Ювелирный дивертисмент

№68, ноябрь 2018
№68
Материал из газеты

В честь открытия нового флагманского бутика французский ювелирный дом Van Cleef & Arpels привезет в Москву уникальные исторические украшения

Сотуар Alhambra. Золото, перламутр
Сотуар Alhambra. Золото, перламутр

Кропотливое собирание собственных произведений по аукционам, маленьким галереям и частным коллекциям — одно из главных направлений стратегического развития для многих ювелирных домов с историей. Зачем это нужно? Бренд уже вписан золотыми буквами в историю, эскизы в большинстве случаев хранятся в архивах и многочисленных клиентских книгах, технологические методы передаются от мастера к мастеру. Но, как обычно, есть нюанс. Хорошо и качественно собранная коллекция знаковых работ создает значительную прибавку к весу и репутации дома. Она не только поднимает престиж марки у клиентов, но и обогащает технический и дизайнерский лексикон мастеров — с появлением архива современные коллекции становятся, как правило, гораздо интереснее, пусть иногда и за счет слишком прямолинейного вдохновения. 

Брошь. Золото, бриллианты
Брошь. Золото, бриллианты

«Шедевры Van Cleef & Arpels», коллекция, которая будет выставлена в новом бутике в Петровском пассаже, — это 70 драгоценных лет истории дома, с 1910 по 1980 год, в шести десятках украшений — важных и весомых (в прямом смысле слова), а также довольно простых, которые тем не менее стали знаковыми для своего времени. 

Самые ранние украшения в коллекции — часы-подвеска с гильоше и эмалью и брошь Grappe de raisin из крошечных жемчужин, на фоне изделий с крупными камнями они кажутся чересчур скромными. 

Кольцо Mirifique. Золото, бриллианты, малахит, коралл, лазурит. 1986
Кольцо Mirifique. Золото, бриллианты, малахит, коралл, лазурит. 1986

Период ар-деко стал для многих ювелирных домов отличным шансом продемонстрировать максимум технических и дизайнерских возможностей, и дом Van Cleef & Arpels был одним из передовиков в этой гонке. Подтверждение тому — Гран-при парижской Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности 1925 года за браслет Roses, насчитывающий 463 бриллианта классической огранки, 293 рубина и 108 изумрудов огранки смешанного типа. Roses чуть ли не главное украшение этой коллекции, одновременно свидетельство исторического триумфа и идеальный образец того, как ювелирный дом работает с цветочными мотивами. Союз художественного директора дома Рене Пюиссан и художника Рене Сима Лаказа сделал ­1930-е звездным временем для Van Cleef & Arpels. Именно в это десятилетие появляется знаменитая «невидимая» закрепка камней serti mystérieux.

Браслет. Золото. 1935
Браслет. Золото. 1935

Долгие годы продуктивной работы Van Cleef & Arpels с египетской королевской семьей воплотились в несколько десятков уникальных украшений, однако в коллекцию по понятным причинам попали лишь отдельные экземпляры. Настоящая жемчужина — колье Collerette 1937 года с десятью крупными колумбийскими изумрудами общим весом 165 карат. Но вес изумрудов — не самое уникальное, что есть в этом украшении. Внимания заслуживают, скорее, многообразие бриллиантовой огранки и специальная изумрудная застежка-противовес, на создание которой у мастеров ушло несколько месяцев. 

В том же году свет увидела знаковая модель часов Cadenas. В 1930-е часы были настолько важной частью жизни и общественным маркером, что почти все ювелирные дома с головой погрузились в создание «своей» модели. Cadenas стали для Van Cleef & Arpels дизайнерской находкой и бестселлером на долгие годы. 

Брошь. Золото, бриллианты
Брошь. Золото, бриллианты

Следующее десятилетие, 1940-е, были временем экспериментов Van Cleef & Arpels с металлом — камни отошли на второй план по понятным историческим причинам. Оптические иллюзии превращали металл в кружево, сетку, тесьму, вышивку, ленту или пайетки (справедливости ради надо сказать, что первые коллекции с пайетками появились еще в 1936-м).

Многие из классических образцов драгоценного паве Van Cleef & Arpels были созданы в 1950-е годы. Идеальный пример — набор украшений с цветочным мотивом, принадлежавший Марджори Мерриуэзер Пост. Наследница агропромышленной империи заказывала украшения много и часто. 

Колье Paillettes. Золото, бриллианты. 1947
Колье Paillettes. Золото, бриллианты. 1947

Помимо богатых американских наследниц, клиентками дома были все знаменитости ХХ века — от членов королевских семей до кинозвезд. Van Cleef & Arpels делали много украшений для императрицы Ирана Фарах Пехлеви. Княжеская семья Монако — и княгиня Грейс, и принцесса Каролина — были преданными клиентками дома на протяжении многих лет. Они заказывали и сложные дорогие вечерние украшения, и с удовольствием носили совсем простые дневные коллекции. На неофициальных фотографиях можно часто видеть княгиню Грейс либо с несколькими нитками сотуара Alhambra, либо с забавными брошами-зверьками, которые в прошлом году дом перевыпустил в коллекции Lucky Animals.

Выставка исторической коллекции хороша тем, что позволяет проследить развитие и эволюцию сюжетов Van Cleef & Arpels сквозь десятилетия, отмечая преемственность и отличия, яркие дизайнерские и технические приемы, характерные для одного из старейших ювелирных домов мира. 

Партнерский материал

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+