Первое в истории произведение архитектуры?

№66, сентябрь 2018
№66
Материал из газеты

Ученые полагают, что возведение храма в Гёбекли­-Тепе требовало достаточно сложной социальной организации, наличие которой может свидетельствовать о зарождении классового общества и патриархата

12-тысячелетний храмовый комплекс на юго-востоке Турции теперь включен в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Фото: Michele Burgess / Alamy Stock Photo / ТАСС
12-тысячелетний храмовый комплекс на юго-востоке Турции теперь включен в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.
Фото: Michele Burgess / Alamy Stock Photo / ТАСС

Расположенный на юго-востоке Турции 12-тысячелетний комплекс Гёбекли-Тепе считается самым древним в мире храмом. Возведенный в период докерамического нео­лита, он появился прежде возникновения письменности и изобретения колеса, на тысячи лет раньше Стоунхенджа и египетских пирамид. На заседании комитета ЮНЕСКО, проходившем в Бахрейне в середине лета, этот комплекс ожидаемо был внесен в список объектов всемирного наследия. В связи с чем возникает вопрос: можно ли рассматривать его как первое в истории произведение архитектуры?

Гёбекли-Тепе — искусственный холм площадью 8 га, расположенный неподалеку от современного города Урфа, столицы турецкой провинции (ила) Шанлыурфа. На территории комплекса располагается около двух десятков наполовину утопленных в землю построек округлой формы, некогда покинутых людьми. Наиболее сложная из здешних структур представляет собой кольцо Т-образных монолитных колонн с двумя более крупными в центре, высотой 5 м. Они служили не только опорой для крыши, но и являлись абстрактным изображением человеческих фигур, бывших частью неизвестной нам системы верований. Эти элементы носят еще и скульптурный характер: они покрыты рельефами с изображением животных.

Самая большая из раскопанных к настоящему времени структур имеет размер 17 на 25 м, но результаты геотехнических исследований позволяют предположить, что под землей скрыты и более крупные сооружения. Наиболее ранние известняковые монолиты были добыты поблизости, а вот камни привезли позднее из отдаленных районов. Число участников подобной стройки должно было достигать нескольких сотен — и это в период, когда большинство социальных групп насчитывало не более 25 членов.

По-видимому, Гёбекли-Тепе построили охотники и собиратели, обитавшие в этих местах еще до нео­литической (сельскохозяйственной) революции, когда возникли первые по-настоящему оседлые поселения. И если долгое время считалось, что архитектура — продукт деятельности организованных обществ, то теперь возникло предположение, что, возможно, именно необходимость организовывать достаточно сложные социальные структуры, связанная со строительством подобного масштаба, способствовала появлению оседлого общества.

Определение архитектуры в археологии несколько шире, чем у профессиональных проектировщиков; оно включает в себя постройки, создающие искусственно ограниченное пространство, состоящие, например, из глинобитного кирпича, выровненного пола и прямых углов. Архитекторы же противопоставляют строительство — возведение простых убежищ, создающихся исключительно в практических целях, — архитектуре, для которой характерно наличие продуманного проекта, выходящего за рамки утилитарности.

Работающий на раскопках археолог и архитектор из Копенгагенского университета Мориц Кинцель говорит: «Строительство становится архитектурой не в силу своей монументальности, а благодаря наличию технических решений и осмыслению пространства. Архитектура — это особый тип мышления».

Кинцель утверждает, что в свете находок Гёбекли-Тепе нам следует отбросить споры о курице и яйце в части того, что касается первенства архитектуры или сельского хозяйства. Этот комплекс служит наглядным примером постройки переходного периода, когда архитектура возникала параллельно со складыванием более сложной социальной организации, производившей излишки и постепенно переходившей от сбора диких урожаев к регулярному сельскому хозяйству. Некоторые из самых ранних образцов окультуренной пшеницы были обнаружены именно в этом регионе, а на камнях Гёбекли-Тепе есть изображения собак — первого прирученного человеком животного.

«Наличие построек не обязательно свидетельствует о наличии постоянных поселений, — говорит Кинцель. — Монументальное строительство могло требовать от людей оставаться на одном месте дольше обычного, из-за чего они сталкивались с необходимостью справляться с новыми для них трудностями».

Ученые полагают, что Гёбекли-Тепе мог не только служить центром культа, но и обладать другими функциями. Здесь могли устраивать праздники, обмениваться товарами, искать партнеров и вести другую деятельность, которая так или иначе способствовала складыванию общей социальной идентичности. Возникновение архитектуры можно рассматривать как показатель зарождения классового общества и патриархата.

Отмечая, что Т-образные колонны Гёбекли-Тепе носят как функциональный, так и эстетический характер, исследователь архитектуры из Высшей технической школы Восточной Баварии (Регенсбург, Германия) Дитмар Курапкат, работающий вместе с Кинцелем, считает: «Не будет все же преувеличением использовать в применении к этим зданиям термин „архитектура“». 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+