Какое произведение искусства ассоциируется с революцией и почему?

№57, октябрь 2017
№57
Материал из газеты

На этот вопрос отвечают директора музеев, кураторы, художники и коллекционеры в преддверии 100-летнего юбилея революции 1917 года, который сопровождается десятками выставок

Аркадий Рылов. «В голубом просторе». 1918.  Фото: Государственная Третьяковская галерея
Аркадий Рылов. «В голубом просторе». 1918.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Дмитрий Озерков
Искусствовед, заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа
Эта знаменитая работа, называемая иначе «Белая стая», написанная во взорванном революцией Петрограде зимой 1918 года, для меня звучит как эпилог всех предреволюционных творческих исканий с их иллюзиями, романтизмом и эгоцентризмом. Для меня это полный, безоговорочный и ужасный образ конца.

Штурм Зимнего из фильма Михаила Ромма «Ленин в Октябре». 1937 Фото: Мосфильмм/Фотодом
Штурм Зимнего из фильма Михаила Ромма «Ленин в Октябре». 1937
Фото: Мосфильмм/Фотодом

Алексей Ананьев
Коллекционер, меценат, основатель Института русского реалистического искусства
Этот постановочный штурм очень правдиво и эмоционально снят. На мой взгляд, с учетом специфики места и времени. Хочется верить и кому-то хотелось верить, что все именно так и происходило. Если не давать исторических и субъективных оценок революции, то это очень запоминающийся образ.

Борис Кустодиев. «Большевик». 1920. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Борис Кустодиев. «Большевик». 1920.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Владимир Познер
Журналист, телеведущий
На мой взгляд, картина внушает страх и ужас. Громадный не то человек, не то робот (у него в лице нет и тени человеческого) движется вперед, не обращая ни малейшего внимания на толпы малюсеньких людей, копошащихся у его сапог. Скорее всего, он давит их своими огромными ножищами. Куда он идет, зачем? Неизвестно. Он груб и туп, его ничто и никто не может остановить. И несет он беду и гибель. Это, по-моему, мощнейшее произведение великого художника, который, возможно, сам не знал, что пишет, но гениальное прозрение которого водило его рукой.

Семен Михайловский
Ректор Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, комиссар павильона России в Венеции
Среди самых очевидных и ярких работ, посвященных революции 1917 года, — «Большевик» (1920) Бориса Кустодиева.
По сути, это аллегорическая картина. Гигантская фигура шагающего большевика (к слову, Кустодиев многие годы передвигался в инвалидном кресле) с развевающимся знаменем напоминает мне Хроноса, или Сатурна, бога времени, которого со Средневековья изображали с косой смерти. Знамя в руках большевика и коса в руках Сатурна, на мой взгляд, связанные вещи. Эта картина именно про русскую революцию: бородач со знаменем, пестрая народная толпа, маковки церквей. Еще меня в этой картине удивляет масштабное соотношение фигуры и окружения, притом картина небольшая

Борис Голополосов. «Восстание». 1927. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Борис Голополосов. «Восстание». 1927.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Екатерина Деготь
Искусствовед, арт-критик, куратор
Мне картина Бориса Голополосова «Восстание» репрезентирует весь трагизм революции, которую делает какая-то кучка людей, весьма немногочисленная, а вокруг нее — враждебное пространство, и ясно, что ничего хорошего у них не выйдет.

Казимир Малевич. Из «Второго крестьянского цикла». 1928–1932. Фото: Государственный Русский музей
Казимир Малевич. Из «Второго крестьянского цикла». 1928–1932.
Фото: Государственный Русский музей

Марина Лошак
Генеральный директор Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина
Во-первых, это театр: Всеволод Мейерхольд и Александр Таиров с Александрой Экстер и Алисой Коонен. А во-вторых, «Второй крестьянский цикл» Казимира Малевича. Все произведения, которые я выбрала, не напрямую связаны с революцией 1917 года как таковой. Это вещи, которые преобразовали, изменили человеческое сознание и как плод этого сознания — деятельность художников. Поэтому я назвала «Второй крестьянский цикл». Это результат размышлений серьезного философа и мыслителя, на которого, безусловно, повлияло произошедшее. Но нельзя не сказать о Мейерхольде и Таирове, потому что их эксперименты были невероятно воодушевляющими и влияющими на все вокруг, то есть революционными.

Эль Лисицкий. Плакат «Клином красным бей белых». 1919–1920. Фото: Van Abbemuseum
Эль Лисицкий. Плакат «Клином красным бей белых». 1919–1920.
Фото: Van Abbemuseum

Юрий Альберт
Художник
События 1917 года у меня вообще не ассоциируются с изобразительным искусством. Но, немного подумав, я выбрал
две второстепенные вещи: абстрактный плакат Лисицкого «Клином красным бей белых» и реалистические зарисовки будущего соцреалиста Ивана Владимирова с места событий. Вместе они дают необходимый стереоэффект.

Александр Гегелло. Памятник шалашу в Разливе. 1927. Фото: ТАСС
Александр Гегелло. Памятник шалашу в Разливе. 1927.
Фото: ТАСС

Алиса Савицкая
Куратор Волго-Вятского филиала Государственного центра современного искусства «Арсенал»
Через 100 лет после революции я оказалась в Разливе, у шалаша, в котором Ленин написал часть книги «Государство и революция» — своего базового и почти футуристического текста. На этом месте установлен памятник 1927 года — строгая конструктивистская структура, в которую встроен натуралистичный горельеф шалаша, вырубленный из гранита. Этот образ для меня — очень точное отражение революции как сочетания суперпрогрессивной, авангардной идеи с консерватизмом и выдуманной народностью, которую вытягивает на поверхность отталкивающе реалистический шалаш

Борис Кустодиев. Плакат «Заемъ свободы». 1917. Фото: Государственный музей истории Санкт-Петербурга
Борис Кустодиев. Плакат «Заемъ свободы». 1917.
Фото: Государственный музей истории Санкт-Петербурга

Ирина Великанова
Генеральный директор Музея современной истории России
Первый образ, который возникает у меня при слове «революция», — возбужденные толпы на улицах Петрограда, среди которых революционные матросы и солдаты с красными лентами и бантами. И именно такая фигура изображена на плакате Кустодиева. Солдат стоит на фоне шеренг с многочисленными красными знаменами, ставшими символом не только завоеванной буржуазной свободы, но одновременно и социалистических преобразований, Интернационала. В 1917 году после февральских событий многие художники пытались облечь в доступную визуальную форму основные лозунги революции. Проводились даже конкурсы на лучшие плакаты, и, кстати, упомянутый плакат Кустодиева занял первое место на одном из таких конкурсов, председателем жюри которого бы Максим Горький. После того как власть в стране взяли большевики, образ вооруженного солдата, как, впрочем, и образ матроса — «красы и гордости революции», — стал использоваться еще более активно. Новые власти начали тиражировать его в своей агитации. Он появлялся на плакатах и картинах, на сцене театров и в кино. В конце концов этот образ стал нарицательным, и, когда мы вспоминаем о революции 1917 года в России, многие представляют себе именно солдата с ружьем.

Типовой памятник В.И.Ленину на основе скульптуры Алексея Котихина. 1925. Фото: Портал «Костанай и костанайцы»
Типовой памятник В.И.Ленину на основе скульптуры Алексея Котихина. 1925.
Фото: Портал «Костанай и костанайцы»

Виктор Скерсис
Художник-концептуалист
Для меня революция — это Ленин, статуя с простертой рукой. Их ставили десятилетиями, иногда по несколько штук в одном городке. Это с детства впечатано в сознание, и по-другому никак нельзя. Я говорю — революция, подразумеваю — Ленин. Иначе никак.

Кузьма Петров-Водкин. «Купание красного коня». 1912. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Кузьма Петров-Водкин. «Купание красного коня». 1912.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Владимир Семенихин
Меценат, коллекционер, сооснователь Фонда культуры «Екатерина»
В первую очередь «Купание красного коня» Кузьмы Петрова-Водкина. В этой картине любовь к русским классическим образам сочетается с абсолютно новыми формами. Она стала символом стремления к новому, определенным пророчеством.

Кузьма Петров-Водкин. «Смерть комиссара». 1928. Фото: Государственный Русский музей
Кузьма Петров-Водкин. «Смерть комиссара». 1928.
Фото: Государственный Русский музей

Елена Гагарина
Генеральный директор Музеев Московского Кремля
Это очень яркий и трагический образ революции и последовавшей за ней Гражданской войны. Цена, которую молодое советское государство заплатит за свое становление, будет очень высока, революция принесет много страданий: непримиримый раскол в обществе, смерть, разрушения, потери. На смену вере в бога придет новая вера — в светлое будущее. На картине изображен умирающий молодой комиссар, который, кажется, еще не осознает, что для него все уже закончилось, и идущие не оглядываясь солдаты, стремящиеся в бой за советскую власть, за свою новую веру и великую идею. Художественные средства, которые использует автор, подчеркивают неоднозначность ситуации: разные группы людей изображены с разных точек зрения — движущиеся фигуры солдат, поддерживающий комиссара боец, лежащее на земле оружие. Нельзя не обратить внимание, что вид на некий «новый мир», который находится за холмом, на заднем плане картины, весьма туманен, как и будущее героев. И это также делает картину очень символичной.

Штурм Зимнего из фильма Сергея Эйзенштейна «Октябрь». 1928. Фото: Мосфильм/Фотодом
Штурм Зимнего из фильма Сергея Эйзенштейна «Октябрь». 1928.
Фото: Мосфильм/Фотодом

Дмитрий Ханкин
Галерист, меценат
Эта картинка стояла у нас перед глазами: бегущие люди, повисающие на воротах Зимнего дворца, выстрелы вверх, вспышки. Потом уже, когда пришел возраст, я понял, что все это фейк и заказуха. Большевики пытались придать своему перевороту пафос и величие народного движения. Я вообще красных ненавижу, но за то, что они проделывали с историей, — больше всего. Для меня это самая показательная история о том, как они лепили образ собственной революции из ничего. Нагнали какого-то ложного пафоса с кучей статистов. Извращали историю, как хотели

Арсений Авраамов. Симфония гудков. 1922. Фото: Documenta 14
Арсений Авраамов. Симфония гудков. 1922.
Фото: Documenta 14

Александра Селиванова
Куратор, руководитель Центра авангарда
1917 год для меня — это «Гудковая симфония» Арсения Авраамова. Причем не само произведение, которое мы знаем больше по сценариям («наказам») автора, описаниям и условным реконструкциям, а целостное явление, в котором важна и сама авантюрная и трагическая фигура Реварсавра (псевдоним композитора, расшифровывающийся как «революционный Арсений Авраамов». — TANR), и изобретенный им синтетический жанр, выросший из «Пачки ордеров» столь же пассионарного поэта и экспериментатора Алексея Гастева, и собственно процесс строительства этой утопии. Хор из гудков, канонад, сирен, колоколов, треска аэропланов и впервые выстроенной «паровой магистрали» на миноносце «Достойный» в Баку, а затем в новой версии в Москве был признанием в любви 17-летней Ревекке Жив и неслыханным гимном революции. Ни то, ни другое так и не было услышано. Гудки, которыми оказалось невозможно управлять, несмотря на «текстоноты» и сигнальную систему, слились в бессмысленный рев. Чем не метафора событий 1917-го?

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке. Спустя шесть лет после того, как мы опубликовали его впервые, он заметно обновился в нижней части. Ротации в верхней части списка мало. Зато рекорды теперь ставятся не только в Лондоне, но и в Москве
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
4
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
5
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
6
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+