The Art Newspaper Russia
Поиск

Надзирать и показывать

Фото предоставлено пресс-службой АНО "Пермь-36"
Фото предоставлено пресс-службой АНО "Пермь-36"

Музей истории политических репрессий «Пермь-36» становится местом памяти сотрудников ГУЛАГа.

Автономная некоммерческая организация «Пермь-36» заявила о прекращении своей деятельности. «Все возможности АНО „Пермь-36“ выстроить партнерство власти и общественности в этом вопросе исчерпаны», — говорится в официальном заявлении, опубликованном на сайте организации.

Проблемы между создателями музея и краевыми властями начались полтора года назад. До этого времени Музей истории политических репрессий «Пермь-36» был государственно-общественным партнерством. Краевое Министерство культуры содержало его инфраструктуру, АНО создавало содержание — начиная с экскурсий и заканчивая Международным гражданским форумом «Пилорама». После смены губернатора и отъезда из Перми Марата Гельмана началось сворачивание культурных проектов. Под зачистку попала «Пилорама», которая проводилась на территории музея, а затем власти решили разделаться и с самой «Пермью-36».

«Пермь-36» — неофициальное название советской исправительно-трудовой колонии строгого режима для осужденных за «особо опасные государственные преступления» в поселке Кучино в 120 км от Перми. С середины 1970-х в колонии содержались осужденные по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде». Здесь отбывали сроки диссиденты Владимир Буковский, Сергей Ковалев, Василь Стус (погиб в заключении) и другие политзаключенные. Лагерь был официально закрыт в 1988 году. Спустя четыре года пермский историк Виктор Шмыров придумал создать на его месте музей. В 1996 году Музей истории политических репрессий «Пермь-36» принял первых посетителей.

В начале 2014 года краевой Минкульт в одностороннем порядке принял решение создать вместо автономного государственного учреждения культуры «Пермь-36» бюджетное. Сами общественники узнали о планах властей из прессы. Поднялась волна негодования, краевые власти согласились сделать директором новой структуры Татьяну Курсину (ранее — исполнительный директор АНО «Пермь-36»). Однако через два месяца глава местного Министерства культуры Игорь Гладнев уволил ее с формулировкой «неэффективный менеджер» и назначил директором музея своего заместителя Наталью Семакову.

Начался этап длительных переговоров между правлением АНО «Пермь-36», в которое входили Сергей Ковалев, Арсений Рогинский, Александр Даниэль, Алексей Симонов, и властями Пермского края. Однако все они закончились безрезультатно. В итоге правление АНО «Пермь-36» приняло решение о самоликвидации. «Не имея возможностей для выполнения уставных целей и понимая бесперспективность дальнейших переговоров, правление АНО „Пермь-36“ приняло решение о прекращении деятельности АНО и начале процедуры ликвидации общественной организации», — говорится в официальном заявлении.

Другая причина самоликвидации АНО: Минкульт, вопреки достигнутым ранее договоренностям о внесудебном решении спорных вопросов, возбудил несколько арбитражных исков к АНО «Пермь-36». Через суд с общественников взыскивают порядка 2 млн руб. — пеня за несвоевременную передачу имущества государственному музею и компенсация за нарушения при содержании имущественного комплекса.

Фонды, коллекцию, архив, библиотеку правление АНО «Пермь-36» планирует передать на депозитное хранение профильным организациям: Международному обществу «Мемориал», Сахаровскому центру и Государственному музею истории ГУЛАГа в Москве.

Дальнейшая судьба музея «Пермь-36» остается под вопросом. Еще летом прошлого года чиновники заявляли о создании на базе бывшего лагеря политзаключенных музея не только ГУЛАГа, но всех политических репрессий в стране, начиная со времен Бориса Годунова. «Был музей жертв политических репрессий: диссидентов, правозащитников, — будет музей врагов народа: шпионов, предателей, военных преступников, бандеровцев и тому подобных. На многих стендах будут рассказывать о том, каких подонков содержали здесь. Ну и немного будет про диссидентов — не то чтобы как о разновидности подонков, но, при перечислении, в их ряду. Раньше идеологию музея фактически определял московский „Мемориал“ — теперь идеологию музея фактически будет определять пермский ГУФСИН (Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний. — TANR)», — считает председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев.

Первая выставка музея после его перехода под контроль государства будет посвящена средствам охраны и способам содержания заключенных, сообщил интернет-газете «Грани.ру» член правления общества «Мемориал» Александр Калих. «Теперь это музей о лагерной системе, но не о политических заключенных», — уверен Виктор Шмыров, директор АНО «Пермь-36».

«АНО „Пермь-36“ рассказывала со стороны политзаключенных и очень редко обращалась к сотрудникам ГУФСИНа, и бывшие охранники были в некотором роде обижены. Я понимаю, что нас сейчас обвиняют в том, что мы стали слушать только сотрудников ФСИН, но это не так. Наша задача — быть своеобразным буфером между охранниками и заключенными. В своих выставках мы будем смотреть в обе стороны: отображать и историю пенитенциарной системы, и судьбу политзаключенных», — заявила порталу «59.ru» Елена Мамаева, куратор выставочной деятельности музея «Пермь-36».

При этом руководство музея информацию о выставке, посвященной средствам охраны и способам содержания заключенных, опровергает. По словам директора музея «Пермь-36» Натальи Семаковой, в ближайших планах музея выставка экспонатов тюремной библиотеки, выставки, посвященные Великой Отечественной войне, а также мемориальный проект, приуроченный к 100-летию Александра Солженицына.

Материалы по теме
Просмотры: 2624
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Строительство Большого Египетского музея завершается
Фараон Хеопс потратил 20 лет на строительство своей Великой пирамиды. С 2002 года, когда был объявлен архитектурный конкурс на новый музей, и до его открытия в следующем году пройдет как раз около двух десятилетий.
16 сентября 2020
5
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
6
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
7
Влюбленный в 1990-е: в МАММ проходит выставка Игоря Мухина
Среди музейной публики много молодежи, «миллениалов». Выставка «Наши 1990-е. Время перемен» будет для них историческим свидетельством. Для людей, помнящих 1990-е, она станет поводом к ностальгии.
17 сентября 2020
8
Чтобы парадное не выглядело подъездом
Житель Петербурга за свой счет восстановил в доме исторические двери с витражами.
16 сентября 2020
9
Саша Фролова: «Художник должен быть объектом искусства в любой момент времени»
МMOMA совместно с Фондом Ruarts проводит выставку Fontes Amoris художника Саши Фроловой. Она рассказала нам о символах перерождения, трансформации женского образа и сверхвозможностях.
16 сентября 2020
10
Третьяковская галерея открывает залы, затопленные ливнем
Первой в Новой Третьяковке возобновила работу выставка «Ненавсегда». Постоянная экспозиция пока что остается закрытой.
16 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru