18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Мастер мимикрии

№53
Материал из газеты

Новая модная коллаборация французского дома Louis Vuitton обещает наделать много шума: на этот раз дизайн для коллекции изящных аксессуаров создал не кто иной, как американский художник Джефф Кунс

Коллаборации с представителями мира искусства стали привычным делом для мира моды: одни создают фонды, поддерживают художников и коллекционируют живопись, другие выпускают лимитированные коллекции с теми, кому музейного пространства для собственного творчества недостаточно. Французский модный дом Louis Vuitton в этом вопросе не обогнать, он работает во всех направлениях. Но если в сотрудничестве Джеймса Таррелла, Олафура Элиассона и Даниеля Бюрена с Louis Vuitton нет ничего удивительного (на их счету специальные проекты для грандиозного парижского фонда марки), то модные коллаборации с художниками всегда вызывают много шума.

Новый проект LV стал результатом сотрудничества дома, возможно, с самым неоднозначным и спорным художником современности — американцем Джеффом Кунсом. И пожалуй, необычнее этой коллаборации еще не было. Мало того что Кунс позволил себе невероятное — позарился на святая святых, перекрещивающиеся инициалы самого Луи Вюиттона, так он еще и концепцию сотрудничества с художниками полностью переиначил. Традиционно в качестве основы для подобных коллекций выступают модели на фирменной, можно сказать, знаковой для дома канве Monogram, и тут, как художник ни старайся, все равно его «холст» испещрен самым узнаваемым в мире моды узором (в конце концов, не зря исследования подтверждают, что именно аксессуары LV подделывают чаще всего). И все предыдущие коллекции: и смешные рожицы и панды Такаси Мураками, и точки Яёи Кусамы, и размашистые граффити Стивена Спрауса — все было лишь дополнением к основе, к канве Monogram. В этом чувствовалось некое снисхождение и благодеяние LV, будто изобретатель узора Жорж Вюиттон широким жестом разрешил художникам творить на кожаных полотнах, но так, чтобы ни у кого не возникало сомнений: это все-таки Louis Vuitton. Кунсу же позволили поступить совершенно по-другому, что не может не восхищать.

В новой коллекции на сумках, рюкзаках, платках, шалях и кошельках разместили пять репродукций-апроприаций шедевров старых мастеров: «Пшеничное поле с кипарисами» Винсента Ван Гога, «Марс, Венера и Амур» Тициана, «Девочка в постели, играющая с собачкой» Жана Оноре Фрагонара, «Охота на тигра» Питера Пауля Рубенса и самая смелая — «Джоконда» Леонардо да Винчи. Для коллаборации Кунс взял за основу свою оригинальную серию работ Gazing Balls, когда на фоне огромных реплик легендарных полотен (к примеру, «Завтрак на траве» Эдуарда Мане или его же «Олимпия») Кунс на выходящей прямо из картины подставке разместил синие блестящие сферы. Их зеркальный эффект — основа всей концепции. Подходящий к холсту зритель неминуемо отражается в синем шаре, становясь частью произведения, на которое он смотрит. При этом сами картины — тоже своеобразное отражение оригинала, видение конкретной картины другим художником, его личное впечатление. Получается необычная смесь — единение оригинального художника и его произведения с тем, кто его перерисовал, и с тем, кто на картину смотрит здесь и сейчас. Некий союз истории, искусства и современности.

Коллекцию аксессуаров Louis Vuitton американец окрестил просто и понятно — «Мастера», или «Великие художники». И хотя он и отталкивался от работ с синими сферами, места их воплощениям в коллекции, к сожалению, не нашлось. Вместо них на сумках и рюкзаках разместились крупные блестящие металлические буквы — фамилии тех самых художников, которые написали оригиналы. Окружили буквы почти незаметные вкрапления узора Monogram. В этом-то и есть главное отличие новой коллаборации от всех остальных: от легендарной канвы остались лишь редкие пиктограммы. Оно и понятно: на сумки перенесли целые картины, а не художественные элементы. Уникальный случай, когда фирменный стиль дома LV служит не основой, а украшением, уступив свое место великим произведениям, а в действительности — апроприациям Джеффа Кунса.

Между тем художник на этом не остановился и растворился не только в чужих работах, но и вклинился в уникальную ДНК модного дома. Заглавные буквы собственного имени JK он сплел в стиле перекрещивающихся букв LV — такой дерзости себе не позволял ни один художник до него! Впрочем, в итоге он честно подписал теми и другими инициалами каждое изделие, разместив вензель Луи Вюиттона в левом нижнем углу, а свой — в правом. Справедливо ли такое авторство, судить сложно, но американец будто насмешливо дает понять, что это все: и блестящий Ван Гог, и его кипарисы, и даже, страшно подумать, госпожа Джоконда — все создал он, Джефф Кунс. Особенно если посмотреть на платки и шали, которые по центру, прямо поверх знаменитых репродукций украшает его размашистый автограф.

Но в этом и состоит одна из идей серии Gazing Balls — слиться с тем, что ты видишь и что делаешь. Для Кунса сотрудничество с Louis Vuitton стало единением не только с пятью великими мастерами, но и с крупнейшим модным домом, он стал частью каждого элемента, замаскировавшись под них как хищное насекомое под цветок, эдакий умелец мимикрировать и сливаться, но при этом оставаться собой в неповторимой манере.

Объектами трансформации в коллекции «Мастера» стали пять классических моделей Louis Vuitton: Keepall, Neverfull, Speedy, Montaigne, Chain bag — плюс относительно свежая модель рюкзаков Palm Springs, линия аксессуаров Zippy, платки и шали Monogram. Каждый кожаный аксессуар художник дополнил веселым брелоком — силуэтом своей знаменитой скульптуры «Кролик». А внутри сумок на подкладке размещены портреты и биографии автора каждой из картин-оригиналов.

Как обещают в Louis Vuitton, эта коллаборация — лишь первая в серии совместных работ с Джеффом Кунсом. Поклонников бренда ждут новые свершения спорного в своем творчестве художника, который продолжит тему единения с миром искусства, а вот в каком виде — тут уж предсказать не может никто.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+