Выставки октября в галереях Москвы

№67, октябрь 2018
№67
Материал из газеты

Вим Дельвуа у Гари Татинцяна, Кирилл Александров в «Перелетном кабаке», Табенкин в «Открытом клубе», «Цирк! Цирк! Цирк» в Арт4 и многое другое

Тимофей Радя. «Долой смерть!». Выставка «Новые лозунги» в галерее HSE Art Gallery. Фото: HSE Art Gallery
Тимофей Радя. «Долой смерть!». Выставка «Новые лозунги» в галерее HSE Art Gallery.
Фото: HSE Art Gallery

«Новые лозунги» в HSE Art Gallery

Высшая школа экономики, похоже, всерьез претендует на то, чтобы стать главным вузом страны. Ее факультеты с каждым годом множатся, распространяясь по всей Москве, — на вывеску «Вышки» с удивлением натыкаешься то на Шаболовке, то на Мясницкой, то на Павелецкой. Начиная с этого года в ВШЭ обучают и современному искусству — направлением руководит искусствовед и куратор Леонид Бажанов. Чтобы юные дарования вливались в художественную жизнь без отрыва от учебы, при университете открыли собственную галерею, где будут выставлять как студенческие проекты, так и работы звезд российской арт-сцены. На первой выставке «Новые лозунги» (до 18 октября) сложные взаимосвязи текста и образа в отечественном искусстве показаны на примере работ известных художников и дизайнеров (многие из них в свободное от творческих поисков время преподают в ВШЭ). Куратором экспозиции выступил Александр Шабуров, участник дуэта «Синие носы». Типичный для сибирской арт-группы ироничный взгляд на политику, искусство и жизнь стал для выставки определяющим: Шабуров собрал на ней художников, близких ему по духу. Тему лозунгов он трактует максимально широко. Документация новосибирских «Монстраций», акций «Коллективных действий» и группы «Радек» в экспозиции соседствует с символом 1990-х — культовым плакатом Андрея Логвина «Жизнь удалась!», а также с философским стрит-артом Тимофея Ради и полными самоиронии работами Юрия Альберта. В последнем зале представлено творчество бажановских студентов — на большом экране показывают снятые ими в рамках учебного задания ролики-видеоманифесты. 

Табенкин в «Открытом клубе»

Илья Табенкин (1914–1988) среди художников советского времени стоит особняком. Он дружил и выставлялся с художниками «сурового стиля», но по мироощущению был куда ближе к нонконформистам. В юности попал в лагеря за то, что отправил арестованному товарищу по художественной школе краски. Освободившись, учился у Игоря Грабаря в Московском художественном институте, всю жизнь работал в художественных комбинатах, а свой уникальный стиль разработал ближе к 60 годам. Поздние работы Табенкина искусствоведы записывают в категорию метафизического натюрморта, а художник Юрий Злотников парадоксально и точно называл «натюрмортами-пейзажами». На этих холстах среди гор-драпировок живут своей тихой загадочной жизнью полуабстрактные керамические фигурки. Художник лепил их из глины-шамота, а потом часами выстраивал на столе в мастерской подходящую для этих безымянных персонажей «окружающую среду», добиваясь одному ему ведомой гармонии между условным ландшафтом, фигурами и фоном. В том, что получалось в итоге, зрители видят то религиозную аллегорию, то экзистенциалистскую притчу об одиночестве человека в мире — что угодно, только не натюрморт. Свою версию можно придумать на выставке «Победа над духом» в галерее «Открытый клуб» с 5 по 16 октября. Здесь показывают живопись Ильи Табенкина из собрания семьи и частных коллекций.

Зандра Роуз. Выставка «Цирк! Цирк! Цирк» в АРТ4. Фото: АРТ4
Зандра Роуз. Выставка «Цирк! Цирк! Цирк» в АРТ4.
Фото: АРТ4

«Цирк! Цирк! Цирк» в АРТ4

Групповые выставки, которые художник и человек-праздник Андрей Бартенев каждую осень организует по случаю своего дня рождения, незаметно стали доброй московской традицией. Отчасти они заменяют московскому арт-сообществу, в целом склонному к неумеренной серьезности, рефлексии и пессимизму, венецианский карнавал: тут и буйство красок, и безумные наряды, и непременные танцы до упаду на открытии. В этом году, как и в предыдущем, самая веселая выставка сезона пройдет в музее АРТ4. Ее тема идеально соответствует бесшабашному настрою всех без исключения бартеневских проектов — «Цирк! Цирк! Цирк!». В списке участников — полсотни деятелей искусства и арт-групп, в основном молодые художники круга самого Бартенева. Также весь вечер на арене Марина Колдобская, Миша Most, Павел Пепперштейн, Устина Яковлева и другие звезды... «Пусть весь мир меняется, а мы не должны! Я вас запускаю и передайте от меня привет человеку на Луне!» — восклицает Андрей Бартенев в пресс-релизе, больше похожем на манифест. Умри, лучше не скажешь! Получить прививку против осенней депрессии и морального авитаминоза можно с 10 октября до 23 ноября. 

Кирилл Александров. Скульптура с выставки «Про форму». Фото: «Перелетный кабак»
Кирилл Александров. Скульптура с выставки «Про форму».
Фото: «Перелетный кабак»

Кирилл Александров в «Перелетном кабаке»

В галерее-ресторане Максима Боксера «Перелетный кабак» современное искусство мирно сосуществует в одном пространстве с испанскими закусками «тапас». При этом между кухней заведения и его выставочной политикой определенно есть что-то общее. Особенность кулинарного формата тапас — в том, что изысканная еда сервируется маленькими порциями. У выставок в малом зале «Кабака» (если кто не знает — есть еще и большой) примерно тот же жанр: там показывают небольшие проекты крупных художников. До 17 октября здесь работает выставка скульптора Кирилла Александрова «Про форму». Надо сказать, о жизни и движении форм в пространстве Александров размышляет уже не первый год. Еще с середины 1980-х годов он создает сложные конструкции из дерева, металла или бетона, похожие на детали неведомых науке механизмов. На новой выставке всего одна абстрактная деревянная скульптура. Во время работы над ней автор, как ни странно, вдохновлялся картиной Брейгеля «Слепые». Скульптуру сопровождают рисунки пастелью на крафтовой бумаге: на первый взгляд, эскизы к ней же, а на второй, более внимательный — фантастические штудии нереальных и нереализуемых объектов. «Мне хотелось объединить скульптуру и рисунок во всем: в цвете, даже в фактуре поверхности, чтобы подчеркнуть их принципиальные различия», — объясняет автор. Что полностью соответствует формату площадки: смаковать взглядом бархатистую фактуру бумаги и гладкость дерева — удовольствие вполне гурманское.

Вим Дельвуа. «Клоака». Фото: Галерея Гари Татинцяна
Вим Дельвуа. «Клоака».
Фото: Галерея Гари Татинцяна

Вим Дельвуа у Гари Татинцяна

Бельгийский художник Вим Дельвуа очень любит Россию, о чем охотно признается в многочисленных интервью. И она отвечает ему взаимностью! Выставка Дельвуа в ГМИИ им. Пушкина в 2014 году стала едва ли не первым и, безусловно, самым дерзким вторжением современного искусства в обитель старых мастеров и гипсовых слепков. Готический грузовик вписался в экспозицию средневекового искусства как родной, а экспликацию к работе «Клоака» пришлось переписывать, чтоб не травмировать психику чувствительной публики и музейных смотрителей. Скандал (и успех) был оглушительный. Параллельно с экспозицией в музее работы художника выставлялись в Галерее Гари Татинцяна. Сейчас она решила вновь привезти Дельвуа в Москву. С 9 ноября по 9 февраля нам покажут как новые работы художника (какие — пока секрет), так и полюбившуюся зрителям готическую серию, в которой художник бросает вызов современной технократической цивилизации и канонам средневековой архитектуры одновременно. Привезут и ту самую скандально известную «Клоаку» — чудо-машину, которая имитирует работу пищеварительной системы, перерабатывая продукты питания в экскременты. 

Игорь Вулох. «Без названия — 4». 2004. Фото:  Fine Art
Игорь Вулох. «Без названия — 4». 2004.
Фото: Fine Art

Игорь Вулох в Fine Art

Игорь Вулох (1938–2012) — один из самых последовательных абстракционистов российского «второго авангарда». Всю жизнь он шел к новым возможностям живописи парадоксальным путем — отказываясь от лишнего. В своем самоограничении Вулох доходил до аскетизма: «Приступая к работе, я решаю для себя, что, например, не буду пользоваться более чем двумя-тремя красками и вертикалью, чтобы, будучи в этих границах, я выжал из себя все, что можно». Строже всего он следовал этому принципу в 1980-х, которые критики называют «белым периодом» в его творчестве. Его минималистская эстетика хорошо «рифмовалась» со словесными экспериментами современных поэтов — Вулох иллюстрировал стихи Геннадия Айги и шведа Томаса Транстремера, лауреата Нобелевской премии по литературе. Одна из старейших московских галерей Fine Art сотрудничала с художником еще при его жизни, с 1990-х годов, и даже поспособствовала его выдвижению в 1996 году на Государственную премию. С 12 октября по 13 ноября здесь пройдет выставка «Вспоминая Игоря Вулоха», приуроченная к 80-летию со дня рождения художника, едва ли не первая со времен ретроспективы в ММОМА, до которой он не дожил всего несколько месяцев. 

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+