Проявитель истории

В Главном штабе Эрмитажа открылась фотовыставка «Братья Хенкины: открытие. Люди Ленинграда и Берлина 1920-1930-х годов»

Экспозиция выставки. Фото: Государственный Эрмитаж
Экспозиция выставки.
Фото: Государственный Эрмитаж

На выставке, организованной Эрмитажем совместно с ассоциацией «Архив братьев Хенкиных», представлено 142 фотографии из уникального семейного архива. Евгений и Яков Хенкины, фотографы-любители, запечатлели — один в Берлине, другой в Ленинграде — городскую жизнь двух крупных европейских центров в те драматические десятилетия XX века, когда в Германии и СССР формировались и набирали силу две самые кровавые диктатуры своей эпохи. И хотя на снимках двух братьев нет признаков грядущих катастроф, драматическое напряжение ощущается и в самом сопоставлении Берлина и Ленинграда того времени, и в дизайне экспозиции: выставка решена как фотолаборатория середины прошлого века — все экспонаты можно рассматривать только в кроваво-красном свете.

Экспозиция выставки. Фото: Государственный Эрмитаж
Экспозиция выставки.
Фото: Государственный Эрмитаж

Большой зал на третьем этаже Главного штаба освещен красными лампами, в центре — «темная комната» со столом, на котором установлены фотоувеличитель и остальные принадлежности для проявки фотопленки и печати снимков. Как рассказал корреспонденту TANR Дмитрий Озерков, заведующий отделом современного искусства Эрмитажа и куратор выставки, так оформить экспозицию придумали двое: он сам и художник Андрей Шелютто. Причем эта фотолаборатория — абсолютно настоящая и действующая, любой желающий может прийти сюда прямо во время работы выставки, чтобы проявить свои негативы и напечатать фото.

Яков Хенкин. Матч на стадионе им. Ленина (Петровском). Фото: Olga Maslova Walther
Яков Хенкин. Матч на стадионе им. Ленина (Петровском).
Фото: Olga Maslova Walther

«Это процесс — процесс изготовления фотографий и исторический процесс, — рассказал Озерков. — Главное послание нашей выставки — история создается здесь и сейчас. Мы показываем, как взгляд обычного человека, зафиксированный объективом, делает историю вокруг нас реальной, ощутимой, сохраняет ее во времени и пространстве. Оказывается, историю, даже далекую, можно раскрутить назад, как фотопленку, и заново увидеть реальную жизнь, а не ее отражение в официальной, отретушированной съемке. Именно поэтому сейчас во всем мире появился огромный интерес к любительской фотографии».

Евгений Хенкин. Без названия. Берлин. Фото: Olga Maslova Walther
Евгений Хенкин. Без названия. Берлин.
Фото: Olga Maslova Walther

От «темной комнаты» к углам расходятся четырьмя лучами длинные узкие столы, на которых рядами выставлены черные кюветы с водой (или проявителем?), а в них лежат фотографии. Над столами натянуты веревки, на которых закреплены уже отпечатанные снимки. По одной стороне столов находятся фотографии, сделанные в Берлине, по другой — ленинградская фотохроника. На одну из стен зала проецируются отсканированные негативы — берлинские и ленинградские поочередно.

Яков Хенкин. Агитационный грузовик ОСОАВИАХИМа на ленинградской улице. Фото: Olga Maslova Walther
Яков Хенкин. Агитационный грузовик ОСОАВИАХИМа на ленинградской улице.
Фото: Olga Maslova Walther

«Мне казалось важным показать параллель между двумя братьями, между их судьбами, потому что они жили в двух больших имперских городах в одно и то же время, — говорит Дмитрий Озерков. — Они просто наблюдали жизнь: людей, уличные сценки, праздники и будни. С первого взгляда даже сложно угадать, где Германия, а где Россия, потому что лица очень похожи, они одинаково улыбаются — после войны люди перестали так улыбаться. А параллелей в общественной жизни и политике нет, братья снимали всего лишь для себя».

Яков Хенкин. Регулировщик на перекрестке проспекта 25-го Октября (Невского проспекта) и улицы Фердинанда Лассаля (Михайловской улицы). Фото: Olga Maslova Walther
Яков Хенкин. Регулировщик на перекрестке проспекта 25-го Октября (Невского проспекта) и улицы Фердинанда Лассаля (Михайловской улицы).
Фото: Olga Maslova Walther

Но, как бы ни хотелось организаторам уйти от параллелей истории, им это не удалось. Параллели ощущаются в каждом снимке: массовые праздники, парады, много людей в форме — полицейские, пожарные, военные. И множество лиц: дети в колясках, девушки у витрин магазинов, мальчишки в песочнице, — они улыбаются, смотрят в объектив или друг на друга. Но зритель сегодняшнего дня уже не может не думать о том, что еще несколько лет — и эти мальчишки, один в Берлине, другой в Ленинграде, наденут военную форму и будут убивать друг друга. Этот черноволосый худощавый парень, который сейчас едет на велосипеде по улице Берлина, очень скоро может оказаться в Дахау, а эти бравые офицеры, которые сидят на стадионе в Ленинграде, рискуют сгинуть на Колыме или оказаться в немецком плену.

Евгений Хенкин. Ребенок в коляске. Берлин. Фото: Olga Maslova Walther
Евгений Хенкин. Ребенок в коляске. Берлин.
Фото: Olga Maslova Walther

И это не просто эмоции современного зрителя. Евгений Хенкин, старший из братьев, живший в Берлине, где он сначала учился в высшей технической школе, а бросив ее, начал карьеру музыканта, в середине 1930-х из-за антисемитских настроений вынужден был бежать из Германии в СССР, но через год его арестовали и вскоре расстреляли как «врага народа». Младший брат, Яков, работал бухгалтером и инженером-экономистом на разных предприятиях Ленинграда, с началом войны пошел добровольцем на фронт и умер от ран в полевом госпитале в ноябре 1941 года.

Яков Хенкин. Офицеры РККА. Ленинград. Фото: Olga Maslova Walther
Яков Хенкин. Офицеры РККА. Ленинград.
Фото: Olga Maslova Walther

Как рассказала корреспонденту TANR Ольга Маслова-Вальтер, внучка Якова Хенкина, владелица фотоархива из 7 тыс. негативов, фотографией в семье увлекались все: оба деда, их сестра Софья, фотографировать любил отец Ольги, ее муж, сейчас фотографией увлекается сын. «Наверное, поэтому я и не выкинула эти коробки с негативами, когда переезжала из Ленинграда в Лозанну и выбрасывала все лишнее, — говорит Маслова-Вальтер. — Примерно на рубеже тысячелетий, когда любительские фотографии стали так модны, я попросила своих друзей — профессиональных фотографов оценить, стоящие ли это снимки. Все, кто их видел — фотографы Дмитрий Конрад, Сергей Максимишин, Дмитрий Шнеерсон, в один голос сказали: это настоящее сокровище, только непонятно, кто будет возиться с этими старыми негативами!»

Яков Хенкин. Демонстрация на площади Урицкого (Дворцовой площади). Фото: Olga Maslova Walther
Яков Хенкин. Демонстрация на площади Урицкого (Дворцовой площади).
Фото: Olga Maslova Walther

В 2012 году появилась возможность отсканировать негативы, с тех пор архив существует в цифровом варианте, и Ольга загорелась идеей сделать совместную выставку одновременно в Берлине и в Петербурге. С берлинским Немецким историческим музеем окончательно договориться не удалось, а Эрмитаж активно включился в работу.

Яков Хенкин. Праздничная колонна на демонстрации. Ленинград. Фото: Olga Maslova Walther
Яков Хенкин. Праздничная колонна на демонстрации. Ленинград.
Фото: Olga Maslova Walther

«У нас сегодня очень трогательная выставка: два брата, два фотографа-любителя снимали окружающую жизнь, а потом погибли, — сказал на открытии выставки Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа. — Они впервые появляются перед зрителем — это удивительный художественный материал и человеческий документ, сохранивший историю накануне той смертельной схватки».

Государственный Эрмитаж, Главный штаб
Братья Хенкины: открытие. Люди Ленинграда и Берлина 1920–1930-х годов
До 24 сентября

Евгений Хенкин. Эмиль Ремде перед входом в свое кабаре Remde’s на Ранкештрассе, 20, в Шарлоттенбурге. Фото: Olga Maslova Walther
Евгений Хенкин. Эмиль Ремде перед входом в свое кабаре Remde’s на Ранкештрассе, 20, в Шарлоттенбурге.
Фото: Olga Maslova Walther
Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+