Победитель конкурса «Премия Джамиль» Айше Эге: «Стамбул — это всегда женщина, которая живет и чувствует»

В Новом Манеже с завтрашнего дня открывается для публики выставка победителей и финалистов британского международного конкурса искусства и дизайна «Премия Джамиль», третьего по счету. Идея премии возникла после реконструкции зала исламского искусства Музея Виктории и Альберта в 2006 году как способ установления культурного диалога между Западом и Востоком в широком смысле. В Новом Манеже представят более 20 работ, созданных художниками и дизайнерами из Азербайджана, Индии, Ливана, Марокко, Пакистана, Саудовской Аравии, Турции и Франции. Мы поговорили с победителями конкурса этого года — модельерами и основателями марки одежды Dice Kayek сестрами Эдже и Айше Эге. На выставке будут представлены три их работы — платья (на фотографии слева направо) «Кафтан», «Айя-София» и «Купол-I».

Не могли бы вы подробнее рассказать о концепции вашей серии «Контрасты Стамбула»?

Эдже Эге: Основной идеей для нас стало культурное и архитектурное наследие Стамбула; это богатый культурами разных цивилизаций город. Когда ты живешь там, вдохновляет все вокруг, в особенности архитектура: как здания современного города, так и древние дворцы, музеи, мечети и церкви.

Айше Эге: «Контрасты Стамбула» — это коллекция из 22 предметов одежды, каждый из которых представляет один из символов Стамбула, какое-либо конкретное место или атрибут города.

Эдже Эге: Платье «Айя-София», которое будет показано на выставке, посвящено знаменитому одноименному собору. Сейчас это музей, однако это был крупнейший христианский храм, а позднее мечеть. Внутри можно увидеть великолепные византийские мозаики, а в алтарном своде сохранилось мозаичное изображение архангела Гавриила. Так вот наша работа повторяет его плащ.

Айше Эге: Мы использовали около 6620 дутых стеклянных бусин XIX века, которые нашли в одном парижском антикварном магазине; ими вручную расшито платье.

Эдже Эге: Купол — самая распространенная архитектурная форма в мечетях Стамбула, и эта конструкция и объем подтолкнули меня к созданию платья из белой египетской органди (прозрачная хлопчатобумажная ткань. — TANR). В нем присутствует архитектурный момент в жесткой структуре кринолина и круглящейся форме рукавов. «Купол-III» из этой же серии (его на выставке не будет) построен на контрасте круглой, очень женственной формы мечети и мужественного вертикального минарета — в Стамбуле все контрастно, но сосуществует в гармонии.

Айше Эге: Для «Кафтана» мы взяли за образец настоящий кафтан султана Сулеймана Великолепного, хранящийся во дворце Топкапы.

Эдже Эге: Он очень простой. Обычно кафтаны обильно украшены мехом, вышивкой и так далее, но этот, который носил один из величайших правителей Османской империи, настолько чистый по форме, что его можно было бы надеть сегодня, если бы это было возможно: он очень современный. Таким образом, мы взяли новаторскую идею этого символического предмета одежды и создали свой «Кафтан».

Внутри всех платьев скрывается архитектурная структура, каркас. Ткань не держит форму, она текучая, к тому же существует гравитация. Создание платьев на самом деле во многом было инженерным процессом.

Вы воспринимаете свои работы в большей степени как искусство или как моду?

Эдже Эге: Это совсем не мода, наоборот, это художественный и инженерный процесс. Это вневременные вещи: их можно надеть, но они для этого не предназначены. Они созданы для того, чтобы на них смотреть и думать, проводить параллели с городом.

Айше Эге: Многие назвали это «носимым искусством», несмотря на то что носить его нельзя.

Большинство предметов вашей коллекции — платья, наверное самый женственный предмет одежды. Почему вы выбрали его для презентации Стамбула?

Айше Эге: Стамбул — абсолютно женский город, его всегда называют «она». Когда ты говоришь «Стамбул», это всегда женщина, которая живет и чувствует.

Что для вас значит получение премии «Джамиль»?

Эдже Эге: Это суперпрестижная премия, особенно для модного дизайнера. Когда сравниваешь моду и искусство, искусство неизменно оказывается выше. Мне не нравится мода. Я ее делаю, это моя работа, но это «быстрая мода»: производство, доставка, потом ты это надеваешь, потом выбрасываешь, и по новой. Это безумие. Мода, особенно в XXI веке, не воодушевляет на то, чтобы творить, быть изобретательным, делать что-то и носить что-то абсолютно новое, уникальное. Все очень друг на друга похоже. Ты не можешь производить то, чего ты желаешь, а в этих произведениях можешь. Премия «Джамиль» придает нам смелости и уверенности, чтобы продолжать создавать искусство, не только платья. Возможно, мы будем заниматься другими вещами в рамках современного искусства, которое я очень люблю. Оно становится все более и более волнующим и занимает все более серьезное место в мире. Несмотря на экономический кризис, у него есть своя ниша.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+