18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Новые станции московского метро: типовое против художественного

№64
Материал из газеты

Московское метро стремительно растет, новые станции и ветки открываются одна за другой. Их архитектура и стилистика пытаются продолжить традицию метро как общественного пространства с художественным содержанием

Похвалы красоте московского метро постоянно слышишь из уст городских властей, читаешь в текстах историков архитектуры. Действительно, столичный метрополитен можно считать уникальным, он изначально оформлялся как дворец, а не транспортная система. Однако после того периода роскоши (или излишеств) прошли многие десятилетия, и станции сталинского времени уже давно в меньшинстве среди более поздних и скромных. Тем не менее претензии на эстетическое превосходство над зарубежными аналогами остаются — и в разной степени проявляются в новых проектах, которые пытаются откликнуться на прежнюю архитектурную и художественную насыщенность языком если не современным, то хотя бы модернизированным.

По-настоящему сдержанными были лишь станции, спроектированные при Хрущеве. «Кунцевская», «Новые Черемушки», «Каширская» и подобные им мало отличаются друг от друга: 40 пар стройных опор под землей, легкие модернистские павильоны наверху. Но брежневский поворот к монументальности коснулся не только наземной архитектуры — в метро тоже вернулись индивидуальные проекты, насыщенный цвет мрамора и гранита, декоративный металл, оригинальные светильники, разного рода монументальное искусство — от «формальных» чеканных панно на тему, заданную названием станции (например, космические мотивы на «Калужской» — отсылка к жившему в этом городе Константину Циолковскому), до «золотого» подвесного потолка и полуабстрактных рельефов на тему воздухоплавания на «Авиамоторной», скульптурного светильника во всю длину зала на «Баррикадной», флорентийских мозаик в духе авангарда на «Марксистской».

Среди замечательных постсоветских примеров — «Римская» с керамическими скульптурами Леонида Берлина; интересны «Сретенский бульвар» с панно Ивана Лубенникова и «Достоевская» с сюжетами из романов писателя, изображенными Иваном Николаевым. В новом вестибюле «Маяковской» Лубенников вступил в диалог со знаменитыми работами Александра Дейнеки — его мозаики с небесным фоном для цитат из Владимира Маяковского оживляют пространство и отвечают духу времени. Но появилось и немало грубоватых, до китча простых решений. Яркий пример — «подделка» под декор парижского метрополитена эпохи ар-нуво на станции «Славянский бульвар». Архитектура метро в целом стала разнообразнее, но почти всегда сохраняла парадность позднесоветских образцов, что в изменившуюся эпоху нередко вызывало если не отторжение, то скуку.

Современный этап, связанный с ускорившимся развитием московской сети метро, вновь вызвал к жизни типовые проекты, например для южной части Солнцевской линии. Станции различаются цветом и узором граней колонн и кассовых блоков (на «Ломоносовском проспекте» близость МГУ отмечают цифры на голубом фоне, на станции «Раменки» о давно исчезнувшей дубраве напоминают зеленый тон и силуэты листьев), и это, пожалуй, их самая спорная деталь. Излишняя простота если не замысла, то реализации только вредит удачному проекту: подземный зал и вестибюли просторны и цельны по объему, черно-серая гамма не выглядит банально. Понятно желание использовать яркий цвет в метро — для компенсации отсутствия солнечного света, борьбы с клаустрофобией, помощи пассажирам в ориентации. Но такой ход слишком несложен и потому чрезмерно распространен, чтобы использовать его так непосредственно. Подобный прием работает лучше на станции «Жулебино» со схожим, но индивидуальным решением, где на колоннах с керамическими панелями разных оттенков обошлись без «принта».

Типовые станции Большой кольцевой линии, от «Шелепихи» до «Петровского парка», с одной стороны, походят на упомянутые выше: криволинейные опоры, подчеркнутая динамичность пространства. «Бортовая» подсветка зала при взгляде из поезда делает его образ кинематографичным; с перрона, впрочем, эффект несколько теряется. С другой — там есть цветной мрамор и шире применено художественное оформление. Но оно, к сожалению, кажется добавленной в последний момент деталью, а не вызывающим интерес произведением искусства. Так, украшающие выходы в город росписи поражают примитивностью исполнения, даже когда стоило бы радоваться «именному» обращению к Казимиру Малевичу, Александре Экстер, Моисею Гинзбургу и другим героям авангарда, которое можно найти на «Хорошевской».

Среди северных станций Люблинско-Дмитровской линии с их монументальными трубообразными каменными залами выделяется «Фонвизинская» с «лайтбоксами» на пилонах, придающими ей неожиданный оттенок киберпанка. Часть из них закрыта стереопанно Константина Худякова по сюжетам из пьес Дениса Фонвизина (в их основе лежит 3D-съемка реальных актеров в исторических костюмах), тоже своего рода киберпанк — в версии столичного метрополитена.

В отличие от всех перечисленных станций, спроектированных «Метрогипротрансом», «Румянцево» на южном конце Сокольнической ветки — работа «Инжпроекта». Ее первоначальный вариант демонстрировал безапелляционный ретростиль: стены с изображением исторических городских фасадов, кованые скамейки, имитация двускатной крыши на перекрытии зала. Но реализовали гораздо более нейтральную — несмотря на формальную связь с авангардом — фантазию на тему полотен Пита Мондриана. Соседняя «Саларьево», также произведение «Инжпроекта», получила разноцветные квадратики уже без опоры на голландского абстракциониста — и проиграла: освоение наследия и в наши дни бывает очень полезным.

Планирующиеся и строящиеся сегодня станции гораздо более разно­образны, в том числе и в именах авторов. Многие из них — результат конкурсов, и их часто молодые архитекторы не ограничивали свою фантазию. Шары и обтекаемые кубы как пилоны на «Шереметьевской» (AI Architects), «тычинки» и перфорация на «Стромынке» (MAP Architects), «грубый» бетон на «Нижних Мневниках» (бюро Тимура Башкаева), килевидные перекрытия на «Кленовом бульваре» (Archslon) создают совершенно новый, непривычный образ станции московского метро; пожалуй, впервые речь идет о по-настоящему современном языке, отвечающем и духу времени, и глобальным амбициям городских властей. Конечно, эти замыслы могут до неузнаваемости упроститься в процессе реализации, но при удачном воплощении они станут достойным продолжением художественных экспериментов советского периода, когда метрополитен не ограничивал себя соцреализмом. И горожанам это «другое» искусство не казалось непонятным или некрасивым, иначе бы они не переживали за скульптурную композицию с мобилем-флюгером «Ноев ковчег» Леонида Берлина, которую демонтировали в 2012-м при сносе павильона станции «Ново­ясеневская» — тогда туда подвели Бутовскую линию (в итоге «Ноев ковчег» установили рядом). Вряд ли подобную симпатию заслужит панно с разноцветными лошадками и собачками на построенной там парной станции «Битцевский парк», выбранное, очевидно, как более удобоваримое — если не для публики, то для заказчиков. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+