18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Московская Фотобиеннале демонстрирует визуальную силу

Московская Фотобиеннале — главный отечественный фотофестиваль и своеобразный отчет Мультимедиа Арт Музея о проделанной работе; в этом году она к тому же десятая, то есть юбилейная. Основные проекты показывают в здании музея на Остоженке и в Манеже, мелкую россыпь экспозиций — по всему городу.

Отбор серий и проектов самых разных жанров и видов довольно хаотичен, зато отечественный зритель может увидеть множество крупных выставок, которые только-только прошли по всему миру. Они прихотливо нанизаны на оси трех тем: в этом году это «Великобритания в фокусе», «Звездное небо» и «Сила визуального искусства». И хотя часть выставок, вроде поразивших знатоков «Фотографических эссе» Александра Слюсарева в нетипичной для автора технике печати, уже закрылась, большинство экспозиций будет доступно до конца апреля, а некоторые — до июня.

Основное внимание приковано к англичанам: 2014-й — перекрестный Год культуры Великобритании и России. Главная выставка биеннале — «Другой Лондон». Это групповой портрет английской столицы 1930–1980-х глазами иностранцев — работы из полуторатысячного собрания коллекционеров Эрика и Луизы Франк. Две трети его, кстати, передается в дар лондонской Галерее Тейт, и этот, самый дорогой фотоподарок в ее истории — сенсация двухлетней давности. Экспозицию уже показали в Лондоне; для Москвы был сделан специальный отбор. Жизнь города, на наших глазах превращающегося из довоенной столицы империи в свингующий центр модного мира, представлена в снимках фотографов-иммигрантов, беженцев, репортеров и просто туристов Эллиотта Эрвитта, Анри Картье-Брессона, Мартины Франк, Марка Рибу и многих других. Парадоксы английского характера и лондонские аномалии: эксцентричность и чопорность, островная замкнутость и экспансивная, всеядная демократичность, манерная застегнутость на все пуговицы и готовность принять на борт современного Ноева ковчега каждой твари по паре — пропущены сквозь двойное горнило восхищения и социальной критики, стереотипов и индивидуальной манеры каждого автора.

Одна из выставок в МАММ рассказывает фотоисторию о Жаке Анри Лартиге и его первой жене, Мадлен Мессаже, развивавшуюся с 1918 по 1930 г. Невыносимая легкость бытия встречи и первых лет семейной жизни Лартига и Биби сменяется ощущением ускользающего между пальцев счастья и заканчивается их расставанием
Одна из выставок в МАММ рассказывает фотоисторию о Жаке Анри Лартиге и его первой жене, Мадлен Мессаже, развивавшуюся с 1918 по 1930 г. Невыносимая легкость бытия встречи и первых лет семейной жизни Лартига и Биби сменяется ощущением ускользающего между пальцев счастья и заканчивается их расставанием

Среди других британских выставок Фотобиеннале — проекты эксцентричного Криса Шоу. Его «Ночной портье» — черно-белая серия, сделанная в 1990-х, когда бездомный Шоу нанялся в один из центральных лондонских отелей и фотографировал там из-под полы постояльцев, звезд и проституток. Выхватывающий куски реальности взгляд одуревшего от бессонницы автора, как и полные утонченного сарказма подписи, не назовешь добрыми: острота современного западного искусства здесь смешана в равных долях с японской фотографией а-ля Араки и наблюдательностью документалиста, заснявшего голый зад случайно захлопнувшего дверь номера пьяного гостя или уснувшего на посту коллегу. И все же кошачьей лапой берет за сердце странная мягкость — своего рода сочувствие к героям такого же нелепого и ни на йоту не возвышающегося над ними автора.

В Москве также показывают снимки трех членов фотообъединения Magnum: «Земля моего отца» — поэтический взгляд на Уэльс Дэвида Херна, «Воспоминания» Филипа Джонса Гриффитса — английские зарисовки, своеобразный контрапункт его военным кадрам из Вьетнама, и «Англия, моя Англия» Криса Стил-Перкинса. Наконец, стоит отметить «Пейзажные этюды» Саймона Робертса — серию, одновременно вдохновляющуюся Мартином Парром и сделанную ему в пику.

За раскрытие второй темы фестиваля, «Сила визуального искусства», отвечает мощный аккорд исторических выставок, которыми фотобиеннале была сильна всегда. Чудесная, напоминающая волшебную шкатулку ретроспектива Эрвина Блюменфельда — 268 работ 1910–1960-х — приехала прямиком из Парижа, где она с триумфом прошла в Национальной галерее Жё-де-Пом. Тот, кто знает Блюменфельда лишь как фотографа моды, будет изумлен: fashion занимает здесь весьма скромное место. Основное пространство отдано его ранним рисункам и экспериментам с искажениями и соляризацией, ню и портрету, архитектурной съемке и злободневным аллегорическим откликам на происходящее в родной Германии, а также документам и цитатам из автобиографии. Многогранность таланта — а, помимо визуальных искусств, Блюменфельд пробовал свои силы, например, в литературе, — напоминает ренессансных «универсальных гениев», в том числе блестяще найденным стыком между творчеством и коммерцией.

В пандан к ретроспективе Блюменфельда представлены выставки «Двойник жизни» Андре Кертеша и экспозиция работ Андре Штайнера. Оба были очарованы знаками современности — чудесами инженерной мысли и технологий, отражаемыми в приемах, освобождающих изображение от гнета традиции: фрагментации и наслаивании, искажении привычных объектов и текучести формы. Штайнер считал себя, скорее, техником, безгранично веря в прикладную научную работу, которая позволит точно дозировать визуальные эффекты. Его снимки в жанре ню и спортивные этюды выдают прекрасное знание анатомии, однако кажутся суховатыми. Кропотливая фотофиксация деталей Кертешем и его опыты пластического преображения реальности поэтизируют современный мир, ежедневно предоставляющий материал для удивительных фантазий.

Выставка, которую ни в коем случае нельзя пропустить, — «Портфолио» Дианы Арбус. Она прославилась на весь мир в конце 1950‑х — 1960-х образами надломленных и «неправильных». В отличие от более ранних реформаторов с камерой вроде Якоба Рииса и Льюиса Хайна, у Арбус вместо социального оптимизма мы видим ту часть «не-нормы», которая вряд ли может быть изменена. Нынешняя выставка — десять самых канонических фотографий, которые отобрала она сама в 1970-м, за год до самоубийства. Работы Арбус впервые показывают в Москве; кураторы МАММ надеются, что в ближайшие годы удастся привезти и более крупную ретроспективу ее работ.

На выставке Эрвина Блюменфельда множество жемчужин: коллаж «Чарли» (1920), гротескные «Лицо террора» и «Минотавр, или Диктатор», портрет обнаженной 80-летней модели Кармен Висконти, за 50 лет до этого позировавшей для роденовского «Поцелуя», и знаменитая обложка американского Vogue 1945 г. «А ты сделал вклад для Красного Креста?»
На выставке Эрвина Блюменфельда множество жемчужин: коллаж «Чарли» (1920), гротескные «Лицо террора» и «Минотавр, или Диктатор», портрет обнаженной 80-летней модели Кармен Висконти, за 50 лет до этого позировавшей для роденовского «Поцелуя», и знаменитая обложка американского Vogue 1945 г. «А ты сделал вклад для Красного Креста?»

Среди других экспозиций фотоклассиков — «Американская история» Гордона Паркса и ретроспектива Рене Бурри. Оба автора — документалисты «с миссией», заинтересованные в социальных и политических переменах. Начавший свою карьеру в конце 1930-х — начале 1940-х американец Паркс — борец с расовой дискриминацией, один из участников знаменитой миссии FSA, а позже многолетний автор журнала Life, создавший галерею образов знаменитостей вроде Барбары Стрейзанд и Мохаммеда Али, а также безвестных, но типических героев эпохи. Он также прославился fashion-съемкой, документальными и игровыми фильмами (он был первым знаменитым темнокожим режиссером Голливуда) и как сочинитель музыки и поэзии. «Американская история» — большая ретроспектива Паркса. Швейцарец Бурри — фотограф и режиссер-документалист, один из авторов объединения Magnum (он стал его членом в 1959 году), публиковавший свои репортажи в ведущих изданиях эпохи. Наиболее известны его снимки Че Геварры, сделанные в 1963 году.

Изящной виньеткой обрамляют эти ретроспективы классиков две другие экспозиции. «Биби» рассказывает фотоисторию о Жаке Анри Лартиге и его первой жене. Серия «Женщины прекрасны» Гарри Виногранда — первая выставка его работ в Москве.

Сегмент современной фотографии представлен на фестивале в целом несколько скромнее. По нему трудно составить целостное впечатление о мировых тенденциях, но интересных выставок приехало немало. Помимо уже упомянутых английских серий, это, к примеру, расплывчатые снимки проекта «Небеса необетованные» австрийской художницы Евы Шлегель — наглядная иллюстрация к работам теоретиков искусства о конце «эпохи репрезентации», о невозможности четко представить окружающий мир и Вселенную. Рядом впечатляющие визуализации «Затемненных городов» Тьерри Коэна и «83 дня темноты» голландца Нильса Стомпса — документальный проект об установке на альпийском склоне гигантского зеркала, перенаправляющего солнечный свет в зажатую горами итальянскую деревню Виганелла, до этого жившую в темноте в течение почти трех месяцев в году. Все эти экспозиции отвечают за раскрытие третьей темы Фотобиеннале — «Звездное небо».

Слияние и пересечение границ разных видов искусств, обозначаемые сейчас модным словом «трансмедийность», представлены «Звучащей фотографией» французского фотографа, кинорежиссера и писателя Алена Флейшера. Его интересует стык фотографии, кино, музыки, живописи и текста, о чем можно также узнать из вышедшего в Вильнюсе аккурат к московской Фотобиеннале сборника его работ на русском «Лаборатория времени». Бывший бодибилдер, чемпион Франции 1997 года Марсьяль Шеррье работает с фотографией, живописью и своим телом, изучая его изменчивость и собственный нарциссизм («Катастрофа тела»). Американка иранского происхождения Ширин Нешат показывает, как фотография может преобразовать городскую среду: ее инсталляция «Не спрашивай, куда ушла любовь» изначально была сделана для станции «Толедо» неаполитанского метрополитена и была частью амбициозного проекта «Станции искусства» под руководством куратора Акилле Бонито Оливы. Также стоит взглянуть на ретроспективу южноафриканского автора Роджера Баллена («Страна теней»), еще одну серию на стыке фотографии и живописи — «Трансгрессивная утопия» Оука Лееле — и новый проект плодовитой Сары Мун «5Н-5». Наконец, любителям творчества звезд будет интересно увидеть персональную экспозицию актрисы Джессики Лэнг.

В отличие от предыдущих лет, когда кураторы МАММ показывали амбициозные исторические проекты (вроде «Первоцвета» в 2008‑м), российская фотография в нынешнем году представлена в основном современностью, в том числе в рамках параллельной программы. Исключение — выставки работ Моисея Наппельбаума «Ателье» и «русского швейцарца» Ивана Бианки. Ученикам и знатокам творчества недавно ушедшего Александра Лапина адресована экспозиция в Манеже.

Российская же современность представлена талантливыми молодыми авторами, взращенными «Фотодепартаментом» и Школой Родченко. «Дача/Сад» Анастасии Богомоловой — берущий за живое проект, в котором расположенные бок о бок снимки ростков, письма бабушек, садовые инструменты и растения в горшках становятся мощным социальным высказыванием, а «Русские интерьеры» Анастасии Цайдер — кропотливое, в бехеровском духе исследование общественных пространств. Также зрителей ожидают кадры из новых серий Юлии Борисовой («Заглянуть в нее»), проект о трейн-бомберах Алексея Патролы («Призраки»), выставка-конструктор «Пропаганда фотографирования» группы «ЕлиКука» и многое другое.

Самое читаемое:
1
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
2
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
3
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
4
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
7
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+