The Art Newspaper Russia
Поиск

Cartier как двигатель прогресса

Легендарный бренд в движении и статике на выставке в Музее дизайна в Лондоне с Норманом Фостером в роли куратора

В конце мая в лондонском Музее дизайна открылась выставка «Cartier в движении». Посвящена она часам Cartier, по большому счету только двум моделям — Santos и Tank, хотя в экспозиции встречаются, конечно, и другие модели, трепетно собранные из фондов Cartier Paris и Cartier New York (две модели предоставлены правящей семьей Монако — личные часы князя Ренье). Есть уникальные — самые ранние Santos 1912 года и Tank 1920 года, которые прежде никогда не экспонировались, но это все тонкости, интересные профессионалам и коллекционерам. Для остальных Норман Фостер (да, знаменитый архитектор, автор лондонского City Hall, потолков Британского музея и вокзала King’s Cross и еще нескольких десятков громких проектов), выступивший куратором выставки, придумал отличную концепцию — вписал часы Cartier в историю технологий и дизайна ХХ века.

Поэтому первое, во что вы упираетесь взглядом прямо при входе, — это не часы Cartier Santos, а реплика планера Demoiselle Сантоса-Дюмона в натуральную величину. И связь Cartier с полетами и с началом истории аэронавтики — это именно тот крючок, на который был пойман Норман Фостер. Его первая реакция на предложение выступить куратором часовой выставки была, скорее, отрицательной: «Где я, а где такие мелкие формы, как часы, пусть и известного, уважаемого бренда?!» Сантос-Дюмон примирил архитектора с размерами главных героев будущей экспозиции и подарил отличную концепцию — посмотреть на малые формы через большие, на дизайн — через инженерно-технический прогресс и показать, как в дизайне часов Cartier преломлялись важные мировые события — от первых полетов на аэропланах с фанерными крыльями и сиденьем для пилота, переделанном из венского стула, до сверхзвуковых «конкордов» и покорения космоса. Таймлайн, где экспонат показан в окружении того, что еще происходило в это время, не является экспозиционным откровением, но оттого не становится менее захватывающей историей. Очень полезно увидеть, что, например, новая модель Ballon Bleu de Cartier появилась на свет одновременно с Tesla Rodster, Airbus 380 и Tokai Challenger Solar, а циферблат первых Tank Cartier сильно напоминает площадь Триумфальной арки, снятую с высоты птичьего полета (результат реновационной деятельности барона Османа).

Эти связи между градостроительством, техническим прогрессом, индустриальным дизайном вообще и дизайном часов одной марки в частности, наверное, мог увидеть только человек со стороны, обладающий большой долей воображения, так что выбор Фостера в качестве куратора, хоть и выглядит неожиданно, оказался лучшим решением. «Мне было интересно показать, как эти небольшие элегантные объекты соотносятся с остальной человеческой жизнью и ее эволюцией во времени», — говорит Норман Фостер, не скрывая, что для него самого многие вещи оказались откровением. Например, прямая связь формы часов Cartier Tank и первого танка. «Это очень важно — дать людям увидеть связь между военной машиной, которая полностью изменила сам формат ведения войны, и маленьким предметом, созданным для повседневной мирной жизни, их разность и созвучие, связь между ними, которая проявилась в строгих формах и жестких линиях». Так же, как новый, «металлический» дизайн Cartier Santos 1979 отразил новую веху в самолетостроении — более реактивную и агрессивную.

Просмотры: 1425
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Знакомьтесь, Томас Гейнсборо!
В Пушкинском музее впервые покажут большую выставку Томаса Гейнсборо из британских музеев в окружении произведений художников, которыми вдохновлялся английский классик.
02 декабря 2019
3
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
4
Картина Рубенса станет одним из топ-лотов на нью-йоркских торгах старых мастеров Sotheby's
Картина, изображающая Святое семейство в вечернем пейзаже, находилась в собственности манхэттенской семьи более 60 лет
02 декабря 2019
5
Марина Варварина: «Мы идем вразрез с канонами»
Коллекционер и создатель музея современного искусства «Эрарта» Марина Варварина рассказала о будущем суперпопулярного в Петербурге пространства.
03 декабря 2019
6
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
7
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
8
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
9
Редкая картина Гогена продана за €9,5 млн на аукционе в Париже
До продажи картина Te Bourao II экспонировалась в Метрополитен-музее в Нью-Йорке на протяжении десяти лет.
04 декабря 2019
10
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru