The Art Newspaper Russia
Поиск

ИНИОН восстает из пепла

Под давлением профессионального сообщества Москомархитектура согласовала проект восстановления сгоревшей библиотеки Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) в оригинальных формах.Впервые государство решилось на такую реставрацию знакового здания брежневского модернизма

Проект восстановления библиотеки Института научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН) на Нахимовском проспекте согласован 9 июня 2017 года, о чем сообщил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Восстановление библиотеки, образца брежневского модернизма (построена в 1974 году), может стать прецедентом и подтвердить статус архитектуры этого периода как достойной сохранения и изучения. Именно таким же драматическим путем, с разным успехом балансируя на грани уничтожения, добивался признания конструктивизм. Исход истории с библиотекой тем более важен, что впереди реконструкция самого известного здания брежневского модернизма — Центрального дома художника, назначенная на 2020 год.

Напомним, что пожар в библиотеке ИНИОН, начавшийся 30 января 2015 года из-за замыкания в проводке, смогли потушить только на следующий день. Выгорел весь третий этаж, обрушилась кровля в правом крыле здания. До книгохранилища на первом этаже огонь не добрался, но значительная часть фонда пострадала от воды, которой пожарные сбивали пламя. Сразу после пожара пошли слухи о том, что сгоревшую постройку не только не планируют воссоздавать, но и хотят отдать эту территорию под коммерческую застройку. Опасаясь подобного исхода, в феврале 2015 года более 600 представителей архитектурного сообщества направили премьер-министру России Дмитрию Медведеву письмо, в котором призывали восстановить здание библиотеки по оригинальному проекту архитектора Якова Белопольского.

Новая волна возмущения поднялась в июле 2016 года после того, как малоизвестное ООО «Гипрокон» провело конкурс на разработку архитектурной концепции восстановления. По результатам конкурса было представлено 14 проектов.

Ознакомившись с ними, Московской союз архитекторов в открытом письме заявил, что «реализация любого из них приведет к непоправимому искажению первоначального облика выдающегося произведения советского модернизма, не решит функциональных проблем института и библиотеки, а также не раскроет потенциал территории ИНИОН РАН как важного ресурса для развития общественных пространств Юго-Запада столицы».

Работу над проектом библиотеки ИНИОН народный архитектор СССР Яков Белопольский (1916–1993) начал в 1960 году. К тому времени он в соавторстве с Евгением Вучетичем уже создал мемориальный комплекс с монументом «Воин-освободитель» в берлинском Трептов-парке (1949) и мемориальный ансамбль героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане в Волгограде (1958), за что получил в 1950 году Сталинскую и в 1970-м Ленинскую премии. Он же построил в 1952–1953 годах дом преподавателей МГУ — первую жилую «сталинку» на юго-западе Москвы. В этом же районе в конце 1950-х — начале 1960-х будут экспериментировать с массовой жилой застройкой, а еще спустя десять лет, отказавшись от создания второго административного центра столицы, возведут целый ряд научно-исследовательских институтов, ансамбль которых в 1974 году дополнит здание ИНИОН.

Протяженное и низкое, на фоне двух многоэтажных пластин НИИ, здание библиотеки Белопольский разделил на три этажа. Первые два, скрытые за массивным основанием, были отданы под книгохранилище и научные кабинеты. На третьем этаже, нависающем над остальными и визуально более легком из-за ленточного остекления, находился разделенный прозрачными перегородками просторный читальный зал, светлый благодаря большому количеству зенитных фонарей, вырезанных в сплошной плите кровли. Окружающий ИНИОН парк был отделен от проезжей части улицы Красикова (сейчас Нахимовский проспект) длинным прямоугольным бассейном. Через него Белопольский перебросил мост к главному входу библиотеки. Архитектурные критики Анна Броновицкая и Николай Малинин в своей книге «Москва: архитектура советского модернизма. 1955–1991» отмечают, что бассейн выполнял сразу несколько функций. В частности, он нивелировал перепад уровней между улицей и пониженным участком строительства и был задействован в системе кондиционирования здания. Кроме того, ему отводилась важная эстетическая роль: в глади его воды отражалась архитектура, а когда включали фонтаны, верхняя часть здания казалась парящей.

Утвержденный и скорректированный под давлением архсообщества проект того же ООО «Гипрокон» воссоздает архитектуру здания, предлагая замену каркаса на монолитный железобетон. Зато, как сообщили в Москомархитектуре, внутренняя часть двора будет облицована натуральным камнем, «что не было сделано изначально по причине недостатка средств». В соответствии с современными задачами изменится и внутренняя планировка библиотеки, которая вдобавок будет включать информационный и аналитический центр РАН.

Евгений Асс, руководитель проектного бюро «Архитекторы Асс», ректор школы МАРШ и один из рецензентов проекта восстановления библиотеки ИНИОН, в комментарии TANR назвал итоговую концепцию «единственно приемлемой в текущей ситуации». «В целом проект сделан в высшей степени корректно. Есть некоторые изменения, связанные с неминуемым усовершенствованием современных технологий, например, кондиционирования. Но все они не повлияли на основные пространственные и формальные характеристики исторического здания», — отметил он. Минусом предложенной концепции архитектор назвал решение отказаться от использования материалов, из которых здание ИНИОН было создано. Кроме того, он сообщил, что из итогового проекта не ясно, сохранится ли исторический бассейн у здания. «Бассейн и мост через него являются ключевой композиционной и смысловой составляющей комплекса. В том альбоме, который был у меня на рецензии, сохранение бассейна не подразумевалось, это пространство, судя по всему, хотят засадить травой. Еще одна проблема, на которую стоит обратить внимание, — это витражи. Современные системы остекления совсем не похожи на исторические, и я об этом тоже написал в рецензии. Важно попытаться сохранить ритм остекления, его характер», — сказал Асс.

Сергей Чобан, руководитель архитектурного бюро SPEECH, также заявил, что проект восстановления библиотеки ИНИОН сделан «на доста­точно высоком уровне». При этом он отметил, что отдельные знаковые постройки эпохи модернизма достойны охранного статуса и без подобной поддержки рискуют быть утраченными. «Центральный дом художника, МХАТ им. Горького, здание ИТАР-ТАСС, Кремлевский дворец съездов, вы­сотки-„книжки“ Но­вого Арбата и здание СЭВ, МДМ на „Фрунзенской“ и комплекс зданий РАН — лишь некоторые из объектов этой эпохи, которые приходят на ум», — сказал Чобан.
Архитектурный критик и куратор Елена Гонсалес в беседе с TANR назвала отсутствие у государства каких бы то ни было охранных обязательств одной из основных проблем сохранения архитектуры советского модернизма. «Единственным зданием, сопоставимым с библиотекой ИНИОН по значению и ценности и признанным выявленным объектом культурного наследия, на сегодняшний день остается Дворец пионеров на Ленинских горах. Остальные похожие дома, которых в Москве, к слову, осталось не так уж много, ничем не защищены. Вы не представляете, чего стоило, учитывая липовый, по сути, тендер, убедить выигравшую его компанию восстановить исторический облик здания библиотеки ИНИОН! После высказанных предложений снести его остатки только созданный архитектурным кругом общественный резонанс позволил не допустить этого», — сказала она.

По словам Гонсалес, похожая ситуация в столице происходит и с районными кинотеатрами, реновацией которых занимается девелоперская компания ADG Group. В сети из 39 исторических построек статус объекта культурного наследия регионального значения имеет только кинотеатр «Родина» — памятник постконструктивизма, созданный в 1938 году Яковом Корнфельдом и Виктором Калмыковым и серьезно пострадавший от пожара в 2003 году. Зданию в ходе реставрации обещают вернуть прежний вид.

«Конечно, не все районные кинотеатры имеют одинаковую ценность. Но среди них есть безусловно ценные. Например, кинотеатр „Первомайский“ — чистый образец модернистской архитектуры, идеально вписанный в контекст застройки. Оценкой архитектуры этих зданий, судя по всему, никто не занимался, хотя пиар-кампания ADG Group целиком и полностью строилась на декларации культурных и социальных общественных интересов», — подчеркнула Елена Гонсалес.

Оригинальную идею возрождения здания брежневской эпохи предложили архитектор Рем Колхас и его бюро ОМА/АМО для Музея современного искусства «Гараж». Концепция реконструкции павильона советского ресторана «Времена года», построенного в 1968 году в Парке Горького, подразумевала минимальные изменения в оригинальной структуре здания, а также сохранение уцелевших декоративных материалов советского периода: плитки, мозаики и кирпича.

Можно надеяться, что так же внимательно подойдут реконструкторы и к зданию Центрального дома художника на Крымском Валу. Несмотря на то что детали проекта не афишируются, директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова заверила, что все особенности архитектуры будут сохранены. Работать над проектом будет главный архитектор ТПО «Резерв» Владимир Плоткин в сотрудничестве с уже упомянутым бюро Рема Колхаса.

Покушение на снос ЦДХ уже пережил. В 2008 году мэрия Москвы заявила, что построит на его месте новое здание, проект которого в виде 15-этажного разрезанного апельсина тогда создал Норман Фостер. На смену ему пришел другой проект, подготовленный уже Мос­комархитектурой, а потом решение о сносе и вовсе отменили.

Просмотры: 2863
Популярные материалы
1
Поможем друг другу
Директор Третьяковки Зельфира Трегулова — о том, зачем программа лояльности «Друг Третьяковской галереи» нужна не только посетителям, но и самому музею.
15 сентября 2017
2
Картину Василия Кандинского привезут в Москву на один день
Топ-лот ноябрьского аукциона импрессионизма и модернизма Christie's покажут в фонде IN ARTIBUS.
15 сентября 2017
3
От Караваджо до Жерома
В лаборатории научной реставрации станковой живописи Эрмитажа завершили работу над «Юношей с лютней» Караваджо. Удалены все позднейшие записи и правки, кроме существенной детали картины — струн на лютне.
19 сентября 2017
4
Принуждение к технологиям
В здании Новой Третьяковки на Крымском Валу открылся основной проект 7-й Московской биеннале современного искусства. «Заоблачные леса» — это аккуратное, вежливое высказывание на ряд общих тем, но откровением выставка не стала, считает наш обозреватель Мария Семендяева.
19 сентября 2017
5
Ахмад Киаростами: «Мой отец умел превращать придуманное в подлинное»
На фестивале The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL показали «24 кадра» — один из самых интересных фильмов года. Это последняя работа великого иранского режиссера Аббаса Киаростами, которую завершил его сын Ахмад.
19 сентября 2017
6
Джульетт Бингхэм: «Выставка Кабаковых улучшает мир и дает нам шанс на надежду»
Куратор выставки Ильи и Эмилии Кабаковых в Тейт Модерн «В будущее возьмут не всех» рассказала о подготовке ретроспективы, которая откроется 18 октября в Лондоне.
18 сентября 2017
7
От дома — к музею
Первый директор музея в доме Мельникова представил первые итоги исследовательской работы. Меняют ли они наш взгляд на этот архитектурный шедевр?
15 сентября 2017
8
Московские музеи эвакуируют из-за сообщений о взрывном устройстве
Среди эвакуированных музеев — ГМИИ им. А.С.Пушкина и Московский музей современного искусства.
21 сентября 2017
9
Вена опять выстреливает современным искусством
Венская ярмарка современного искусства viennacontemporary известна своей благосклонностью к галереям-дебютанткам и начинающим художникам. На этот раз в центре внимания окажутся послевоенное венгерское искусство и молодые австрийские художники.
18 сентября 2017
10
Как Калашников завоевал мир искусства
Сегодня, в День оружейника, в Москве торжественно открыли памятник Михаилу Калашникову, выполненный скульптором Салаватом Щербаковым. TANR вспоминает, кого из художников и дизайнеров вдохновило созданное конструктором оружие.
19 сентября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru