18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Я в художники пойду, пусть меня научат…

Однако художественная школа — удовольствие нынче не из дешевых: в год студенты платят до $250 тыс. — больше, чем в престижных вузах Лиги плюща. По оценке Бюро трудовой статистики США, средний годовой доход у художников порядка $45 тыс. в год, это никак не оправдывает столь высокую плату за обучение.

Получить художественное образова ние в Америке стало дороже, чем учиться в престижнейших колледжах Лиги плюща, — и обществен ность заволновалась, требуя реформ. По данным Министерства образования США, программа бакалавриата ис кусств в частном университете может обойтись в сумму до $250 тыс. Пять из десяти самых дорогих вузов в США, учитывая размер средней стипендии и грантовой поддержки, — это университеты и колледжи, где учат будущих художников.

Многие опасаются, что из-за непомерных расходов на образование будут отсеивать ся все, кроме детей миллионеров, что может привести к коммерциализации искусства и его ориентации преимущественно на арт-рынок. «Учеба в престижном колледже становится все более недосягаемой для всех, кроме привилегированного класса», — говорит Энн Пастернак, президент и художественный руководитель некоммерческой организации Creative Time. «И это ужасно, потому что противоречит принципам нашей демократии, нашего общества и нашей культуры», — считает она. «Мы стали заложниками системы жесткой экономии, приватизации и неолиберализма, которая терпит крах. Крах для 99% населения — но не для элиты», — считает художник Сэм Дюран, преподаватель Калифорнийского института искусств (CalArts).

По мнению основателя AEA Consulting Адриана Эллиса, результат нынешней системы — то, что «студенты и их семьи обременены огромными долгами, у них просто не остается иного выбора. Так «выдавливается» средний класс, чьи дети обычно не получают стипендии для малоимущих; сводится на нет социальная мобильность, которую дает высшее образование».

Стоимость обучения в художественном колледже может повлиять на творческий стиль и манеру выпускников, «учитывая то, как дорого получить вожделенный диплом», полагает управляющий Winkleman Gallery из Нью-Йорка Эдвард Уинклмен. Удивительно, что предыдущее поколение о таких проблемах и не догадывалось. Художник и куратор Роберт Сторр, декан факультета искусств Йельского университета, рассказал, что учился в Чикагском институте искусств в 1970-х, «получая несколько тысяч долларов в год от родных и подрабатывая на двух работах».

«Выпускался я «в никуда» — особых перспектив тогда не было, но и долгов тоже не было. Думаю, именно так и должно быть в нашей области», — говорит он.

Хотя среди служителей искусства есть отдельные представители, чьи гонорары измеряются миллионами долларов, однако, по оценке Бюро трудовой статистики США, средний годовой доход дизайнеров и художников в 2012 году составил $44,4 тыс., причем в течение следующих восьми лет он вырастет всего на 3%.

Сторр комментирует: «Хватит уже обсуждать только звезд, которые бьют рекорды на аукционах, — обратите внимание на жизнь, точнее, выживание, на которое обречены настоящие жрецы искусства, не гоняющиеся за деньгами или хвалебными отзывами критиков и прессы».

Четырехгодичная программа бакалавриата в Школе искусств и дизайна Род-Айленда обойдется в сумму около $253 тыс., включая расходы на обучение и проживание. Студенты Школы Института искусств Чикаго должны выложить примерно $205 тыс., Художественного института Сан-Франциско — $157 тыс. (это только за обучение).

Университеты Лиги плюща, конечно, тоже «собирают дань» со своих студентов, но в то же время выдают больше грантов. К примеру, Гарвардский университет поддерживает около 65% учащихся средней стипендией в размере $46 тыс. в год. Эти вузы могут позволить себе быть щедрыми: так,  финансирование Гарварда в 2012 году составило $30,7 млрд, что, конечно, не идет ни в какое сравнение с тем, сколько получают художественные колледжи. К примеру, CalArts в том же году было выделено всего $113 млн. Хотя, вероятно, причина не в объемах государственной или частной поддержки, ведь даже самые богатые художественные школы не торопятся раздавать студентам гранты. Несмотря на выделенные государством и спонсорами $650 млн, частный нью-йоркский колледж Cooper Union осенью этого года будет собирать со студентов по $20 тыс. в год, то есть через 155 лет после своего открытия станет платным.

Кто виноват?

Стоимость обучения в университетах США с начала 1980-х годов растет на 2–3% быстрее, чем уровень инфляции, объясняет Ричард Веддер, руководитель вашингтон ского Центра доступности и продуктивности колледжей. При этом размеры государственного финансирования за последние 25–30 лет остались прежними. Рост цен неизбежен, администрация вузов твердит: художественные школы им тоже очень дорого обходятся. «Парадокс заключается в том, что они при этом еще и неэффективны, — говорит Ларри Томпсон, президент Колледжа искусств и дизайна Ринглинга, что во флоридском городе Сарасота. — Нельзя, впихнув 200 студентов в аудиторию, научить их искусству». В Колледже Ринглинга на 12 студентов приходится один преподаватель, а в CalArts примерно семь учащихся на одного преподавателя. Лекции и семинары по художественной критике также обычно длятся дольше, чем стандартные университетские занятия, объясняет Фред Фелау, проректор Колледжа дизайна «Арт-центр» в Пасадене. Еще одна статья расходов — оборудование. Стивен Лавин, президент CalArts, говорит: «Ставки все выше» — и поясняет: «Университет должен обладать если не самыми современными технологиями, то близкими к ним, чтобы переход от учебы к практике прошел для студентов легче». Для этих целей CalArts строит анимационную лабораторию, которая обойдется в $500 тыс.; деньги удалось собрать благодаря спонсорам и инвесторам, без привлечения учащихся. Но, признается Лавин, «это скорее исключение, чем правило». «Есть мнение, что эта модель неустойчива, потому что рентабельность инвестиций невероятно низка, учитывая процент трудоустройства выпускников, — говорит Адриан Эллис. — Расходы на колледж непосредственно связаны с рыночными требованиями. Они имеют лишь косвенное отношение к реальной стоимости предоставляемых услуг. Куда же уходят деньги? На стипендии и гранты — отлично; на недвижимость, цены на которую непомерно раздуты, — плохо; и на целевое финансирование в обход государственных инвестиционных фондов — это уж совсем ни в какие ворота».

Что делать?

Надо признать, что художественные вузы, собирая мзду со студентов, в рамках своих программ предлагают консультации по профессиональной ориентации и другим вопросам, от заполнения налоговых деклараций до управления капиталом и предпринимательского дела. «Мы понимаем, что перед нашими студентами открывается множество возможностей, и стараемся подготовить их к этому», — говорит Дебора Обалил, исполнительный директор Ассоциации независимых колледжей искусств и дизайна. Это привело к «заметному росту профессионализма молодых талантов в мире искусства; в то же время художников, способных рисковать или хотя бы знающих это слово, стало значительно меньше», считает арт-консультант Аллан Шварцман. И если авторы прежде всего ориентируются на требования рынка, а не на творчество, они скорее будут создавать «дорогостоящие предметы декора для вилл и особняков вместо искусства», уверен Эдвард Уинклмен. Один из возможных выходов из сложившейся ситуации — попытаться переориентировать благотворителей с музейных проектов на образовательные. По мнению Роберта Сторра, «в идеале, мы могли бы финансировать все расходы на обучение, как это делается в Йельской школе музыки — благодаря одному щедрому меценату и его жене». Пожертвования помогают компенсировать затраты на колледж, и «так студенты не влезут в огромные долги, и, соответственно, их не подталкивают быть конъюнктурщиками». Однако и художники могут сыграть свою роль — способствуя появлению аль- тернативных художественных школ вроде той, которой управляет нью-йоркский фонд Bruce High Quality. «Художники всегда были необходимы обществу», — считает Сэм Дюран, который охарактеризовал проблему роста цен на образование в сфере искусства как «требующую скорого решения». «Как выясняется, чтобы стать художником, не обязательно иметь диплом бакалавра искусств; лучшие работы рождаются в бедности и лишениях... Баскиа не мог позволить себе купить даже холст, но его творчество в результате стало только интереснее».

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+