Дмитрий Гуржий: «Мы хотим красоту нашей культуры передавать доступными формами»

№77, октябрь 2019
№77
Материал из газеты

Основатель бренда Gourji рассказал о новых направлениях развития марки

Толстовка из новой коллекции Gourji
Толстовка из новой коллекции Gourji

Недавно Gourji выпустил неожиданную новинку — толстовки с крупными яркими вышивками. После золотых запонок, дорогих ручек и богато украшенных бархатных халатов это довольно нетривиальное развитие в рамках бренда.

Да, наша коллекция одежды, которая долгое время была полностью женской, пополнилась популярными у молодежи толстовками. Мы хотели сделать что-то, что легко купить и легко носить. Потому что наши халаты, бесспорно, просто великолепны, но все же это одежда для особых и даже торжественных поводов. С толстовками мы обращаемся к более молодой аудитории, создавая авторскую вещь для легкой покупки.

Такое предложение пользуется популярностью у вашей аудитории? Их больше покупают для себя или в подарок?

Должен сказать, что популярностью пользуются дикой. Причем покупают именно для себя. Мужчины покупают, к примеру, для себя и для жены или для себя и для ребенка. Если запонки — это чаще всего дар другому человеку, то толстовка со Спасской башней на спине — это для себя, для души.

Вы как-то планируете развивать это кэжуал-направление?

Сейчас готовим дополнение к толстовкам — спортивные брюки, зимой — куртки-бомберы в похожем дизайне, а уже в следующем году — коллекцию обуви, чтобы наши клиенты этот повседневный образ могли завершить. К тому же мы начали делать кожаные аксессуары для путешествий: сумки разных размеров и форм, рюкзаки. Причем выпускаем всю линейку в России. Кожа итальянская, а мастера наши, потому что на самом деле у нас в стране имеется огромный человеческий ресурс, который все может и все умеет. Это дает большую динамику производства и ассортимента, появляется ощутимый размах, мы становимся более гибкими. Понятно, что изначально мы представляли довольно узкий сегмент, где бренд Gourji однозначно стал лидером. Но мы стараемся давать людям определенные эмоции, связанные с эстетикой нашей страны и жизни этих людей. Мы хотим красоту нашей культуры передавать доступными формами. Когда ты предлагаешь что-то повседневное, сохраняя при этом фирменный стиль, ты можешь дарить людям эти впечатления изо дня в день.

Клатч с витражами станции метро «Новослободская»
Клатч с витражами станции метро «Новослободская»

А что нового бренд предлагает женщинам?

Женская коллекция приросла новыми клатчами из дерева. Они повторяют дизайн наших шкатулок для ручек — мы обыграли их четкую форму, и получилось довольно интересно. К тому же расширилась коллекция платков. Помимо наших давних авторов Сони Уткиной и Елены Мухановой, над их дизайном теперь работают талантливые выпускники Школы дизайна Высшей школы экономики.

Платок из коллекции Легенды подземелья
Платок из коллекции Легенды подземелья

Придумать платок не так уж просто. Он должен хорошо драпироваться, цвета должны сочетаться определенным образом и так далее. Как ваши художники выбирают сюжеты? Кто дает указания, что работаем над этой темой, а не над той?

У нас уже сложились определенные коллекции, которые мы просто дополняем новыми вещами. К примеру, мы очень любим московское метро. Это уникальное собрание прекрасных декоративных сюжетов.У нас даже вышла новая коллекция «Легенды подземелья», в нее вошли, например, платки, один из которых повторяет узоры витражей на станции метро «Новослободская», другой — ампирные элементы «Курской», а третий — почти дворцовое убранство «Комсомольской».

А с точки зрения авторских отчислений вам не трудно? Ведь у вас в коллекциях повсеместно встречаются известные мотивы и даже целые произведения искусства советского периода.

В этом плане у нас все четко: если есть правообладатель, мы платим за использование. Так было с ручкой, посвященной Марку Шагалу. Мы связывались с его фондом, общались с одной из внучек и платили за использование его работы. Долго ждали ответа, весь процесс согласований растянулся на полтора года, но все получилось. Или мозаика Александра Дейнеки на станции метро «Маяковская», которую мы неоднократно использовали в разных изделиях, — здесь у нас договор с его наследницей. А по дому Мельникова — с внучкой самого Мельникова.

Была интересная история с миниатюрой в виде автомата Калашникова на запонках. Делали мы их несколько лет, потому что все делают, причем не только запонки, — и тут приходит запрос из концерна Калашникова, который стал правообладателем всего, что связано с автоматом, даже аббревиатуру АК зарегистрировал на себя. Мы не стали бодаться, подписали договор и работаем дальше.

Коллекция, посвященная русскому авангарду
Коллекция, посвященная русскому авангарду

Какую модель Gourji вы можете назвать абсолютным бестселлером?

Среди запонок бестселлером остаются «Всегда готов», на втором месте — «Москва», прообразом которых послужил орден Победы. У них в центре не Спасская башня как в оригинале, а высотка МГУ.

Среди ручек самые популярные — «Георгий Победоносец» и опять же «Спасская башня». Ее вообще можно считать самым популярным символом столицы, изделия с ее изображением всегда становятся хитом продаж. У нас и ежедневники, и сумки из новой коллекции, и даже зонт — везде изображена Спасская башня.

Никто не обвинял вас в спекуляции на советском прошлом?

Вы знаете, не то чтобы обвиняли, но порой высказывались, особенно в самом начале нашей работы, что, мол, как вы смеете, это был кровавый режим, зачем пропагандируете. В таких случаях я всегда отвечаю, что понимаю, что после падения советского строя у кого-то, конечно, еще свежи воспоминания, но меня увлекает не режим, а эстетика того времени, художественные решения, огромное культурное наследие, которое поистине грандиозно, и глупо это отрицать.

То время подарило нам гениальных художников, которые создавали уникальные вещи, и я вообще не касаюсь вопросов идеологии. Мы же сегодня ходим на выставки Гелия Коржева — и ничего. Это искусство, это свидетельство определенного периода в истории. Потому что за любым предметом есть идеология, и с этой точки зрения атрибутику Древнего Рима тоже лучше не использовать, а в Колизей-то и подавно заходить нельзя, если вспомнить, что там творилось. СССР — родина для многих, кто живет сейчас в России и кто уехал, и герб СССР для них — это символ родной страны, а не режима.

Платок из коллекции Легенды подземелья
Платок из коллекции Легенды подземелья

А туристы из других стран интересуются изделиями Gourji?

Проблема с туристами в том, что их бюджет на сувениры рассчитан, как правило, на шапку-ушанку и бутылку водки. А у нас
любой самый доступный по цене платок все равно стоит минимум 9 тыс. руб. Ментальность туриста в том, что он хочет потратить максимум $25. А у нас за такую сумму ничего нет и не будет, мне кажется, никогда. Потому что Gourji — это не сувениры, это красивые качественные вещи, которые по-особенному рассказывают об истории и культуре великой страны.

Новости партнеров

Самое читаемое:
1
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
В Эрмитаже и Пушкинском открылись финальные выставки грандиозного тура, посвященного импрессионистам и постимпрессионистам из дореволюционных коллекций Щукина и Морозова
27.06.2022
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
2
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
3
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
4
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
5
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
6
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
7
«1703»: в фокусе новые возможности для галерей и частные коллекции
«Вдохновлена городом» — слоган новой петербургской ярмарки современного искусства, которая пройдет с 16 по 19 июня в выставочном зале «Манеж». Ее организаторы и участники — галеристы из двух столиц — рассказывают о том, какой она будет
16.06.2022
«1703»: в фокусе новые возможности для галерей и частные коллекции
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+