The Art Newspaper Russia
Поиск

Соломона Шустера вспоминают выставкой избранных работ из его коллекции

Галерея «Наши художники» показывает три десятка работ, от Машкова до Пиросмани

Илья Машков. Автопортрет и портрет Петра Кончаловского. 1910. Х., м. 208 х 270

Илья Машков. Автопортрет и портрет Петра Кончаловского. 1910. Х., м. 208 х 270

Второе десятилетие со дня смерти известного коллекционера Соломона Абрамовича Шустера (1934–1995) галерея «Наши художники» отмечает выставкой со скромным названием Шустер. Коллекция и с роскошной подборкой из трех десятков произведений живописи. В нее вошли картины не только Машкова, Кончаловского, Фалька, Лентулова, Осмеркина, Куприна (участников объединения «Бубновый валет») и мастеров «Голубой розы» Сарьяна и Кузнецова, но и таких значимых художников, как Григорьев, Чупятов, Альтман и Нивинский, без которых панорама первых трех десятилетий XX века была бы неполной.

У Шустера была врожденная «болезнь коллекционирования»: этим эстетическим недугом страдали также его дед и отец. Отец собирал старых мастеров, после его смерти значительную часть коллекции сын передал Эрмитажу. О Соломоне Шустере можно было бы сказать в том же духе, в каком отшучивался Чехов: «Медицина — моя законная жена, а литература — любовница». У Шустера, ученика знаменитых кинематографистов Григория Рошаля и Григория Козинцева, благоверной была режиссура, а пассией — коллекция живописи. Этой «жене» он частенько врал, что поехал выбирать натуру для фильма, а сам ходил по антикварным магазинам и адресам продавцов вещей; бывало, он говорил, что работает над сценарием, а на самом  деле писал статьи о художниках своей коллекции (по второму образованию он был искусствоведом).

К «любовнице» у него были жесткие требования: она должна была быть эффектной, даже несколько экстравагантной, но без аффектации. Он ее такую и нашел на том перекрестке русского авангарда и модернизма 1910–1920-х годов, где встречались «бубновые», футуристы, «голуборозовцы» и поздние мирискусники. И при этом проходил мимо Малевича, Кандинского: абстракция ему ничего не говорила.

Шустер унаследовал не только фамильный статус коллекционера, но и старые связи с художниками — мастерские Кузнецова и Сарьяна были для него всегда открыты, успел подружиться с Фальком. Однако главными его инструментами в собирательском деле были информированность, обаяние и напористость. У вдовы Машкова ему удалось заполучить этапную для художника и для искусства авангарда картину Автопортрет и портрет Петра Кончаловского (1910). Впрочем, ноша оказалась чрезмерной даже для его собрания — спустя 15 лет полотно размером 2 x 3 м было уступлено Русскому музею и стало хитом нынешней выставки.Практически каждая вторая или третья вещь в шустеровском собрании хрестоматийная. Как полутораметровый фриз Кирилла Зданевича Оркестровый автопортрет (1910-е), где в футуристической арабеске переплелись портреты друзей-художников Гудиашвили, Кара-Дервиша, Ильи Зданевича, Кручёных и самого автора.

Или как лубочный холст Мир, торжество, освобождение Лентулова (1917). Своего Пиросмани (Портрет Ильи Зданевича, 1913) Шустер как бы каталогизировал в одном из эпизодов фильма о музейщике Всегда со мною (1979). Без Фальков и Кузнецовых от Шустера не могла бы обойтись ни одна полноценная ретроспектива этих мастеров. Рассказ же об удачливом собирателе, на которого равнялись, не был бы увлекательным без комментариев его коллег по цеху — к выставке галерея выпустила каталог с воспоминаниями московских и петербургских коллекционеров.

Материалы по теме
Просмотры: 3584
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
3
Украденные 40 лет назад картины Брейгеля, Гольбейна, Халса нашли в Германии
Полотна, похищенные из музея в замке Фриденштайн в 1979 году, пытались вернуть за выкуп.
09 декабря 2019
4
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
5
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
6
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
7
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
8
Редкая картина Гогена продана за €9,5 млн на аукционе в Париже
До продажи картина Te Bourao II экспонировалась в Метрополитен-музее в Нью-Йорке на протяжении десяти лет.
04 декабря 2019
9
Жизнь Марины Абрамович как непрекращающийся перформанс
Воспоминания и размышления Марины Абрамович, одной из выдающихся художниц современности, увлекательны и читаются как авантюрный роман.
06 декабря 2019
10
Банан Каттелана войдет в коллекцию музея, несмотря на то что его съели
Покупатель фруктовой скульптуры Маурицио Каттелана, проданной на Art Basel Miami Beach за $120 тыс., передаст ее институции, название которой пока что неизвестно.
09 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru