Работникам арт- индустрии

Четвертого апреля в московском Центральном выставочном зале «Манеж» состоится церемония вручения первой ежегодной Премии газеты The Art Newspaper Russia. В России существует масса художественных премий, но редакции показалось, что чего-то не хватает. Наша премия придумана, чтобы отметить успехи арт-индустрии в целом — от музеев до рынка, от реставраторов до галеристов.

Приз лауреатам премии The Art Newspaper Russia придуман художником Сергеем Шеховцовым. Он подчеркивает синхронизацию России с мировым художественным процессом
Приз лауреатам премии The Art Newspaper Russia придуман художником Сергеем Шеховцовым. Он подчеркивает синхронизацию России с мировым художественным процессом

Чтобы понять, для чего мы затеяли историю с премией, нужно вернуться в середину 1990-х, когда цвет художественного сообщества ежегодно собирался в Третьяковской галерее на Крымском Валу на выставку с длинным названием Выставка номинантов Государственной премии в области архитектуры, литературы и искусства. В самом выигрышном положении там были художники: им отводилось достаточно места для миниперсоналок, а такая выставка в главном музее национального искусства уже бонус в карьере. Архитекторы, реставраторы, просветители и прочие деятели «неизобразительного» искусства жались по углам, представленные исключительно документацией своих свершений.

Тогда эта премия была единственной. И в Государственной премии в ту эпоху больших перемен была интрига: удастся ли либералам разбавить плотные ряды официозных мастеров бывшими подпольщиками, звездами андерграунда? Надежды на это довольно быстро развеялись: из ряда номинированных несколько раз на премию «неофициалов» получить ее удалось только Франциско Инфантэ, остальных по советской еще инерции «прокатывали». Тогда не дали лауреата даже Илье Кабакову, чье ом году собираются отмечать чуть ли не на государственном уровне, с выставкой в Эрмитаже!

Но скоро у «государыни» появились альтернативы. Все большие творческие цеха завели свои профессиональные награды: театральные деятели — «Золотую маску», киношники — «Нику», литераторы — «Русский букер». Отставали только художники. Некоторые, впрочем, попадали в анналы независимой премии «Триумф», долгие годы державшей благодаря щедрости ныне опального лондонского олигарха марку самого светского из подобных событий.

К середине 2000-х возникло сразу несколько премий специально для художников, инициированных критиками и галеристами («Черный квадрат», выросший из ярмарки «Арт Москва», «Мастер», вручавшийся по «ковровому» опросу критиков и арт-журналистов), но все они постепенно сошли на нет. Выжили только не требующие больших организационных усилий и расходов, такие как, например, бескорыстный «Соратник» (приз — $101 и футболка), где художники (голосует 101 человек) выбирают художников. Многим стало понятно, что премия, претендующая на резонанс не только в кругу друзей-товарищей, — дело хлопотное и затратное.

Его взвалил на себя Государственный центр современного искусства (ГЦСИ), учредивший Всероссийский конкурс в области современного искусства «Инновация». Помимо традиционных наград лучшим художникам, эта премия имеет и такие номинации, как «Куратор», «Проект» (имеется в виду выставка), «Региональный проект» и «За поддержку» (меценатам). Буквально через год после старта «Инновация» получила неожиданного конкурента в лице Премии Кандинского, учрежденной как раз меценатом, Шалвой Бреусом, точнее, его фондом «Артхроника». Последние годы художественное сообщество наблюдает соревнование этих двух премий-конкурсов, оттачивающих свои процедуры выбора и расширяющих круг участников, но часто имеющих одних и тех же героев в экспертных советах, жюри и лауреатах. Не забудем и соседа, украинца Виктора Пинчука, придумавшего глобальный приз для молодых художников. Своей премией обзавелся и Санкт-Петербург: вдова авангардного музыканта Сергея Курехина учредила совместно с городом приз его имени, вручаемый за произведения синетических жанров, на стыке музыки и визуального искусства. Не дремлют и поклонники традиционной живописи: недавно своей щедростью всех ошеломил губернатор Ульяновской области, назначивший самый большой в мире премиальный фонд для художников-реалистов в честь своего земляка Аркадия Пластова. И все же при всем разнообразии российских художественных наград ни одна из них не рассматривает художественный процесс в его целостности, как, если угодно,  индустрию, или систему, включающую в себя не только художников и критиков, но и реставраторов, академических ученых, коллекционеров, музеи, частные галереи и аукционные дома. Именно эту совокупность усилий в разных сферах художественной деятельности и призвана отметить ежегодная премия The Art Newspaper Russia. Вот, например, в кино уже давно награждают успешных продюсеров, а наше арт-сообщество до сих пор как будто стесняется публично признавать значение художественного рынка и важность его здоровья для всей арт-индустрии.

Основатели влиятельных арт-фондов, если им намекнуть, что они своими покупками формируют не только будущие музейные коллекции, но и спрос на нынешнем рынке, немедленно открестятся: «Что вы, мы же некоммерческие!» А галеристы (или коллекционеры), из своего кармана субсидирующие многие музейные выставки, сжав зубы и помалкивая (они же коммерческие!), наблюдают, как лавры за них достаются музейщикам. А если речь идет не просто о покупке одной работы или коллекции, но об инвестициях в целую художественную ярмарку? Можно ли в таком случае не замечать этих героев? Нам кажется, что нет: уже невозможно недооценивать частные инициативы в сфере искусства. Первыми лауреатами нашей газеты в номинации с оригинальным названием «Личный вклад» стали как раз такие люди, выкупившие и реанимировавшие Венскую художественную ярмарку.

Номинации премии — «Музей года», «Реставрация года», «Выставка года», «Книга года» и упомянутый выше «Личный вклад» («Арт-рынок») привязаны к постоянным разделам нашей газеты. Они совпадают с рубриками в изданиях наших коллег по самой большой в мире международной сети новостей искусства The Art Newspaper (включающей, помимо русского, англо-американское, итальянское, французское, греческое и, с марта, китайское издания). Из того, о чем целый год писала наша газета, для нас важно отметить события, выводящие Россию на мировую арт-сцену и, наоборот, дающие возможность российской публике лучше узнать мировое искусство. Но это не просто передвижение экспонатов — это события, отвечающие такому понятию, как «мировой уровень».

Очевидно, что открытие в Москве Еврейского музея с его феноменальным технологическим оснащением — как раз такой случай. Как и беспрецедентная выставка шедевров Караваджо, ставшая вершиной юбилейного года ГМИИ им. Пушкина и его директора Ирины Антоновой, только благодаря мировому авторитету которой такое стало возможно. Лауреаты нашей премии доказывают, что инновации существуют и в музейном мире, и что реставрация и современное искусство могут быть тесно связаны, как это случилось в Арсенале в Нижнем Новгороде, и что создание истории искусства — это тоже часть охраны культурного наследия.

Приз лауреатам премии The Art Newspaper Russia изготовлен художником Сергеем Шеховцовым.

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
4
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+