Выставка, к которой стоит прислушаться. История самых громких музыкальных изобретений в одном палаццо

Courtesy: Fondazione Prada \Photo: Attilio Maranzano
Courtesy: Fondazione Prada \Photo: Attilio Maranzano

Экспозиция «Искусство или звук» в фонде Prada восхищает удивительными инструментами.

Удивив в прошлом году художественную общественность эстетской реконструкцией давней выставки минималистов Когда отношения становятся формой, в этот раз некоммерческий Фонд Prada приурочил к Архитектурной биеннале в Венеции проект, взывающий, причем буквально, на разные лады, не только к знатокам современного искусства, но и к более широкой публике. Куратор выставки Искусство или звук знаменитый итальянец Джермано Челант запальчиво утверждает, что современные музеи стали похожи на кладбища — так там тихо, — и с этим диктатом зрения над остальными чувствами пора заканчивать. И в самом деле, два этажа палаццо Ка’Корнер делла Реджина, где располагается фонд, наполнены разнообразными звуками и мелодиями: где-то поет кукушка в часах, бьет в барабан заводной мальчик Маурицио Каттелана, ноет шарманка, а посетители усердно нажимают на кнопки большого ящика, извлекая из него то мяуканье, то стоны.

137 предметов собранной на выставке энциклопедической коллекции (из разных музеев мира) представляют как настоящие музыкальные инструменты и их эволюцию, так и созданные художниками вариации на эту тему, позволяя за недолгое время пробежаться и по истории музыки, и по истории искусства, начиная с XVII века и заканчивая сегодняшним днем. Самая старинная на выставке — лира-ци-тра из Музея истории искусства в Вене, примерно такие можно видеть на картинах эпохи позднего Возрождения. Далее следуют гитары, скрипки, органы, тромбоны, флейты, трубы и удивительные изобретения XVIII века, соединяющие сразу несколько функций: от поющих швейцарских часов до уникального экспоната, привезенного из Эрмитажа. Это экипаж, созданный для Екатерины Великой русским часовщиком Егором Кузнецовым; карета снабжена автоматическим органчиком для развлечения пассажиров, «запрограммированным» на шесть популярных тогда мелодий, который, помимо прочего, отсчитывал каждую версту звонком. Из русского вклада в музыкальные изобретения представлено также оптофоническое пианино 1920 года Владимира Баранова Россине, переводящее звуки в образы. Оптофон, граммофон, пирофон, оркестрион — сами названия звучат как музыка. Чего стоит один тамбурикорд эксцентричного дизайнера ар-деко Карло Бугатти или шумовая машина «Интонарумори» футуриста Луиджи Руссоло! От изобретателей выставка ведет к разрушителям гармонии, героям контркультуры 1960-х, эпохи раздолбанных в рок-н-ролльном угаре гитар и разъятых звуков и образов — тут и Джон Кейдж, и Нам Джун Пайк, Кунеллис и Арман, — и далее, к магнитофонным экспериментам Брюса Наумана и Джорджа Мачюнаса, телефонной будке Лори Андерсен, работающему портативному телевизору, встроенному в картину Тома Вессельмана, и к уже современным аудио- и видеоартистам вроде канадки Джанетт Кардифф и англичанина Дуга Эйткена. Под углом зрения (или слуха?), который задает выставка, художественные эксперименты кажутся частью почтенной традиции, а обыкновенные инструменты, как, например, «Обычная труба» Адольфа Сакса, — шедеврами минималистской скульптуры.
Фонд Prada
Искусство или звук

Венеция
До 3 ноября

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+