От забора до расцвета

№69, декабрь-январь 2019
№69
Материал из газеты

Реставрация исторического здания не защищает его от сноса, но привлекает внимание властей и общества к проблеме сохранения архитектурного наследия, утверждают волонтеры

Елец. Деревянный дом и белокаменная мостовая по улице Ленина после нашествия волонтеров. Фото: Антон Позднухов
Елец. Деревянный дом и белокаменная мостовая по улице Ленина после нашествия волонтеров.
Фото: Антон Позднухов

Спасение архитектурного наследия, которое не имеет официального охранного статуса (а таких объектов у нас большинство), в России — дело энтузиастов и частных волонтерских движений. Например, фестиваль восстановления исторической среды «Том Сойер Фест», основанный в 2015 году в Самаре, посвящен реставрации фасадов старинных деревянных домов в российских регионах. Этим летом фестиваль охватил 26 городов, среди которых Воронеж, Екатеринбург, Казань, Нижний Новгород, Омск, Самара. 

За три года через «Том Сойер Фест» прошло около 2 тыс. человек. Кто-то едет в города проведения фестиваля из Москвы и Санкт-Петербурга, кто-то присоединяется на местах, некоторые волонтеры приезжают из-за границы. «Мы работаем как кинотеатр или ресторан: у нас есть график работы, и любой человек может прийти, посмотреть на то, как мы работаем, или остаться на несколько лет», — говорит основатель «Том Сойер Феста» Андрей Кочетков. И добавляет, что название, отсылая к герою Марка Твена, придает фестивалю дух авантюризма и детства.

Самара, улица Галактионовская, дом 91. 2016 г. Фото: «Том Сойер Фест»
Самара, улица Галактионовская, дом 91. 2016 г.
Фото: «Том Сойер Фест»

Дома для реставрации выбираются по принципу «целесообразности». «Сначала, выбирая тот или иной объект для реставрации, мы исходили из его архитектурной ценности, а сейчас стараемся помогать конкретным людям — и не важно, живут ли они там или арендуют здание как офисное. Если у них не хватает средств на ремонт, но они хотят и дальше жить в этом доме и готовы о нем заботиться, мы помогаем ресурсами и компетенциями. Красота для нас вторична, потому что именно люди — тот самый каркас, который позволяет существовать экономике и поддерживать историческую среду», — отмечает Андрей Кочетков. 

Все работы всегда согласуются с местными властями, которые в большинстве случаев идут навстречу волонтерам. Так, в 2015 году администрация Самары профинансировала около четверти всех работ по восстановлению дома на улице Льва Толстого.

Стоимость работ разнится в зависимости от размера и степени сохранности объекта, а также качества используемых материалов. На восстановление одного дома требуется минимум 40 тыс. руб. В некоторых случаях бюджет может достигать 500 тыс. руб. В Боровске Калужской области волонтеры в прошлом году отреставрировали дом на улице Ленина, который признан выявленным объектом культурного наследия. Снос ему не грозил, но здание находилось в предаварийном состоянии. «Благодаря спонсорам нам удалось собрать около 70 тыс. руб. и восстановить внешний облик здания: покрасить фасады, укрепить окна, залатать щели. Это очень важная для нас история: так мы показываем властям, что сохранять старинную деревянную архитектуру можно и это не требует огромных средств», — рассказывает руководитель боровского отделения «Том Сойер Феста» Владимир Кобзарь.

Самара. Дом 91 по Галактионовской улице после нашествия волонтеров. Фото: «Том Сойер Фест»
Самара. Дом 91 по Галактионовской улице после нашествия волонтеров.
Фото: «Том Сойер Фест»

«Мы не называем свою работу научной реставрацией, не хотим профанировать последнюю и низводить научное знание до общедоступного занятия. Другой вопрос, что зачастую фирмы, которые имеют лицензии на реставрацию, работают менее профессионально, чем мы», — подчеркивает Кочетков. Для работ по всем объектам волонтеры привлекают профессиональных реставраторов, строителей, резчиков по дереву, которые выступают в качестве консультантов или кураторов. «Мы работаем в основном с краской и другой химией, которая применяется в профессиональной реставрации, но в маленьких городах не всегда есть возможность приобрести эти материалы, — признается Андрей Кочетков. — Без поддержки спонсоров и местных жителей было бы гораздо труднее. Порой помощь приходит из самых неожиданных мест. Например, на площадку могут просто прийти люди и предложить что-то сделать за свой счет. В первый год существования фестиваля крупная компания увидела в соцсетях пост про нас и предложила нам свою краску. Параллельно занимаемся поиском партнеров среди профильных организаций: звоним, пишем, организуем встречи. Иногда помогает случай». 

За всю историю существования «Том Сойер Феста» волонтеры отреставрировали 54 дома. Однако сам факт реставрации не дает собственнику здания никаких гарантий, что оно не будет снесено. Так, этой осенью в Калуге снесли участвовавший в проекте «Том Сойер Фест» дом архитектора Яковлева. Реставрация — лишь один из механизмов привлечения внимания к судьбе исторических построек, считает Владимир Кобзарь. Впрочем, если у дома есть собственник и он заинтересован в его сохранении, спасти здание можно, даже если оно выведено из списка объектов культурного наследия. Один из примеров — флигель усадьбы Зеленко в Самаре, который в 2012 году лишился охранного статуса. Застройщики собирались возвести на его месте многоэтажный жилой комплекс. В прошлом году волонтеры «Том Сойер Феста» отреставрировали фасады здания, организовали кампанию по его спасению — в результате флигель признали частью ансамбля усадьбы, отказались от сноса и вернули в список объектов культурного наследия. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+