The Art Newspaper Russia
Поиск

Зинаида Серебрякова: несгибаемая гармония

На открывающейся выставке в Третьяковке будет и та часть французского наследия художницы, которая прежде у нас не показывалась

Зинаиду Серебрякову (1884–1967) у нас теперь стали показывать с завидной частотой то в музеях, то в галереях. Ее не только любит широкая публика, но и ценят антиквары, не обходят вниманием русские торги.

С наследственной художницей из артистического клана Бенуа-Лансере и из круга «Мира искусств», по необходимости ставшей русской парижанкой, советские культуртрегеры пытались наладить отношения еще до войны; в Париже ее посещали чины Союза художников СССР и Академии художеств. За два года до смерти ей устроили своего рода оммаж: тогда по главным музеям страны прошла ее выставка в том числе с привозными из Франции работами.

Экспозиция Серебряковой в перестроечном 1986-м (Третьяковская галерея провела ее тогда на площадке смежного ЦДХ) стала первой полноценной ретроспективой художницы, соединившей две половины ее жизни: российский до- и сразу послереволюционный периоды и последовавший почти 40-летний эмигрантский. Потом большая пауза. Затем в духе богатых и гедонистических 2000-х годов — специальная тематическая выставка «Обнаженные» в Русском музее, а спустя шесть лет в Третьяковcкой галерее — экспозиция парижского наследия художницы.

И вот теперь снова Серебрякова в Третьяковке. Нынешняя ретроспектива, в которую входит около 200 произведений живописи и графики, отличается от той, 30-летней давности, тем, что на ней будет представлена та французская часть ее наследия, которая прежде у нас не показывалась, а также бельгийские монументально-декоративные работы (панно для виллы «Мануар дю Реле» барона Броуэра середины ­1930-х), их десять лет назад можно было увидеть только в Русском музее. Впрочем, ко всем этим плюсам есть и минус: выставка, увы, обойдется без работ, находящихся в украинских музеях. Но в каталоге эти вещи тоже будут воспроизведены.

Искусство Серебряковой всегда уместно, поскольку несет в себе позитивное начало: сцены счастливой юности со знаменитой «За туалетом. Автопортрет» 1909 года, сразу же купленной Третьяковской галереей, потом картины опять же счастливого материнства, там же рядом — идиллии, отличающиеся от расхристанных передвижнических аккуратные крестьяне эпохи модерна (которые, однако, позднее, с революцией, разорят родовое гнездо под Курском), семейный уют в имении Нескучное, и дети, дети, дети… За играми, за обедом, в домашних хлопотах, в карнавальных костюмах и балетных пачках, а то и предстающие в обезоруживающей наготе. В искусстве Серебряковой нет места ни драматизму, ни трагедии, хотя она прожила отнюдь не самый благополучный период нашей истории, да и ее личная биография не изобиловала ни пряниками, ни круассанами. Она никогда не предавалась рефлексии, а просто радовалась по случаю перехваченным счастливым моментам. В нашей же теперешней культурной действительности, протекающей в больших выставочных залах, жизнерадостный позитив — почти директивное направление. И выставка оправдает эти ожидания.

Впрочем, к тезису «всегда уместна» нужно сделать поправку: почти всегда. К примеру, такая выставка, как «Обнаженные», теперь была бы просто невозможной в государственном музее ввиду разгула самостийных блюстителей нравственности. Ведь и желающих побольше узнать о творчестве Серебряковой в Рунете подчас ждет предупреждение: «Архивный альбом, к просмотру которого вы намерены перейти, может содержать элементы эротики или вульгарности и, по мнению пользователей сайта, не предназначен для просмотра лицами, не достигшими 16-летнего возраста». И в этом смысле выставка не подведет дирекцию Третьяковки и не даст шанса высокоморальным зрителям проявить бдительность: ничего «такого» в экспозиции не будет.

Взгляд Серебряковой на женское тело (а ее картинный мир — это мир без мужчин, портреты — другое дело) — взгляд художника-классициста, точнее, неоклассициста, ценящего форму. Ей было свойственно двойное видение: одно — непосредственное, эдакое импрессионистическо-натурное, другое — сквозь призму традиции, истории искусства. Ее «Баня» (1912 и 1913) — энгризм с поправкой на российские типажи и память о Венецианове, а знаменитые «Жатва» (1915) и «Беление холста» (1917) несут в себе нечто ренессансное, кватрочентистское. Можно подумать, что молодые курянки в лаптях, мягко, но уверенно отчеканенные кистью художницы, — праправнучки перуджиниевских дев. Кажется, что Серебрякова сумела вывести в живописи благородную южнорусскую крестьянскую породу — грациозную, несмотря на тяжелые труды и дни. Кстати, если уж говорить о впитанной с молодых ногтей художественности Серебряковой, то надо бы напомнить, что ее отец Евгений Александрович Лансере был выдающимся скульптором-анималистом.

Не умея обходиться без натуры, Серебрякова тем не менее жертвовала натурой ради изящных пропорций, красивых композиций и изысканных поз. Ради декоративного искусства она гнула и cплетала женские тела, как лозы, что видно по ее эскизам так и не осуществленных росписей Казанского вокзала (темперы и рисунки аллегорических фигур «Турция», «Сиам», «Индия» и «Япония», 1916). Впрочем, со временем натурализм одержал верх над идеальностью. К примеру, в серии панно для виллы «Мануар дю Реле» (предоставлены галереей «Триумф») больше пышной физиологии, чем в петербургско-московских аллегориях. Но, вероятно, это было продиктовано самим местом — зажиточной Фландрией, которая никогда не отличалась плохим аппетитом, в том числе и по отношению к женским формам. Однако это исключение, поскольку вся выставка в основном посвящена гармоничному периоду Серебряковой — русскому периоду. 

Третьяковская галерея, Инженерный корпус
Зинаида Серебрякова
5 апреля – 30 июля

Просмотры: 18220
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
3
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
4
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
5
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
6
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
7
Турист отломил пальцы у скульптуры Кановы, когда делал селфи
Посетитель музея ухитрился беспрепятственно подойти к гипсовой модели знаменитой мраморной скульптуры Полины Бонапарт из коллекции Галереи Боргезе.
03 августа 2020
8
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
9
Сенат США: российские миллиардеры действовали на арт-рынке в обход санкций
Американские сенаторы называют торговлю искусством «самой большой легальной нерегулируемой отраслью экономики США» и рекомендуют повысить прозрачность и государственный контроль в этой сфере.
31 июля 2020
10
Теоретик без теории
В новой книге философ Борис Гройс на примере отдельных художников рассказывает об идеологии модернистов, а также об их сегодняшних последователях и антагонистах.
31 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru