеров вдохновило созданное конструктором оружие.
19 сентября 2017
10
Кевин Спейси сыграет Жана Пола Гетти
Фильм будет посвящен трагической истории похищения внука знаменитого миллиардера и филантропа.
19 сентября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru