The Art Newspaper Russia
Поиск

Гетти меняет мир уже 30 лет

От Тутанхамона до диснеевских мультфильмов: Институт реставрации Гетти в Лос-Анджелесе продолжает радикально обновлять реставрационные методики

Для большинства людей Гетти ассоциируется с его обширным собранием древностей, средневековых и ренессансных рукописей, с изысканной коллекцией живописи, включающей в себя в основном работы старых мастеров, ряд которых замыкают такие ключевые произведения более позднего периода, как Ирисы (1889) Винсента Ван Гога, и с богатой подборкой декоративно-прикладного искусства. Произведения эпохи модернизма и современного искусства в этом списке отсутствуют. Поэтому может показаться странным, что базирующийся в Лос-Анджелесе Институт реставрации Гетти (GCI) делает громадные шаги в изучении материалов и техник, используемых современными художниками. По какой же причине GCI вкладывает внушительные средства в эту сферу? Потому что его исследования пойдут на пользу большому числу институций, и, что еще важнее, просто потому что он может себе это позволить.

Миссия института, отмечающего в этом году 30-летие, заключается в развитии практических методов сохранения произведений искусства, в том числе объектов, архитектуры и инсталляций. Будучи частной некоммерческой институцией, входящей в состав более крупной филантропической организации — Трастового фонда Дж. Пола Гетти, GCI не только получает средства из его обширных ресурсов, но и обладает свободой самостоятельно выбирать проекты, которые лучше всего отвечают его задачам.

«Мы выполняем работу, которую другие организации не делают, попросту не имея такой возможности», — говорит Тим Уэйлен, который руководил GCI на протяжении последних 17 лет в качестве его третьего (и наиболее долго занимавшего этот пост) директора. Он подчеркивает, что, хотя для GCI и важна забота о культурном наследии, деятельность его заключается не только в этом. Ведь GCI обращается прежде всего к таким проблемам, как исследование состава красок, которые использовали художники-модернисты, или учебная программа, посвященная обращению с многочисленными средиземноморскими мозаиками (проект Мозаикон).

«Мы не занимаемся поисками Священного Грааля. Как ни здорово было бы найти его, это принесет пользу лишь небольшой группе эстетов. Свои ресурсы мы выделяем на проекты, важные гораздо большему количеству людей», — объясняет Уэйлен. Годовой бюджет GCI составляет приблизительно $15 млн.

«GCI имеет возможность быть более подвижным и гибким, чем другие реставрационные организации, работающие на меценатов или вынужденные считаться с политической обстановкой, — говорит помощник программного директора института Жанна-Мари Теутонико. — Мы можем предсказать развитие новых направлений в области реставрации, выходя при этом за пределы привычных границ, и находить нестандартные решения при возникновении каких-то серьезных проблем».

Гибкость организации прошла проверку форс-мажором, когда учебную программу Мозаикон пришлось в срочном порядке переносить из охваченной войной Сирии в Италию. «Перед нами встала задача творчески подойти к поиску новых мест для работы, когда стало ясно, что мы не можем отправиться туда, куда было запланировано, — рассказывает Теутонико. — Сейчас важно не бросать своих коллег, а, напротив, обращаться к ним и помогать им так же, как и раньше». Несмотря на смену планов в последнюю минуту, многим из тех, кто рассчитывал принять участие в Мозаиконе, удалось приехать в Италию благодаря выданным странами-партнерами визам. «На мой взгляд, это и есть пример замечательного сотрудничества. Проделана действительно большая работа для того, чтобы люди из раздираемых вой­ной стран смогли попасть на наши семинары», — говорит Теутонико.

Зачастую успех проекта зависит от прочных связей с партнерами. «Как правило, мы запускаем исследовательские проекты, потому что у нас есть деньги на создание научной основы, но работать в изоляции не способны даже мы», — поясняет Уэйлен. По словам Теутонико, тесное сотрудничество с дружественными структурами «помогает расширить исследовательский охват и максимально увеличить наше культурное влияние». Институт работает с музеями, организациями, занимающимися исследованием и пропагандой культурного наследия, а также с бизнес-корпорациями. Например, с Disney Enterprises, где GCI провел анализ материалов, используемых при съемках мультфильмов. Также Гетти сотрудничает с правительствами разных стран, в том числе Китая, где GCI уже давно работает в пещерах Могао, и Египта: работы здесь ведутся в основном с росписями гробниц Нефертари и Тутанхамона.

С 1985 года в деятельности института многое изменилось. Раньше GCI располагался в небольшом доме в Марина-дель-Рей, теперь он переехал в возвышающееся над Лос-Анджелесом здание, построенное по проекту Ричарда Мейера. Глава научного отдела института Том Лернер говорит, что GCI приобрел известность и авторитет не только в мире искусства. Как и Жанна-Мари Теутонико, он полагает, что GCI — частная некоммерческая организация, способная осуществлять разнообразные проекты, в которых нуждается сфера реставрации и которые не могут реализовать менее состоятельные структуры. «Взглянув со стороны, мы видим, что сегодня действительно требуется реставрации и консервации. Зачастую это какие-то нестандартные ситуации, требующие неформатных решений, — объясняет Лернер. — GCI переживает сейчас весьма интересный период. Следите за нами!»

Просмотры: 3036
Популярные материалы
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru