Что посмотреть в МАММ, или 25 зеленых кошек в серой комнате

Мультимедиа Арт Музей, Москва открыл сразу почти десяток новых выставок. Представлены и интернациональные звезды, и российские мэтры, и восходящие таланты

Паскаль Мэтр. «Нигер, 2007. Грузовики с мигрантами в пустыне Тенере». 2007. Фото: Pascal Maitre/Myop/Pano
Паскаль Мэтр. «Нигер, 2007. Грузовики с мигрантами в пустыне Тенере». 2007.
Фото: Pascal Maitre/Myop/Pano

Девственно-белые интерьеры музея таят в себе две ярчайшие цветные экспозиции: это «Репортажи» знаменитого французского фотографа-документалиста Паскаля Мэтра и выставка «Между воображением и реальностью» американской художницы Сэнди Скогланд. К счастью, они разведены по разным этажам, потому что пережить их друг за другом, единовременно, было бы слишком большим испытанием для зрения.

Объединяет этих двух совершенно разных мастеров то, что стиль их сложился и пик их творчества пришелся на 1970–1980-е годы, докомпьютерную эпоху, когда не было Photoshop, фильтров и прочих усилителей цвета. То есть они, конечно, были (например, сверхчувствительная пленка и разные протоколы проявки и печати), но достигнуть ошеломляющей интенсивности красок в кадре было несравненно труднее, чем сейчас. И два этих художника, без сомнения, просто сделают «контрольный выстрел» по глазам своими дичайшими, орущими цветами.

Сэнди Скогланд. «Микробы повсюду». 1984. Фото: Sandy Skoglund/Paci contemporary gallery, Brescia/Porto Cervo, Italy
Сэнди Скогланд. «Микробы повсюду». 1984.
Фото: Sandy Skoglund/Paci contemporary gallery, Brescia/Porto Cervo, Italy

Один из них — 65-летний Паскаль Мэтр, звезда фоторепортажа, лауреат, помимо других наград, World Press Photo (1987) за съемку оставшихся на тот момент живых участников и героев Мексиканской революции. Сорок лет он работает в самых опасных регионах планеты: Африке, Латинской Америке, Афганистане. Он певец витальной силы третьего мира, наблюдатель гримас постколониализма. Каждая его серия — эксклюзив, добытый с риском для жизни, поэтому он всегда был желанным автором в таких изданиях, как Figaro, Geo, National Geographic, Paris Match, Stern.

Как любой великий фотограф, Мэтр обладает талантом проникать в закрытые сообщества, становиться невидимым для людей, которых снимает. Он мог сделать кадр из толпы всадников, причем изображение получалось такой четкости, что были видны лопнувшие сосуды в глазах лошадей. И непонятно, где при этом фотограф находился: тоже в седле, поблизости на дереве или висел в воздухе? Он снимает мир за границей сегодняшней цивилизации, но его ракурсы и, конечно, неоновые цвета очень современны, как будто это не Африка, а Нью-Йорк, и при этом некоторые композиции явно несут отсылку к классическому искусству — Рембрандту, Энгру, Пикассо, Хокни. Выставка «Репортажи» — такое шоу, на которое хочется вернуться.

Паскаль Мэтр. «Мали, 2019. Ополчение традиционных охотников донзо народности бамбара». 2019. Фото: Pascal Maitre/Myop/Pano
Паскаль Мэтр. «Мали, 2019. Ополчение традиционных охотников донзо народности бамбара». 2019.
Фото: Pascal Maitre/Myop/Pano

Сэнди Скогланд в определенной степени противоположность Мэтру. Если он ищет для кадров реальные события, их кульминацию, то Скогланд «реальность» создает руками, в студии: выстраивает интерьеры, подбирает мебель, красит это все определенным образом, населяет странными существами и фотографирует. В результате получается абсурд и ужас без всякой кульминации.

В этом году Сэнди Скогланд исполняется 75 лет. В молодости она долго себя искала: изучала живопись, историю искусства, фотографию, кино, год стажировалась в Лувре. В творчестве она вначале рефлексировала по поводу рекламной фотографии, но постепенно нашла свою тему. Ее считают родоначальницей жанра tableau photography — «сконструированных» кадров.

Сэнди Скогланд. «Радиоактивные кошки». 1980. Фото: Sandy Skoglund/Paci contemporary gallery, Brescia/Porto Cervo, Italy
Сэнди Скогланд. «Радиоактивные кошки». 1980.
Фото: Sandy Skoglund/Paci contemporary gallery, Brescia/Porto Cervo, Italy

Одну из самых знаменитых фотографий — «Радиоактивные кошки» — она сделала в 1980 году. Это был момент эскалации международной напряженности: ввод советских войск в Афганистан, бойкот московской Олимпиады. Попав в унисон со временем, художница представила постапокалиптическую сцену — жизнь после атомной катастрофы. Обычный американский дом, как бы засыпанный серым атомным пеплом, и на его фоне ярко-зеленые кошки. Двадцать пять кошек Сэнди Скогланд вылепила из глины и покрасила флуоресцентными красками. Кадр получился рекламным по цепкости. Далее последовали «Месть золотой рыбки» (1981), пророческая «Микробы повсюду» (1982) и еще десятки остроумных задокументированных инсталляций. Эти эксперименты рифмовались с кинематографическими поисками: 1980-е считаются золотым веком фильмов ужасов, когда появились такие культовые ленты, как «Техасская резня бензопилой», «Муха», «Кошмар на улице Вязов» и многие другие.

С высоты современных 3D-технологий, когда любая мистика и паранормальные явления легко моделируются на компьютере, опыты художников 1970–1980-х кажутся наивными. Примерно как картонная акула в фильме «Челюсти». Но если учесть, сколько изобретательности и труда вложила та же Сэнди Скогланд в свои работы, то проникаешься к ней и ее коллегам-первопроходцам в области спецэффектов глубоким уважением.

Валерий Чтак. «Путь мха». 2020. Фото: предоставлено автором
Валерий Чтак. «Путь мха». 2020.
Фото: предоставлено автором

Программа музея не исчерпывается двумя козырными выставками. На минус первом этаже продлена работа итогового смотра выпускников Школы Родченко. В лобби, напротив входа, открыта выставка Валерия Чтака «Могло бы быть гораздо хуже». Само ее название кажется зловеще актуальным, но на самом деле она о личных переживаниях, творчестве и одиночестве. Произведения Валерий Чтак создавал в течение нескольких недель непосредственно в музее, пока тот был закрыт из-за коронавируса. На втором этаже — сборная экспозиция «Тень души, но заостренней чуть» о том, как художники пережили карантин. Также есть ретроспектива фотографа из Донецка Александра Стринадко «Накануне перестройки» — окно в ушедшую эпоху. Еще — веселая и легкая выставка художника Паруйра Давтяна «Откровение чудесного пруда» — деконструкция импрессионизма. Чудесный пруд — это тот самый водоем с кувшинками Клода Моне. Только Паруйр Давтян превратил цветы в кувшины, расставленные на глади не воды, а холстов в импрессионистическом духе.

Александр Стринадко. «Донецк». 1984. Фото: собрание Мультимедиа Арт Музея
Александр Стринадко. «Донецк». 1984.
Фото: собрание Мультимедиа Арт Музея

И наконец, на самом верху работает выставка «Календарь Pirelli 2020». Или точнее, все, что от некогда крутой, провокационной идеи календарей Пирелли осталось. Перед нами скучная политкорректная экспозиция фотографа Паоло Роверси «В поисках Джульетты». Грустные голливудские кинодивы одним своим обреченным видом призывают нас забыть о привлекательности женских тел и сосредоточиться на красоте духовной. Хорошо, что из этого храма чистоты так легко вернуться в яркие и разнузданные 1980-е.

Мультимедиа Арт Музей
Паскаль Мэтр. Репортажи
Паоло Роверси. В поисках Джульетты. Календарь Pirelli 2020
Александр Стринадко. Накануне перестройки
Паруйр Давтян. Откровение чудесного пруда
Валерий Чтак. Могло бы быть гораздо хуже
Ксения Цыкунова. Ютьюбифул
Артем Голощапов. Нелепое равновесие

Выставки работают до 28 марта

Сэнди Скогланд. Между воображением и реальностью
Тень души, но заостренней чуть

Выставки работают до 30 апреля

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
4
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
5
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
6
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
7
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Немецкий экспрессионист, несомненно, пребывал в депрессии, которая могла спровоцировать самоубийство. Однако, согласно новой версии современных экспертов, дважды выстрелить в себя из браунинга он не мог
08.11.2021
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+