The Art Newspaper Russia
Поиск

«Почему я еще не самый дорогой?» Денис Белькевич отвечает художникам. Пример 5. Дмитрий Шорин

Что делать начинающему художнику, чтобы его стоимость неуклонно росла? Как мэтру российского рынка войти в круг лидеров продаж не только в нетрезвой компании на вечеринках Miami Art Basel? Что понимать под стоимостью искусства и как она устанавливается? Еженедельно мы будем брать для разбора российских художников, как признанных, так и молодых, и стараться понять причины их текущего положения на рынке.

Сразу определим правила игры. Мы просветим карьеру художника на предмет составляющих его рыночной стоимости: ступень развития карьеры, наличие работ в значимых частных коллекциях и публичных музеях, информационная активность (наличие интернет-сайта, блогов и внимания СМИ), количество и периодичность выставок, участие в конкурсах, резиденциях и грантовых программах. Но в первую очередь мы будем судить о художнике по результатам аукционных продаж как единственном публичном источнике цен.

Санкт-Петербург живет в удивительном отрыве от реалий российского художественного мира. Художники Северной столицы могут в течение 20 лет не помнить о местонахождении своих работ, но, как только те будут экспонированы за чужой счет, — с пеной у рта доказывать право собственности. Только в Санкт-Петербург могут сначала пригласить одну из крупнейших мировых ярмарок, а затем дружно искать негативные стороны в ее проведении.

История с возможным приходом в Санкт-Петербург в 2015 году Foire Internationale d’Art Contemporain, или просто FIAC, ведущей французской ярмарки современного искусства, очень показательна. Несомненно, что с проведением FIAC в России наши художники получат очередной инструмент международной засветки. В первую очередь художники из Санкт-Петербурга, поскольку смогут все дни ярмарки находиться в гуще событий неподалеку от стенда и посещать не менее связеобразующие афтепати. Очевидно и то, что кому-то из местных художников предстоит стать публичным лицом ярмарки от России, представляя событие в СМИ. Сегодняшний материал мы посвящаем одному из самых информационно активных ньюсмейкеров последних месяцев, попавшему на обложку февральского номера The Art Newspaper Russia, художнику, чьи работы первыми увидят международные гости Санкт-Петербурга — едва приземлившись в аэропорту «Пулково».

Дмитрий Шорин, один из немногих российских художников, сумевших дважды продать один и тот же проект под разными названиями. Родился в 1971 году в Новосибирске, учился в Педагогическом институте им. Горького (Омск, художественно-графический факультет), в Академии бытового обслуживания (Омск и Санкт-Петербург, специальность «художник — проектировщик костюма»). Член Товарищества художников «Свободная культура» (Санкт-Петербург), Международной федерации художников ЮНЕСКО. Работает преимущественно как живописец, также создает скульптурные проекты. Участвует в групповых выставках с 1994 года, в период с 1996 по 2013 год провел 12 персональных выставок в России и одну в Германии. Участник параллельной программы 55-й Венецианской биеннале в 2013 году. Работы находятся в музеях и частных собраниях Германии, России, США и Франции. Имеет официальный интернет-сайт dimashorin.com и активно присутствует в социальных сетях. Живет и работает в Санкт-Петербурге.

На 20 февраля 2014 года был представлен 6 работами на 5 аукционах, из них:

5 международных домов,
0 российских домов.

Аукционную историю Дмитрий Шорин начал дуплетом: на лондонский Sotheby’s в марте 2008 года были выведены сразу две работы. Холст «Седьмое небо» (2007) шел первым из двух лотов и был реализован за £7,5 тыс. при эстимейте £6–8 тыс. Необходимо отметить, что годом ранее картина выставлялась в Москве в Fine Art Gallery и на момент публичных торгов готовилась к участию в персональной выставке художника в Русском музее. Стало быть, и продавец и покупатель понимали, что она должна вернуться в Россию. Был ли это один и тот же человек, недоказуемо. Второй лот, портрет Романа Абрамовича с незатейливым названием «Роман» (2004), имел более высокую оценочную стоимость, £10–15 тыс., и покупателя не нашел. Видимо, эта вещь планировалась к принятию британского подданства, но Лондону показалось, что одного Абрамовича ему достаточно.

В 2009 году на Phillips de Pury в Нью-Йорке была выведена картина Warning (1998). Торги прошли неудачно: полотно не нашло владельца, имея оценочную стоимость $6–8 тыс. В том же сезоне аукционный дом из Коннектикута Trinity, специализирующийся на работе с русскими эмигрантами окрестных штатов, выставил на публичные торги холст «Плюшевый медвежонок» (2004) (в каталоге русское название давалось одновременно с привычным американскому уху Teddy Bear). Эстимейт составил $4–8 тыс., данные о провенансе и совершенной продаже не раскрываются.

С брендом Phillips de Pury (принадлежащим российским владельцам, что интересно) связаны и две последующие продажи Дмитрия Шорина. В 2011 году в Лондоне была успешно реализована работа «Родители на даче» (2010): вневременная история Ромео и Джульетты, которой почла бы за честь украсить люкс любая из питерских гостиниц, установила рекорд художника на отметке £16,3 тыс. при эстимейте £6–8 тыс. Добавим, что к моменту аукциона картина была экспонирована в Музее современного искусства в Москве, а также опубликована в журнале «Артхроника» (№ 3, 2011 год). Видимо, последний факт был очень важен для владельца, поскольку публикация нашла отражение в провенансе. В 2012 году в Нью-Йорке тем же аукционным домом была выставлена «Маргарита» (2011). Результат в $12,5 тыс. при оценочной стоимости $10–15 тыс. не нашел отражения в российских СМИ, что неудивительно: торги были международными, а не привычно русскими, и Дмитрий Шорин попал в сообщество западных имен. Впрочем, точно такой же результат, $12,5 тыс., в тот день принесла и работа Энди Уорхола, так что можно считать «очную ставку» между американским и российским художниками сведенной к ничьей. (А вот работа Олега Доу, о котором мы недавно писали, на тех же торгах вырвалась вперед Шорина и Уорхола: молоток упал на отметке $27,5 тыс.)

Итого имеем: средний эстимейт на зарубежных торгах остановился на отметке £6–8 тыс., при этом две последние успешные продажи на уровне £12–16 тыс. дают повод немного увеличить оценочную стоимость уже на ближайшем аукционе. При этом стоимость на художника в €12–15 тыс. называется потенциальному покупателю и в частной среде, далее следует торг. Также отметим факт, что все шесть выставленных на аукцион картин художника (за исключением, пожалуй, самодостаточного портрета Романа Абрамовича) выполнены в одной стилистике и технике.

Последнее замечание имеет большое значение. Часто мы видим, как художник меняет свой стиль, экспериментирует с новыми медиа в период становления карьеры, а иногда проделывает то же после первых успешных продаж. В итоге, не успев наработать аудиторию, он начинает ее смущать непостоянством творческой мысли. На художественном рынке узнаваемость тождественна успешности. Тот же Дэмиен Херст обратился к бриллиантовым черепам и разноцветным кружочкам не ранее, чем зарекомендовал себя знатным формалиновым живодером. В этой связи Дмитрий Шорин идеально строит свой творческий образ: герои его работ живут в поразительном соответствии четырем сценарным сюжетам, выкристаллизованным Голливудом из Аристотеля — жизнь и смерть, любовь и ненависть, успех и бедность, месть. Образы также вечные: участие практически во всех сюжетах молодых девушек выжимает из произведений максимальный конфликт в глазах репродуктивной (платежеспособной) части населения. При этом часто цитируемые слова самого художника об изображаемом мире потребления кажутся красивым самообманом — все гораздо проще, немного цинично, но гениально продумано и реализовано. Покупателя ловят на основные  инстинкты.

Официальный сайт художника имеет две важнейшие функции: служит красивым онлайн-портфолио и отправной точкой для перехода в социальные сети. Заметим, что при всей активности Дмитрия Шорина на личной страничке в Facebook, его Twitter замолчал в середине 2012 года, когда снизилась общая активность пользования ресурсом и ушел в тень главный возбудитель социальной сети Дмитрий Медведев. Стоит ли ожидать, что регулярно обновляемая страничка художника «Вконтакте» застынет с уходом из топ-менеджмента Павла Дурова? Если ресурс останется посещаемым — вряд ли. Шорин и его окружение идеально держат нос по ветру. Заметим, что на официальном сайте отсутствует информация о представляющих художника галереях, как российских, так и зарубежных, а единственный способ связи — это слепое письмо-обращение. Зарубежные галереи вообще редко представляют наших художников, но тот же Олег Доу, герой одного из прошлых материалов, совершенно открыто и не без гордости публикует информацию о международных представителях.

Почему ею столь неохотно делится Дмитрий Шорин? По нашим данным, на момент подготовки материала эксклюзивный контракт на работы Дмитрия Шорина за пределами России имела российская сеть галерей «Эрарта», работающая на рынке Европы и США и неоднократно экспонировавшая художника на европейских выставках и ярмарках, в частности на SCOPE Art Show, Art Palm Beach (США) и Art Paris (Франция). Для проверки этого факта мы отправили письмо художнику лично с просьбой продать несколько работ за рубежом. К нашему приятному удивлению, спустя несколько часов нам ответила владелица «Эрарты» Марина Варварина, которой и был переадресован запрос Шориным. Промежуточный итог: связь между художником и галереей работает хорошо и быстро, как и обязаны выстраиваться контрактные отношения. Однако мы не остановились и попробовали выяснить, можно ли потенциальному покупателю обойти галерею. Один из российских арт-дилеров, имя которого разумно оставляем за скобками, сообщил, что сделка возможна в пределах РФ (на которую «Эрарта» не имеет эксклюзива), а далее работу доставят в любую точку мира. «Но намного дешевле не будет», — предупредил он и добавил, что «художник к сделке отношения не имеет, и его самого в стране сейчас нет». Очень грамотный и осторожный попался нам собеседник!

Совершенно не хочется касаться конфликта вокруг работ Дмитрия Шорина в «Пулково-3»: скульптуры девушек с крыльями красивы, идеально вписываются в качестве паблик-арта в пространство терминала и служат своей основной цели — они радуют. Что было изображено на крыльях в предыдущей версии проекта, пусть лучше беспокоит самого художника, но никак не пассажиров терминала. Но история эта показательна прежде всего с позиции рынка, которую обошли практически все СМИ, чей рейтинг зависит лишь от нервной возбудимости читателя. Причем показательна с положительной стороны: все в ней сработали на удивление качественно. Молодец художник, который перелицевал свой проект двухлетней давности и продал его галерее с новым творческим обоснованием. Молодец галерея «Эрарта», которая убедила инвесторов нового терминала включить объекты искусства в сметную стоимость. Молодцы владельцы «Пулково-3», отреагировавшие на сообщения СМИ адекватно и не ставшие снимать крылатых девушек из-под потолка в угоду прессе. И главное — молодцы пассажиры нового терминала, которые ежедневно пополняют социальные сети фотографиями арт-объектов с восклицательными отзывами. А ведь мы получили небывалый прецедент: впервые на такой посещаемой и недооцененной выставочной площадке, как аэропорт, экспонируются работы российского художника, причем не в рамках социального проекта, а в «постоянной коллекции», то есть после свершившейся продажи.

Однако о цифрах. В ответ на наш официальный запрос пресс-служба музея не сообщила сумму сделки, но привела стоимость копий скульптур, находящихся в розничной сети галерей (в Лондоне, Нью-Йорке, Санкт-Петербурге и Цюрихе), — €40 тыс. Если учесть, что под потолком «Пулково-3» висят четыре скульптуры, рыночная сумма сделки составила €160 тыс., остальное зависело от умения галереи торговаться. Стоимость на уровне €40 тыс. за скульптуру не должна вводить в заблуждение тех, кто помнит об аукционном рекорде художника в £16,3 тыс.: во-первых, речь идет не о живописи, а о скульптуре, учитываем высокую себестоимость производства; во-вторых, скульптурный проект до совершения сделки экспонировался в Венеции, Лондоне, Нью-Йорке и Цюрихе. Интересна позиция самого Дмитрия Шорина: в интервью журналу «Собака.ru» он назвал появление скульптур в терминале «нашим с галереей проектом», а в эфире питерского телеканала «100 ТВ» сообщил, что изначально вынашивал идею создания для «Пулково» самостоятельного объекта. Видимо, вмешательство галереи, которая прервала творческую беременность и толкнула проект аэропорту, стало неприятным ударом для художника — добавим мы.

Вряд ли можно обвинить Дмитрия Шорина в том, что одну идею он удачно продал дважды, — скорее нужно поздравить с востребованностью его таланта. Во все времена портной-перелицовщик был и будет пользоваться гораздо большим спросом, чем кутюрье. А что касается FIAC, его российские организаторы могут быть спокойны: в их распоряжении есть художник крепкого международного уровня, владеющий подвешенным языком и пониманием рынка, фактически лицо города. Их может ожидать лишь один сюрприз: после прочесть в интервью, что FIAC привез в Санкт-Петербург лично Дмитрий Шорин.

Просмотры: 7485
Популярные материалы
1
Виктор Шалай: «Нужно или увольняться, или менять систему»
Директор Приморского музея им. В.К.Арсеньева рассказал нам о том, зачем возит во Владивосток коллекции из глубинки, о непростых управленческих решениях, самоокупаемости культуры, а также об особенностях исторической памяти на Дальнем Востоке.
10 декабря 2018
2
Новое пространство Музеев Московского Кремля откроется в 2022 году
В Средних торговых рядах на Красной площади полным ходом идет грандиозная реставрация, после завершения которой Музеи Московского Кремля перевезут экспонаты из-за Кремлевской стены и сделают их доступнее.
07 декабря 2018
3
Неприкрытую порнографию не оправдать формальными исследованиями
Дети и подростки не должны быть изображены как сексуальные объекты.
12 декабря 2018
4
Пьеро делла Франческа, освободивший место Рафаэлю
Впервые 11 шедевров гения Раннего Возрождения на выставке в Эрмитаже.
07 декабря 2018
5
Михаил Пиотровский: «Все равно будем делать то, что считаем важным и нужным»
Генеральный директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России считает, что культуре необходима свобода, а музеям — автономность.
11 декабря 2018
6
Жизнь Пегги Гуггенхайм в искусстве
Экстравагантность «принчипессы» бросалась в глаза, но была не единственным достоинством.
07 декабря 2018
7
РОСИЗО провел мозговой штурм
Новое руководство разберется с имущественным комплексом, избавится от затратных строек и начнет проводить выставки в исторических парках «Россия — моя история».
07 декабря 2018
8
Апгрейд для старых мастеров
Рубеж 2018–2019 годов обещает стать важной вехой в долгой и драматичной истории Государственного художественного собрания Дрездена.
07 декабря 2018
9
Эрмитаж, Третьяковку и балет — в регионы
В трех городах начали стремительно строить культурно-образовательные комплексы. Для этого был создан фонд «Национальное культурное наследие».
10 декабря 2018
10
Музейные мечты сбываются
Станет ли Москва новой музейной столицей мира к 2020 году, размышляет директор «Гаража» Антон Белов в своей колонке для The Art Newspaper Russia.
10 декабря 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru