Почти как при Фамусове

№70, февраль 2019
№70
Материал из газеты

В марте Музей современной истории России открывает для публики воссозданные интерьеры бывшего Английского клуба

Музей современной истории России на Тверской улице в Москве. Фото: Музей современной истории России
Музей современной истории России на Тверской улице в Москве.
Фото: Музей современной истории России

Главный архитектор проекта реставрации особняка Марина Горячева для начала констатирует: «Восстановить все помещения Английского клуба, какими они были до революции, все-таки нереально». Дело в том, что полукруглые боковые крылья дворца раньше были намного длиннее. В советское время Тверскую улицу стали расширять — некоторые старинные дома снесли, некоторые передвинули вглубь. Но подвинуть это здание, с его сложной планировкой, было невозможно, так что крылья просто укоротили и прикрыли новыми фасадами. Прежние фундаменты теперь скрывает асфальт. 

Поэтому в наши дни специалисты сосредоточились на том, чтобы восстановить уцелевшее. А старины в особняке на Тверской, по счастью, много. «Реставраторам тут работать большое удовольствие, сохранность очень хорошая», — говорит начальник музейного отдела по капитальному строительству и ремонту Андрей Кириллов, проводя экскурсию по обновленному и посвежевшему зданию. Бывший Английский клуб (официально для историков архитектуры — «Городская усадьба А.М.Хераскова — Л.К.Разумовского») — одно из немногих строений в Москве, где сохранилась допожарная деревянная стропильная система. В 1812 году дворцу просто повезло: новый владелец, граф Разумовский, как раз накануне войны затеял перестройку, сам вывез всю мебель и ценности, и дом стоял ободранным, не приспособленным для житья. Французы не захотели селиться на стройке — огонь и не вспыхнул.

Воссозданные интерьеры бывшего Английского клуба. Фото: Музей современной истории России
Воссозданные интерьеры бывшего Английского клуба.
Фото: Музей современной истории России

Благодаря этому реставраторы, которые работали тут с 2015 по 2018 год, обнаружили немало деталей, уцелевших еще с 1780-х, первого этапа строительства, даже обои того времени на стене. Впрочем, воссоздание фасадов и интерьеров все-таки выполнено с оглядкой на рубеж XIX–ХХ веков, когда здесь обитал прославленный московский Английский клуб. Наилучшая сохранность — у помещений в левом крыле, где до революции была читальня. В советское время музей разместил здесь библиотеку, поэтому до наших дней сохранилась даже дореволюционная мебель. Теперь посетители получат сюда доступ и увидят интерьеры XIX века: расписные потолки, лепнину, колонны искусственного мрамора. Их почистили, подновили, восполнили утраты. Основной массив работы от наших глаз скрыт, но он важен: в стенах от чердака шла сквозная трещина, которую удалось ликвидировать, кровля больше не протекает, фундамент усилен.

При подготовке проекта было обнаружено много архивных материалов, позволяющих восстанавливать здание в соответствии с историческими документами. Не обошлось и без исследования вопроса архитектурного авторства. Традиционно авторами второго этапа строительства считались Жилярди и Менелас. Как рассказала Марина Горячева, от послепожарного периода действительно сохранилось большое количество автографов Жилярди относительно достройки дворца — а вот документальных следов работы Менеласа так и не нашлось.

Воссозданные интерьеры бывшего Английского клуба. Фото: Музей современной истории России
Воссозданные интерьеры бывшего Английского клуба.
Фото: Музей современной истории России

Прогулка по обновленным интерьерам особняка на Тверской вселяет желание немедленно наполнить эти комнаты дамами в кринолинах, императорским фарфором и мебелью из карельской березы, а не экспонатами с ликами Владимира Ленина, Че Гевары и Бориса Ельцина. Эффект, помимо посвежевшей лепнины и заблестевшего мрамора, достигается тем, что изменился цвет стен во многих залах. Реставраторы делали зондажи, выясняя, какой именно колорит тут был «при царизме», и в ряде комнат решили восстановить сложные, деликатные оттенки. Кстати, эти зондажи в отдельных залах теперь можно увидеть: они законсервированы за стеклом в качестве своеобразных экспонатов. В экспонаты же превратились и некоторые вскрытые росписи.

Главной задачей, стоявшей перед реставрацией, по словам Кириллова, было, с одной стороны, максимально сохранить исторический облик и интерьеры здания, а с другой — не навредив, адаптировать их под современные нужды музея. С этим последним тоже все обстоит неплохо. Административные помещения вывели из особняка в «Красный дом» советского времени, замыкающий двор. Снесли перегородки, разделявшие кабинетики сотрудников. Благодаря этому открылись огромные, реально дворцовые пространства — музей получил большой конференц-зал и новый лекционный зал. В совокупности прибавилось около 350 кв. м. 

Модернизация тоже присутствует. Около «Инфернальной» Английского клуба (где в карты, случалось, проигрывали состояния) была «Ажидация» для кучеров с непарадной лестницей рядом. Ее давно разобрали, и теперь в старой лестничной клетке удалось установить лифт. Печные же каналы и воздуховоды использовали для прокладки современного инженерного оборудования.

Еще по старинным фотографиям восстановили облик фасадов внутреннего двора, который выходит на небольшой зеленый участок (раньше тут был гигантский парк, спускавшийся до Патриарших прудов). В 2020 году планируют открыть этот двор для публики. 

Самое читаемое:
1
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
Очередная крупная выставка в Государственной Третьяковской галерее расскажет о полузабытом академисте и любви XIX века к античности, а также о том, насколько эта любовь остается стойкой и в наши дни
26.04.2022
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
2
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
Любимая импрессионистами церковь Сен-Валери в Нормандии, которую писал Клод Моне и рядом с которой похоронен Жорж Брак, рискует соскользнуть в море: меловые скалы неумолимо осыпаются
26.04.2022
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
3
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
4
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
5
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
6
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
7
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+