The Art Newspaper Russia
Поиск

Зинаида Серебрякова: несгибаемая гармония

На открывающейся выставке в Третьяковке будет и та часть французского наследия художницы, которая прежде у нас не показывалась

Зинаиду Серебрякову (1884–1967) у нас теперь стали показывать с завидной частотой то в музеях, то в галереях. Ее не только любит широкая публика, но и ценят антиквары, не обходят вниманием русские торги.

С наследственной художницей из артистического клана Бенуа-Лансере и из круга «Мира искусств», по необходимости ставшей русской парижанкой, советские культуртрегеры пытались наладить отношения еще до войны; в Париже ее посещали чины Союза художников СССР и Академии художеств. За два года до смерти ей устроили своего рода оммаж: тогда по главным музеям страны прошла ее выставка в том числе с привозными из Франции работами.

Экспозиция Серебряковой в перестроечном 1986-м (Третьяковская галерея провела ее тогда на площадке смежного ЦДХ) стала первой полноценной ретроспективой художницы, соединившей две половины ее жизни: российский до- и сразу послереволюционный периоды и последовавший почти 40-летний эмигрантский. Потом большая пауза. Затем в духе богатых и гедонистических 2000-х годов — специальная тематическая выставка «Обнаженные» в Русском музее, а спустя шесть лет в Третьяковcкой галерее — экспозиция парижского наследия художницы.

И вот теперь снова Серебрякова в Третьяковке. Нынешняя ретроспектива, в которую входит около 200 произведений живописи и графики, отличается от той, 30-летней давности, тем, что на ней будет представлена та французская часть ее наследия, которая прежде у нас не показывалась, а также бельгийские монументально-декоративные работы (панно для виллы «Мануар дю Реле» барона Броуэра середины ­1930-х), их десять лет назад можно было увидеть только в Русском музее. Впрочем, ко всем этим плюсам есть и минус: выставка, увы, обойдется без работ, находящихся в украинских музеях. Но в каталоге эти вещи тоже будут воспроизведены.

Искусство Серебряковой всегда уместно, поскольку несет в себе позитивное начало: сцены счастливой юности со знаменитой «За туалетом. Автопортрет» 1909 года, сразу же купленной Третьяковской галереей, потом картины опять же счастливого материнства, там же рядом — идиллии, отличающиеся от расхристанных передвижнических аккуратные крестьяне эпохи модерна (которые, однако, позднее, с революцией, разорят родовое гнездо под Курском), семейный уют в имении Нескучное, и дети, дети, дети… За играми, за обедом, в домашних хлопотах, в карнавальных костюмах и балетных пачках, а то и предстающие в обезоруживающей наготе. В искусстве Серебряковой нет места ни драматизму, ни трагедии, хотя она прожила отнюдь не самый благополучный период нашей истории, да и ее личная биография не изобиловала ни пряниками, ни круассанами. Она никогда не предавалась рефлексии, а просто радовалась по случаю перехваченным счастливым моментам. В нашей же теперешней культурной действительности, протекающей в больших выставочных залах, жизнерадостный позитив — почти директивное направление. И выставка оправдает эти ожидания.

Впрочем, к тезису «всегда уместна» нужно сделать поправку: почти всегда. К примеру, такая выставка, как «Обнаженные», теперь была бы просто невозможной в государственном музее ввиду разгула самостийных блюстителей нравственности. Ведь и желающих побольше узнать о творчестве Серебряковой в Рунете подчас ждет предупреждение: «Архивный альбом, к просмотру которого вы намерены перейти, может содержать элементы эротики или вульгарности и, по мнению пользователей сайта, не предназначен для просмотра лицами, не достигшими 16-летнего возраста». И в этом смысле выставка не подведет дирекцию Третьяковки и не даст шанса высокоморальным зрителям проявить бдительность: ничего «такого» в экспозиции не будет.

Взгляд Серебряковой на женское тело (а ее картинный мир — это мир без мужчин, портреты — другое дело) — взгляд художника-классициста, точнее, неоклассициста, ценящего форму. Ей было свойственно двойное видение: одно — непосредственное, эдакое импрессионистическо-натурное, другое — сквозь призму традиции, истории искусства. Ее «Баня» (1912 и 1913) — энгризм с поправкой на российские типажи и память о Венецианове, а знаменитые «Жатва» (1915) и «Беление холста» (1917) несут в себе нечто ренессансное, кватрочентистское. Можно подумать, что молодые курянки в лаптях, мягко, но уверенно отчеканенные кистью художницы, — праправнучки перуджиниевских дев. Кажется, что Серебрякова сумела вывести в живописи благородную южнорусскую крестьянскую породу — грациозную, несмотря на тяжелые труды и дни. Кстати, если уж говорить о впитанной с молодых ногтей художественности Серебряковой, то надо бы напомнить, что ее отец Евгений Александрович Лансере был выдающимся скульптором-анималистом.

Не умея обходиться без натуры, Серебрякова тем не менее жертвовала натурой ради изящных пропорций, красивых композиций и изысканных поз. Ради декоративного искусства она гнула и cплетала женские тела, как лозы, что видно по ее эскизам так и не осуществленных росписей Казанского вокзала (темперы и рисунки аллегорических фигур «Турция», «Сиам», «Индия» и «Япония», 1916). Впрочем, со временем натурализм одержал верх над идеальностью. К примеру, в серии панно для виллы «Мануар дю Реле» (предоставлены галереей «Триумф») больше пышной физиологии, чем в петербургско-московских аллегориях. Но, вероятно, это было продиктовано самим местом — зажиточной Фландрией, которая никогда не отличалась плохим аппетитом, в том числе и по отношению к женским формам. Однако это исключение, поскольку вся выставка в основном посвящена гармоничному периоду Серебряковой — русскому периоду. 

Третьяковская галерея, Инженерный корпус
Зинаида Серебрякова
5 апреля – 30 июля

Просмотры: 13143
Популярные материалы
1
Какое произведение искусства ассоциируется с революцией и почему?
На этот вопрос отвечают директора музеев, кураторы, художники и коллекционеры в преддверии 100-летнего юбилея революции 1917 года, который сопровождается десятками выставок.
16 октября 2017
2
Российский антикварный салон: последний раз на старом месте
Следующая, 44-я по счету ярмарка антиквариата пройдет в начале февраля 2018 года в Центральном Манеже.
16 октября 2017
3
Умер Борис Бергер
Художник, один из основателей издательства «Emergency Exit/Запасный выход» и автор знаменитого ЖЖ-сообщества «Котя» (ru_kotya) Борис Бергер скончался от тяжелой болезни в Германии на 53-м году жизни. С разрешения писателя Дмитрия Бавильского мы публикуем его воспоминания о друге.
18 октября 2017
4
Робер Лепаж: «Только искусство, которое позволит пережить какой-то опыт, может заставить современного человека выйти из дома»
Режиссер, драматург, основатель театра Ex Machina, приехавший в Москву на фестиваль TERRITORIЯ, рассказал, почему на сей раз предпочел выставку театру.
17 октября 2017
5
Русский музей показывает «Мечты о мировом расцвете»
Проект к 100-летию революции представляет, как увидели художники первые десятилетия ХХ века: от волнений 1905 года до энтузиазма первой пятилетки.
19 октября 2017
6
Павленский играет с огнем во Франции
В ночь на понедельник художник поджег Банк Франции. Будет ли ему предъявлено обвинение, пока неизвестно.
16 октября 2017
7
ГМИИ им. Пушкина может открыть филиал на Пресне
Под него планируется здание бывшего хлебозавода имени В.П.Зотова, построенное в 1931 году.
19 октября 2017
8
В Риме открылась выставка икон из России
В Музее города Рима открылась выставка «Молитва и Милосердие», на материале икон XVII–XVIII веков доказывающая родство между философией рыцарей Мальтийского ордена и русским православием.
16 октября 2017
9
Ангел, не улетай!
Директор Русского музея Владимир Гусев пообещал, что древняя икона «Ангел „Златые власы“» не покинет музейный комплекс.
18 октября 2017
10
Дмитрий Аске: «На мое творчество повлияли Lego, компьютерные игры и советские мозаики»
Художник, создатель портала Vltamarine.ru пригласил в свою мастерскую, чтобы рассказать о подготовке к большой выставке «Сквозь туман» в галерее RuArts, а также о развитии уличного искусства в России и мире и о том, почему не надо переносить граффити на холсты.
19 октября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru