Зинаида Серебрякова: несгибаемая гармония

№52, апрель 2017
№52
Материал из газеты

На открывающейся выставке в Третьяковке будет и та часть французского наследия художницы, которая прежде у нас не показывалась

Зинаида Серебрякова. «Девочки-сильфиды». (Балет «Шопениана»). 1924. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова. «Девочки-сильфиды». (Балет «Шопениана»). 1924. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

Зинаиду Серебрякову (1884–1967) у нас теперь стали показывать с завидной частотой то в музеях, то в галереях. Ее не только любит широкая публика, но и ценят антиквары, не обходят вниманием русские торги.

Зинаида Серебрякова.«За завтраком». 1914. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова.«За завтраком». 1914. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

С наследственной художницей из артистического клана Бенуа-Лансере и из круга «Мира искусств», по необходимости ставшей русской парижанкой, советские культуртрегеры пытались наладить отношения еще до войны; в Париже ее посещали чины Союза художников СССР и Академии художеств. За два года до смерти ей устроили своего рода оммаж: тогда по главным музеям страны прошла ее выставка в том числе с привозными из Франции работами.

Зинаида Серебрякова. «За туалетом. Автопортрет». 1909. Холст на картоне, масло. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова. «За туалетом. Автопортрет». 1909. Холст на картоне, масло. Государственная Третьяковская галерея

Экспозиция Серебряковой в перестроечном 1986-м (Третьяковская галерея провела ее тогда на площадке смежного ЦДХ) стала первой полноценной ретроспективой художницы, соединившей две половины ее жизни: российский до- и сразу послереволюционный периоды и последовавший почти 40-летний эмигрантский. Потом большая пауза. Затем в духе богатых и гедонистических 2000-х годов — специальная тематическая выставка «Обнаженные» в Русском музее, а спустя шесть лет в Третьяковcкой галерее — экспозиция парижского наследия художницы.

Зинаида Серебрякова.«Мальчики в матросских тельняшках». 1919. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова.«Мальчики в матросских тельняшках». 1919. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

И вот теперь снова Серебрякова в Третьяковке. Нынешняя ретроспектива, в которую входит около 200 произведений живописи и графики, отличается от той, 30-летней давности, тем, что на ней будет представлена та французская часть ее наследия, которая прежде у нас не показывалась, а также бельгийские монументально-декоративные работы (панно для виллы «Мануар дю Реле» барона Броуэра середины ­1930-х), их десять лет назад можно было увидеть только в Русском музее. Впрочем, ко всем этим плюсам есть и минус: выставка, увы, обойдется без работ, находящихся в украинских музеях. Но в каталоге эти вещи тоже будут воспроизведены.

Зинаида Серебрякова. «Пейзаж. Село Нескучное Курской губернии». 1916. Бумага верже на картоне, темпера. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова. «Пейзаж. Село Нескучное Курской губернии». 1916. Бумага верже на картоне, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Искусство Серебряковой всегда уместно, поскольку несет в себе позитивное начало: сцены счастливой юности со знаменитой «За туалетом. Автопортрет» 1909 года, сразу же купленной Третьяковской галереей, потом картины опять же счастливого материнства, там же рядом — идиллии, отличающиеся от расхристанных передвижнических аккуратные крестьяне эпохи модерна (которые, однако, позднее, с революцией, разорят родовое гнездо под Курском), семейный уют в имении Нескучное, и дети, дети, дети… За играми, за обедом, в домашних хлопотах, в карнавальных костюмах и балетных пачках, а то и предстающие в обезоруживающей наготе. В искусстве Серебряковой нет места ни драматизму, ни трагедии, хотя она прожила отнюдь не самый благополучный период нашей истории, да и ее личная биография не изобиловала ни пряниками, ни круассанами. Она никогда не предавалась рефлексии, а просто радовалась по случаю перехваченным счастливым моментам. В нашей же теперешней культурной действительности, протекающей в больших выставочных залах, жизнерадостный позитив — почти директивное направление. И выставка оправдает эти ожидания.

Зинаида Серебрякова. «Беление холста». 1917. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова. «Беление холста». 1917. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

Впрочем, к тезису «всегда уместна» нужно сделать поправку: почти всегда. К примеру, такая выставка, как «Обнаженные», теперь была бы просто невозможной в государственном музее ввиду разгула самостийных блюстителей нравственности. Ведь и желающих побольше узнать о творчестве Серебряковой в Рунете подчас ждет предупреждение: «Архивный альбом, к просмотру которого вы намерены перейти, может содержать элементы эротики или вульгарности и, по мнению пользователей сайта, не предназначен для просмотра лицами, не достигшими 16-летнего возраста». И в этом смысле выставка не подведет дирекцию Третьяковки и не даст шанса высокоморальным зрителям проявить бдительность: ничего «такого» в экспозиции не будет.

Зинаида Серебрякова. «Персия». 1916. Бумага, темпера. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова. «Персия». 1916. Бумага, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Взгляд Серебряковой на женское тело (а ее картинный мир — это мир без мужчин, портреты — другое дело) — взгляд художника-классициста, точнее, неоклассициста, ценящего форму. Ей было свойственно двойное видение: одно — непосредственное, эдакое импрессионистическо-натурное, другое — сквозь призму традиции, истории искусства. Ее «Баня» (1912 и 1913) — энгризм с поправкой на российские типажи и память о Венецианове, а знаменитые «Жатва» (1915) и «Беление холста» (1917) несут в себе нечто ренессансное, кватрочентистское. Можно подумать, что молодые курянки в лаптях, мягко, но уверенно отчеканенные кистью художницы, — праправнучки перуджиниевских дев. Кажется, что Серебрякова сумела вывести в живописи благородную южнорусскую крестьянскую породу — грациозную, несмотря на тяжелые труды и дни. Кстати, если уж говорить о впитанной с молодых ногтей художественности Серебряковой, то надо бы напомнить, что ее отец Евгений Александрович Лансере был выдающимся скульптором-анималистом.

Зинаида Серебрякова. «Персия». 1916. Бумага, темпера. Государственная Третьяковская галерея
Зинаида Серебрякова. «Персия». 1916. Бумага, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Не умея обходиться без натуры, Серебрякова тем не менее жертвовала натурой ради изящных пропорций, красивых композиций и изысканных поз. Ради декоративного искусства она гнула и cплетала женские тела, как лозы, что видно по ее эскизам так и не осуществленных росписей Казанского вокзала (темперы и рисунки аллегорических фигур «Турция», «Сиам», «Индия» и «Япония», 1916). Впрочем, со временем натурализм одержал верх над идеальностью. К примеру, в серии панно для виллы «Мануар дю Реле» (предоставлены галереей «Триумф») больше пышной физиологии, чем в петербургско-московских аллегориях. Но, вероятно, это было продиктовано самим местом — зажиточной Фландрией, которая никогда не отличалась плохим аппетитом, в том числе и по отношению к женским формам. Однако это исключение, поскольку вся выставка в основном посвящена гармоничному периоду Серебряковой — русскому периоду. 

Третьяковская галерея, Инженерный корпус
Зинаида Серебрякова
5 апреля – 30 июля

Самое читаемое:
1
Древний Египет — популярный миф, созданный колонизаторами?
Выставка в Центре изобразительных искусств Сейнсбери в английском Норидже посвящена постколониальной интерпретации того, как со временем переосмыслялся образ страны Клеопатры и Тутанхамона
31.10.2022
Древний Египет — популярный миф, созданный колонизаторами?
2
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
Более 20 артефактов, найденных в термах городка Сан-Кашано-деи-Баньи, являются одними из самых «значительных изделий из бронзы в истории древнего Средиземноморья»
09.11.2022
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
3
Арт-вандализм в эпоху хайпа
Десятки нападений на картины уже совершили экоактивисты, пытаясь привлечь внимание к климатическим изменениям. Они приклеивают себя к рамам и бросают в картины еду. Чем вандализм в 2022 году отличается от «традиционного»?
31.10.2022
Арт-вандализм в эпоху хайпа
4
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
На юбилейной выставке знаменитого архитектора Третьяковка показывает в том числе труды своего отдела реставрации графики. Бумажные листы времен проектирования Казанского вокзала и Марфо-Мариинской обители потребовали серьезных восстановительных работ
21.11.2022
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
5
Конец Московской биеннале?
IX Московскую международную биеннале современного искусства запретили к показу за три дня до официального открытия. Очевидно, это финал большого проекта
07.11.2022
Конец Московской биеннале?
6
Ереван: современные ценности на древней земле
В Армению, как правило, едут за древними архитектурными достопримечательностями, а между тем в ее столице Ереване более десятка интереснейших музеев
11.11.2022
Ереван: современные ценности на древней земле
7
Игорь Грабарь: управляющий искусством
В Третьяковке открывается выставка к 150-летию Игоря Грабаря — художника, теоретика, преподавателя, реставратора и администратора, до сих пор вызывающего восхищение разносторонностью своих достижений
17.11.2022
Игорь Грабарь: управляющий искусством
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+