Русский художественный театр

№53, май 2017
№53
Материал из газеты

Павильон России на 57-й Венецианской биеннале показывает групповую выставку художников разных поколений и взглядов на творчество

Павильон России в парке Джардини в 2015 г., когда в рамках проекта Ирины Наховой его перекрасили в зеленый цвет. Фото: Наташа Польская
Павильон России в парке Джардини в 2015 г., когда в рамках проекта Ирины Наховой его перекрасили в зеленый цвет.
Фото: Наташа Польская

Павильон России на Венецианской биеннале — главное высказывание и заявление о том, что делается сегодня в российском искусстве. Нет ни одного другого фестиваля, где можно с той же эффективностью и резонансом предъявить мировой художественной общественности свои достижения или сомнения, страхи и надежды. Венецианская биеннале, в этом году уже 57-я, — крупнейшая и самая важная в мире выставка современного искусства, куда съезжаются все участники международной художественной сцены.

Сергей Шутов. «Абак». Павильон России, 2001 г. Сourtesy of the artist
Сергей Шутов. «Абак». Павильон России, 2001 г. Сourtesy of the artist

Однако у стран-участниц — а число их приближается к сотне, — разные представления о том, что именно нужно показывать в национальных павильонах. Кто-то делает ставку на сольные выступления классиков, кто-то предпочитает острые политические месседжи, кто-то щеголяет сложной технологией, кто-то склоняется к групповым панорамным выставкам. Но все без исключения сегодня думают о том, чтобы экспозиции-инсталляции выглядели как можно более эффектно и выигрышно, и неудивительно, так как биеннале — это еще и конкурс. Международное жюри в первые дни превью для профессионалов обходит все павильоны и выбирает победителей, которых награждают в день открытия биеннале для публики.

Для России получить заветного «Золотого льва», главный приз за лучший павильон, — давняя, но пока не осуществленная мечта. Несколько раз мы были очень близки к победе, российские художники удостаивались особых упоминаний жюри, но ни разу золотая статуэтка не попадала в русские руки.

Вадим Захаров. «Даная». Павильон России, 2013 г. Photo: Alamy/Vostock-Photo
Вадим Захаров. «Даная». Павильон России, 2013 г. Photo: Alamy/Vostock-Photo

В этот раз комиссар Семен Михайловский вместе с командой кураторов и с благословения Министерства культуры принял соломоново решение — показать сразу три версии современного российского искусства, три поколения и три разные эстетики. Он пригласил к участию 70-летнего Гришу Брускина, сделавшего блестящую мировую карьеру своей интерпретацией советского прошлого, арт-группу Recycle Group — двух молодых, но уже заслуживших международное признание и музейные персоналки ребят из Краснодара (их любимые темы — виртуальная реальность и философия потребительского общества) — и, наконец, Сашу Пирогову, по возрасту близкую «ресайклам», но начавшую свой путь в искусстве позже и с совсем другой историей: ее видеофильмы посвящены метафизике движения, своего рода авангардной хореографии (подробности читайте в интервью художников). В проекте участвует и композитор-экспериментатор Дмитрий Курляндский, модернистски препарирующий классическую музыку, c перформанс-инсталляцией commedia delle arti (итал. «комедия искусств»), включающей сочинение сommedia dell’ascolto («Комедия слышания»), перекликающееся с оперой итальянского композитора XX века Луиджи Ноно Prometeo, tragedia dell’ascolto («Прометей, трагедия слышания»). Все вместе они призваны создать Theatrum Orbis, то есть «театр мира». Латинское название павильона позаимствовано у гео­графического атласа мира Theatrum Orbis Terrarum XVI века (в русском переводе — «Зрелище круга земного»), но очевидно, что оно взято как метафора, описывающая представления художников о современном мироустройстве.

Эскиз русского павильона (вид с лагуны) на приглашении 1914 г. в честь закладки первого камня в сентябре 1913 г. Courtesy of Garage Museum of Contemporary Art
Эскиз русского павильона (вид с лагуны) на приглашении 1914 г. в честь закладки первого камня в сентябре 1913 г. Courtesy of Garage Museum of Contemporary Art

Российский павильон с его причудливой архитектурой неорусского стиля, построенный Алексеем Щусевым еще до революции, видел на своем более чем веку и выставки русского авангарда, и сплоченные бригады соцреалистов, и традиционную живопись, и самые безумные инсталляции. В постсоветские времена свободные от идеологической доктрины кураторы пытались по-разному сформулировать место России на мировой карте и определить национальное своеобразие. Виктор Мизиано декларировал «возвращение художника», показывая трех лидеров новой российской живописи: Валерия Кошлякова, Константина Звездочетова и дуэт Дубосарского — Виноградова. Леонид Бажанов с Екатериной Деготь выбирали сложные инсталляции Леонида Сокова (это был театр теней с репликами шедевров мировой скульптуры ХХ века) и Сергея Шутова, соорудившего в павильоне нечто вроде мировой церкви, объединившей все религии (зрители принимали его движущиеся манекены за настоящих паломников). Ольга Лопухова и Любовь Сапрыкина осуществили смелую фантазию нижегородской группы «Пров­мыза», построив технически сложную конструкцию, чтобы в павильоне гулял свежий и веселый ветер перемен. Ольга Свиблова стремилась показать будущее и включенность страны в реальность новых технологий — именно тогда фасад павильона украсил огромный интерактивный экран с надписью Click I Hope (англ. «Нажми „Я надеюсь“»). Наконец, взявшая на три срока ношу комиссара павильона Стелла Кесаева полностью доверилась художникам и впервые отдала весь павильон сольным выставкам классиков московского концептуализма: Андрею Монастырскому и группе «Коллективные действия» (2011), Вадиму Захарову (2013) и Ирине Наховой (2015). И это были выдающиеся инсталляции и яркие образы — достаточно назвать золотой дождь из монет, которым Вадим Захаров осыпал зрителей в своей «Данае».
Сейчас на смену индивидуальным высказываниям вновь пришло время коллективной, командной игры, где общее впечатление возникает как сумма разных усилий. И в этом смысле задуманный в павильоне России проект, учитывая таланты всех участников и его программную мультимедийность (видео, скульптура, музыка, движение), и в самом деле близок театру. Нам предлагают своего рода пьесу в трех действиях («Смена декораций» Брускина, «Блокированный контент» Recycle Group и «Сад» Саши Пироговой), и можно предположить, что это будет нечто по-чеховски глубокое. Все-таки это настоящий художественный театр.

Проект THEATRUM ORBIS в павильоне России осуществлен при финансовой поддержке компании «Алроса», Ашота Хачатурянца, Петра Авена, Феликса Длина.

57-я Венецианская биеннале проходит
с 13 мая по 26 ноября 2017 года

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+