The Art Newspaper Russia
Поиск

Когда Веласкес отсылает к Поллоку

Известный американский историк искусства объясняет страсть к Веласкесу и Мурильо «сугубо личными причинами»: новая автобиография Джонатана Брауна построена как провенанс одного, отдельно взятого человека

Диего Веласкес. Менины. Фрагмент

Диего Веласкес. Менины. Фрагмент

Я знаком с двумя испанками, которых в детстве водили в Прадо смотреть Менины. При виде шедевра Веласкеса одна из девочек тотчас расплакалась, другой захотелось поиграть c фрейлинами — матери едва удалось остановить ее, не дав дотронуться до великого полотна. Свою новую «автобиографию как историографию» Джонатан Браун назвал В тени Веласкеса. Судя по всему, именно Менины (1656) символизируют то, что больше всего пленяет его в испанской живописи с ее загадочной сдержанностью («руками не трогать») — пафосом, изображающим блеск окутанных тьмой жизней, — и с почти дразнящим приглашением. Ведь и ты, зритель, тоже в некотором роде являешься частью картины — давай, иди играть: все, от маленьких девочек до комментаторов типа Фуко, хотят «попасть внутрь картины». Тонко чувствующий испанское искусство, Браун помещает изучаемые картины в строгий социальный и исторический контекст. Но настаивает, что нужно как можно ближе рассмотреть уверенную désinvolture (фр. «непринужденность») мазков и завитков пигмента на холсте. Один из его учеников сказал: «Браун научил нас смотреть». Шедевры его внимательного и поэтичнейшего экфрасиса заостряют и наш взгляд тоже.

В новой книге Браун изображает, так сказать, мастерскую, откуда вышел он сам, — свой провенанс, институции, из которых соткана ткань его жизни. Его отец, состоятельный страховщик и бонвиван с прекрасным образованием, и мать, женщина более скром­ного происхождения, увлекались коллекционированием актуальных течений. Они ценили абстрактный экспрессионизм — вот и не удивительно, что в живописной манере Ме­нин Браун усмотрел сходство с техникой Джек­сона Пол­лока. Одна из самых неожиданных иллюстраций в книге — фотография Джона Леннона и Йоко Оно в гостях у Браунов: на Ленноне женское платье, кружева и широкополая шляпа гранд-дамы. Богемная сторона воспитания Брауна побуждала его исследовать границы и неизведанные территории, ведь даже изучение золотого века Испании — занятие, которое мы (во многом благодаря Брауну) воспринимаем как беспроблемное, — в 1950-е годы казалось спорным: Испания под властью Франко стала государством-изгоем.

Социальная география — центральная тема в Брауновом обзоре собственной карьеры. Иногда оспаривание территорий служит предметом личного соперничества, как между художниками (Веласкесом и Кардуччи), так и между историками искусства (Диего Ангуло на официальном мероприятии внезапно читает поначалу сбитому с толку Брауну мини-лекцию о Мурильо с подтекстом «руки прочь, он мой!»). Где начинается и где заканчивается работа художника (мастерские, помощники, копии…)? В какой степени даже самые одухотворенные художники являются в то же самое время создателями «бренда»? Так, Эль Греко был и меркантильным управляющим корпорации своего имени, а Рибера изобрел самый настоящий товарный знак, повысивший его узнаваемость на рынке, что Браун описывает остроумной формулой «вид — логотип — подделка». И где пролегают границы «испанского искусства», если Браун указывает на то, что Мексику (не говоря уже о Фландрии) тоже следует ввести в это уравнение?

In the Shadow of Velázquez: a Life in Art History. Jonathan Brown. Yale University Press. 160 с. $45 (твердая обложка). На английском языке

Материалы по теме
Просмотры: 3326
Популярные материалы
1
Десять главных атрибутов лета в живописи
Хокни, Дейнека, Норман Рокуэлл, Герасимов и Соролья рассказывают (и показывают) нам, что нужно для того, чтобы лето было идеальным.
03 июля 2020
2
Как открывали музеи в России: скандалы и забавные случаи
Любопытные истории, случившиеся в XIX и ХХ веках: изучаем и возвращаемся в музеи после коронавирусного карантина с соблюдением всех мер предосторожности.
03 июля 2020
3
Это странное время — застой. «Ненавсегда» в Третьяковке
Третьяковка раскрывает психологию искусства брежневской эпохи на выставке «Ненавсегда. 1968–1985», с 7 июля представляя 400 экспонатов: живопись, скульптуру, объекты, перформансы, фотографию.
03 июля 2020
4
Меценат и коллекционер Андрей Филатов готов купить спорные американские памятники
Его фонд Art Russe предложил США сохранить монументы Теодору Рузвельту и Александру Баранову, ставшие объектами нападок протестующих.
03 июля 2020
5
Чтение на каникулах: лучшие тексты The Art Newspaper Russia
Редакция The Art Newspaper Russia уходит на каникулы, и, пока до 20 июля сайт не будет обновляться, предлагаем вспомнить некоторые из наших лучших материалов.
03 июля 2020
6
Ладно ль за морем иль худо?
Третья и четвертая волны художественной эмиграции — сначала из Советского Союза, потом из России — никогда еще не были описаны всесторонне и фундаментально. Попытку это сделать предприняла Зинаида Стародубцева.
03 июля 2020
7
Трейси Эмин: «После „локдауна“ я стала счастливой и свободной»
Звезда британского искусства Трейси Эмин открыла в лондонской галерее White Cube онлайн-выставку «Я расцветаю в одиночестве», где представлены картины, написанные художницей во время самоизоляции.
03 июля 2020
8
Снова к морю
Роскошные отели сети Baglioni Hotels & Resorts в Пунта-Але предлагают уединенный отдых среди высоких сосен и белых песков на побережье Тосканы.
03 июля 2020
9
Bone, Эльза и Tiffany: полвека вместе
Tiffany & Co. представляет специальную серию легендарных браслетов Еlsa Рeretti Вone Сuff.
03 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru