The Art Newspaper Russia
Поиск

Абстракция осиротела

Фото ИТАР-ТАСС / Руслан Шамуков

Фото ИТАР-ТАСС / Руслан Шамуков

Сообщение о смерти Юрия Злотникова почти мгновенно обросло в Facebook массой сочувственных выдохов, как это бывает с человеком, активно работающим у всех на виду и плотно занятым в текущей художественной жизни. И в самом деле, выставка работ Злотникова в рамках «Форума коллекционеров» висит сейчас в Центральном доме художника на стенде музея ART4. Художник до самого последнего времени активно принимал участие и в групповых выставках, совершенно беспафосный патриарх и один из родоначальников советской послевоенной абстракции, входящий как лучший из лучших (то есть сказавший в искусстве свое собственное, новое слово) в «Список второго авангарда», чуть ли не на аптекарских весах составленный Михаилом Гробманом.

Именно поэтому смерть Юрия Злотникова и производит такой эффект — внезапный и застающий врасплох, несмотря на то, что художнику, родившемуся в 1930 году, в апреле исполнилось 86 лет. Жизнь человека, занимавшегося нонконформистским искусством, тем более абстрактным (Злотников начал прибегать к беспредметности одним из первых в СССР, сразу же после Великой Отечественной), вряд ли можно назвать простой и легкой. Особенно если, помимо абстракций, вспомнить о его «Библейском цикле», создававшемся в самые застойные, безбожные годы. Справедливости ради следует вспомнить, что Юрий Злотников, учившийся в Московской городской художественной школе при Академии художеств, стажировавшийся в Большом театре и некоторое время работавший на ВДНХ, занимался не только абстракцией, но и иллюстрировал книги, писал весьма даже фигуративные, остро формальные картины, в которых экспериментировал с экспрессионистическими приемами. Таковы, например, «репортажные» холсты Злотникова со строительства Саратовской ГЭС, по-своему дискутирующие с царившим тогда «суровым стилем».

Законченный формалист, Юрий Злотников с самого начала своей деятельности искал пластически убедительный синтез «осязательной ценности» с реалиями текущего времени. Он то вступал в диалог с «О духовном в искусстве» Василия Кандинского, то использовал в своих «Сигналах» (как назывались отдельные части его самого знаменитого цикла «Сигнальные системы») последние достижения точных наук. Да, Юрий Злотников интересовался советской математикой и не менее советской кибернетикой, ведь именно это позволяло его искусству учитывать «точки прорыва», существующие в обществе, делая живопись параллелью к достижениям в других, культурных и научных, областях человеческой деятельности.

В художественных кругах классик неофициального искусства Юрий Злотников обладал безупречной репутацией и авторитетом. Коллеги и галеристы вспоминают о нем как об очень хорошем человеке и очень хорошем художнике. Не скупятся на превосходные степени, постоянно уточняя, кому что важнее: Злотников — «хороший художник» или же «очень хороший», а как человек он был лучше, чем художник, или такой же выдающийся? Самодостаточный патриарх, сторонившийся, несмотря на всеобщее признание, любых течений и школ и проживший свой век наособицу в творчески активной сосредоточенности, он ушел вместе с этим самым веком. «Караул устал» и «титаны уходят» — пожалуй, самые точные реплики в этом общем гуле голосов, фиксирующих переход Юрия Злотникова в историю искусства.

Просмотры: 2531
Популярные материалы
1
Поможем друг другу
Директор Третьяковки Зельфира Трегулова — о том, зачем программа лояльности «Друг Третьяковской галереи» нужна не только посетителям, но и самому музею.
15 сентября 2017
2
Картину Василия Кандинского привезут в Москву на один день
Топ-лот ноябрьского аукциона импрессионизма и модернизма Christie's покажут в фонде IN ARTIBUS.
15 сентября 2017
3
От Караваджо до Жерома
В лаборатории научной реставрации станковой живописи Эрмитажа завершили работу над «Юношей с лютней» Караваджо. Удалены все позднейшие записи и правки, кроме существенной детали картины — струн на лютне.
19 сентября 2017
4
Принуждение к технологиям
В здании Новой Третьяковки на Крымском Валу открылся основной проект 7-й Московской биеннале современного искусства. «Заоблачные леса» — это аккуратное, вежливое высказывание на ряд общих тем, но откровением выставка не стала, считает наш обозреватель Мария Семендяева.
19 сентября 2017
5
Ахмад Киаростами: «Мой отец умел превращать придуманное в подлинное»
На фестивале The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL показали «24 кадра» — один из самых интересных фильмов года. Это последняя работа великого иранского режиссера Аббаса Киаростами, которую завершил его сын Ахмад.
19 сентября 2017
6
Джульетт Бингхэм: «Выставка Кабаковых улучшает мир и дает нам шанс на надежду»
Куратор выставки Ильи и Эмилии Кабаковых в Тейт Модерн «В будущее возьмут не всех» рассказала о подготовке ретроспективы, которая откроется 18 октября в Лондоне.
18 сентября 2017
7
От дома — к музею
Первый директор музея в доме Мельникова представил первые итоги исследовательской работы. Меняют ли они наш взгляд на этот архитектурный шедевр?
15 сентября 2017
8
Вена опять выстреливает современным искусством
Венская ярмарка современного искусства viennacontemporary известна своей благосклонностью к галереям-дебютанткам и начинающим художникам. На этот раз в центре внимания окажутся послевоенное венгерское искусство и молодые австрийские художники.
18 сентября 2017
9
Как Калашников завоевал мир искусства
Сегодня, в День оружейника, в Москве торжественно открыли памятник Михаилу Калашникову, выполненный скульптором Салаватом Щербаковым. TANR вспоминает, кого из художников и дизайнеров вдохновило созданное конструктором оружие.
19 сентября 2017
10
Кевин Спейси сыграет Жана Пола Гетти
Фильм будет посвящен трагической истории похищения внука знаменитого миллиардера и филантропа.
19 сентября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru