Новая жизнь советских антиков

№55, июль-август 2017
№55
Материал из газеты

Под крышей «ВТБ Арены» спасают знаменитые барельефы Сергея Меркурова, снятые с портиков Южного и Северного фасадов стадиона «Динамо» во время масштабной реновации

Фото: Лена Авдеева
Из архива Антона Меркурова
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Из архива Антона Меркурова
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева
Фото: Лена Авдеева

Более 80 лет шесть монументальных горизонтально вытянутых панно с изображениями атлетов (каждый большой барельеф сопровождают два боковых) советского классика Сергея Меркурова (1881–1952) украшали портики Северных и Южных трибун Центрального стадиона «Динамо». Выполненные из цементно-известковой смеси, со временем ставшей максимально хрупкой, они были демонтированы в 2012 году институтом «Спецпроектреставрация» с почти 20-метровой высоты перед началом реконструкции стадиона и рассортированы в 126 специальных деревянных ящиков. Примерно четыре года этот груз переезжал с места на место, прежде чем внутри строящегося спортивного комплекса (по новому проекту Центральный стадион «Динамо» им. Льва Яшина будет расположен под одной крышей с многофункциональной «ВТБ Ареной», титульный спонсор проекта — банк ВТБ) не оборудовали специальную мастерскую для реставрации барельефов.

Их спасением занимается реставрационная мастерская «Наследие» из Санкт-Петербурга. Ее специалисты стараются устранить как естественные следы износа барельефов, так и последствия ошибок при демонтаже и ненадлежащем хранении. Получив груду строительного хлама, они начали с того, что рассортировали содержимое ящиков с материалами, загрязнения которых были толщиной в палец.

Помимо естественных причин разрушения, реставраторы боролись с конструктивными ошибками. Огромные по длине, меркуровские барельефы состоят из трех тонких слоев. Первый (лицевой, или декоративный), толщиной 1,5–2 см, сделан из сложного состава, включающего известь. Далее следует слой арматуры, на которую наложен «несущий слой» толщиной 3–5 см. По отдельности оба слоя держались неплохо, однако арматура разрывала их все это время. Конструктивно несамостоятельный, барельеф способен существовать только в глухой нише, без доступа к обратной стороне, гнившей все это время.

«Я называю это состояние „коридором небытия“, из которого нам и приходится сейчас вытаскивать этот шедевр, — объясняет Инна Пчелова, реставратор высшей категории по каменной и гипсовой скульптуре. — Во-первых, потому что ниш этих не было в первоначальном проекте стадиона, который все эти годы постоянно достраивался и перестраивался под текущие нужды. А когда они появились, то начали разрушаться барельефы. Во-вторых, потому что к началу наших работ зимой этого года не существовало никакой документации, касающейся памятника. Не было даже исторической справки, нам пришлось делать ее самим (сейчас работа идет уже над вторым вариантом). Хранение памятника во времени нуждается в детальной документации, без которой это уже не реставрация, но ремонт, который делает дядя Вася с ведром цемента».

Разложенные на реставрационном подиуме со специально продуманной амортизацией, пластически выразительные скульптурные композиции более всего напоминают плоды археологических раскопок, совсем недавно извлеченные из земли. Прежде чем приступить к детальному и кропотливому восстановлению (подбор рассыпанных элементов и заполнение большинства утрат, доходящих до 30%, напоминает собирание пазла или замысловатой мозаики), реставраторы «Наследия» рассортировали содержимое ящиков и разложили барельефы, навевающие теперь мысли о фризах Парфенона или фигурах Пергамского алтаря. Красота их проступает сквозь зияния и утраты, особенно на уже восстановленных, заново собранных фрагментах. Барельефы Южного фасада сохранились лучше скульптур Северного, которые теперь собирают по мельчайшим кусочкам практически из праха. Работа реставраторов оказывается крайне наглядной: вот ящики с обломками, а в соседней комнате восстановленные фрагменты доводятся до экспозиционного уровня. По договору, «Наследие» должно закончить все работы к 6 августа, но есть надежда на то, что контракт с реставраторами будет продлен и выдающиеся барельефы без спешки пройдут все 12 обязательных этапов восстановления.

Ольга Мягких, управляющий директор «Арена парк ивентс», прокомментировала ситуацию так: «Восстановленные барельефы займут достойное место в музее „Динамо“, инновационном выставочном помещении, которое откроют вместе со стадионом. Наши уважаемые реставраторы должны закончить все работы до осени 2017 года, когда мы начнем проводить первые тестовые мероприятия на новом стадионе. Ну а Южный и Северный фасады преображенного стадиона украсят копии барельефов, выполненные из фибробетона».


Антон Меркуров
Правнук скульптора

Честно говоря, я с большими опасениями шел на встречу с реставраторами. Мне, мягко говоря, не очень нравятся принципы реновации, примененные в реконструкции стадиона «Динамо». Однако то, что я увидел в специально оборудованной внутри огромной стройки мастерской «Наследия», меня удивило.

Я давно и детально занимаюсь сохранением и изучением наследия Сергея Меркурова и такого бережного, даже трепетного отношения к работам прадеда, еще не встречал. Есть надежда, что выдающийся памятник советской пластики будет сохранен в надлежащем виде.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+