The Art Newspaper Russia
Поиск

Компьютерная игра признана искусством

Новаторская научная монография объясняет, что компьютерные игры - это синтез разных визуальных искусств

Новая книга «Видеоигры: общая проблематика, страницы истории, опыт интерпретации», выпущенная Институтом искусствознания, вводит форму досуга, ставшую привычной, в строгий академический контекст.

«Компьютерная игра, — пишет Мария Каманкина, одна из немногих искусствоведов, которые заметили и оценили этот новый, небывалый вид искусства во всей его серьезности, — имеет двойственную природу: с одной стороны, это свод игровых правил, с другой — мир, обширный и тщательно проработанный, создающийся как синтетическое мультимедийное произведение. Чтобы создать его, привлекаются средства различных видов искусства. Над игрой работают художники разных специальностей: концепт-художник придумывает, как должен выглядеть мир игры, художник с архитектурным образованием прорабатывает каркас игры, геометрию уровней, их оформляют художники по текстурам и освещению. Другие группы художников работают над существами, населяющими мир, и их анимацией, наполняют игру предметами, создают игровой интерфейс». И это далеко не всё.

В итоге получается живое целое! Тут, кажется, позавидует сам кинематограф, тем более что и он в рождении этого целого — лишь одно из служебных искусств-источников, объединяющих силы ради того, чтобы вырастить очередной из бесчисленного множества игровых миров.

Исследование, посвященное такому сложно устроенному искусству, поневоле должно быть комплексным. В книге Марии Каманкиной мы найдем не только эстетический анализ видеоигр, но и социологический, психологический, даже, так сказать, историко-технический, захватывающий и ту архаическую их предысторию, когда они еще не были видеоиграми и имели текстовой облик. Но самое интригующее все же — это попытка ответить на вопрос, что представляют собой игры как визуальное искусство. Или лучше во множественном числе — визуальные искусства?

Зрительный облик игровых миров, конечно, диктуется задачами игры, но не ими одними. Например, у моделирования чувственно воспринимаемой реальности в видеоиграх, помимо жанровой, есть и культурная специфика. Никакой глобализации не отменить того, что в играх разных культур — разная колористика и пластика, разные преобладающие образы, не говоря уже о жанровых и тематических предпочтениях. Скажем, во Франции «особое развитие» получило одно из направлений квеста — edutainment (education + entertainment, англ. «образование + развлечение»). «Материал для образовательной игры собирался скрупулезно, как для научного труда. Если квест был посвящен такой популярной во французской культуре теме, как Египет, его разработчики не довольствовались посещением Лувра, а выезжали в эту страну и изучали материал на месте», — пишет автор. А у немцев, оказывается, есть «национальная программа по подавлению агрессивности и существует самый высокий уровень запрета на насилие в играх». Этика в Германии напрямую мать эстетики — там нарочно разрабатывают компьютерные стратегии, для которых «характерна неземная красота, необычайная жизнерадостность и яркость красок».

Внимание в книге обращается и еще на одну черту, свидетельствующую, на мой взгляд, о том, что видеоигры, несмотря на свою уже невероятную, казалось бы, продвинутость, — очень молодое искусство. Да, оно рвется прочь от реальности и создает собственные — но и жадно осваивает свои возможности имитировать первую, как бы единственную (так полтора века назад удивлялась своим возможностям в этой области фотография).

Эта черта — тщательный, скрупулезный, пуще фотографического, хлеще кинематографического реализм, даже натурализм, сколь бы фантастичные ситуации ни изображались. Те же французские разработчики египетских квестов, например, изучив свой материал в его аутентичных контекстах, затем воссоздавали его с предельной достоверностью, «вплоть до точных цветовых оттенков того или иного артефакта». А уж как без этого в играх-симуляторах, дающих возможность, «например, полетать на старых моделях» самолетов или «поучаствовать в сражениях Первой мировой войны»? Там не только воссоздаваемые машины, но все вообще должно быть по требованию самого жанра так достоверно, что чуть ли не реальнее самой реальности. Если дым паровоза — то густой, черный и маслянистый.

Каманкина ставит видеоигры в ряд почтенных, с давним и высоким культурным статусом изобразительных искусств — на равных правах. Для понимания их устройства она привлекает опыт живописи (от импрессионистов до Ильи Кабакова, но ряд открыт в обе стороны) и даже принципы организации храмового пространства, поскольку усматривает у пространства игрового и близкое родство с ним, и в некоторых отношениях общность задач. Вот тут разговора — на целую отдельную монографию. Хочется надеяться, что мы об этом еще почитаем.

Просмотры: 1002
Популярные материалы
1
Музеи не хотят становиться «сферой услуг»
Союз музеев России против приравнивания их деятельности к оказанию услуг по организации отдыха и развлечений. Соответствующее заявление — ответ на действующие законы и законодательные инициативы.
21 ноября 2017
2
В Хорватии найдена могила музы Эгона Шиле Валли Нойциль
Место захоронения превратят в памятник юной модели и возлюбленной художника. «Портрет Валли» известен как «австрийская „Мона Лиза“» и в свое время стал причиной длительного судебного разбирательства.
22 ноября 2017
3
Коллекционер Долорес Томас Сильвестре подарила России 58 картин
Основательница испанского Фонда Сурикова передала в Музейный фонд Российской Федерации произведения художников XX века.
23 ноября 2017
4
Александра Шатских: «Половина публики стоит перед „Черным квадратом“ и думает, что ее дурачат»
Куратор выставки «Казимир Малевич. Не только „Черный квадрат“» в павильоне «Рабочий и колхозница» рассказала TANR, где у супрематиста искать импрессионизм и диалог с Рембрандтом.
23 ноября 2017
5
Christie’s объявил о начале предаукционного тура коллекции Рокфеллеров
Торги обещают стать крупнейшим событием в аукционной истории, а выручка будет направлена на поддержку десяти благотворительных организаций.
21 ноября 2017
6
Азиатские коллекционеры сделали кассу Christie’s и Sotheby’s
Завершилась неделя аукционов импрессионизма, модернизма и современного искусства в Нью-Йорке. Вспоминаем самые важные продажи этой серии торгов, помимо рекорда в $450,3 млн за картину Леонардо да Винчи.
21 ноября 2017
7
Первый шедевр Гауди в Барселоне открылся для посетителей
Дом, построенный архитектором по заказу биржевого маклера Мануэля Висенса, открылся после реставрации. Проект профинансировал андоррский банк MoraBanc, который приобрел здание три года назад.
20 ноября 2017
8
Дом Рубенса в Антверпене раскрывает секрет шедевра Тициана из частной коллекции
Несколько веков портрет загадочной молодой женщины и маленькой девочки скрывался под изображением «Святого Тобиаса и ангела», написанным поверх него сразу после смерти художника.
23 ноября 2017
9
Коллекционер Георгий Апазидис: «Зверев был по-библейски незащищенным человеком»
Об Анатолии Звереве и коллекционировании икон с TANR поговорил Георгий Апазидис, сын Димитрия Апазидиса, коллекционера работ Зверева и друга Георгия Костаки.
21 ноября 2017
10
О призраках, рыцарях, театре и политике
О новой выставке в музее-заповеднике «Царицыно», посвященной «готическому вкусу» и императору Павлу I, рассказал ее куратор Сергей Хачатуров.
20 ноября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru