Изысканная функциональность

№48, ноябрь-декабрь 2016
№48
Материал из газеты

Ювелирный дом Van Cleef & Arpels привез в Москву коллекцию вечерних сумочек и минодьеров

Минодьер Daisy. 1950. Золото, серебро, эмаль
Минодьер Daisy. 1950. Золото, серебро, эмаль

Хороший ювелирный дом отличается трепетным отношением к своему прошлому. Он собирает по аукционам и скупает у коллекционеров  украшения  из своих первых и последующих коллекций. Реставрирует их, находит в архивах описание и имена клиентов. Вся музейная история, с одной стороны, помогает проследить смену эпох и стилей в декоративно-прикладном искусстве, с другой — создает и обеспечивает репутацию новым коллекциям дома.

В октябре ювелирный дом Van Cleef & Arpels привез в Москву свою коллекцию вечерних сумочек и минодьеров, созданных с 1920 по 1960 год. Несессеры, пудреницы, минодьеры — драгоценные аксессуары за 40 лет — отличный экскурс не только в историю декоративно-прикладного искусства первой половины ХХ века, но и срез истории моды, искусства и нравов того периода. Куратором выставки стала Катрин Кариу — главный хранитель наследия дома Van Cleef & Arpels. Экспонаты она отбирала, исходя из их исторической значимости, сложности использованных ювелирных техник и дизайна.

Большой стиль ар-нуво ввел моду на использование в ювелирном деле новых материалов. Слоновая кость, эмаль, перламутр, стекло, рог и прочие материалы, ранее считавшиеся поделочными, стали играть главную роль, а бриллианты и золото превратились лишь в оформление, выигрышно оттеняющее главных героев. К 20‑м годам ХХ века этот конфликт постепенно сошел на нет: камни первого ряда снова вышли на первый план, но при этом ювелиры продолжали активно использовать декоративные возможности поделочных материалов, они получили законное право присутствовать в ювелирных украшениях.

Период ар-деко на выставке — один из самых вдохновляющих. В то время дом выпускал весьма разнообразные по стилю, технике и материалам украшения. На одном полюсе можно упомянуть крайне лаконичный несессер «Конверт» (1923): только эмаль и лак с небольшими резными нефритовыми деталями, минималистичное сочетание голубого и небесно-синего цветов, при его создании мастера, очевидно, вдохновлялись небоскребом Крайслер-билдинг. На другом полюсе — роскошный несессер с розами 1926 года: золото, платина, лавандовый жадеит, перламутр, бриллианты, ­изумруды, рубины, желтые сапфиры, сложная форма китайской шкатулки. Назвать это произведение искусства аксессуаром — кощунство. Цветочная тематика не самый редкий сюжет для ювелирных украшений, но здесь очень узнаваемое чередование белых и красных розовых бутонов — реверанс в сторону собственного браслета с такими же розовыми бутонами, который получил Гран-при на Всемирной выставке в Париже в 1925 году.

Где-то посередине между минимализмом геометрической абстракции и роскошью цветочных узоров находится ориентальная тема. Начало ХХ века — время активного открытия Востока европейцами. Да, уже не в первый раз — весь ХIX век Европа осторожно поглядывала в сторону Китая, Монголии и прочих «таинственных стран», периодически заимствуя в качестве модной игрушки то один, то другой аксессуар, узор или экзотический крой, пытаясь совместить кимоно и юбку с турнюром. В ХХ веке европейцы взялись за Восток — Ближний и Дальний — более основательно. Научные общества отправляли многочисленные экспедиции, газеты и журналы печатали отчеты смельчаков, да и военные кампании весьма и весьма способствовали популяризации ориентальной темы среди прогрессивно мыслящей общественности. Большие ювелирные дома были необычайно увлечены новой темой — декоративность китайских лаковых шкатулок, египетских и индийских украшений была переосмыслена, переработана и воссоздана в привычных материалах и объектах. Van Cleеf & Arpels попал под обаяние восточной старины надолго — влияние этой темы можно заметить в коллекциях всего ХХ века, но в период ар-деко ориентальная экзотика стала для дома фактически лейтмотивом.

1930-е годы — эпоха триумфа минодьеров. Считается, что именно дому Van Cleеf & Arpels принадлежит идея создания этого аксессуара. Согласно легенде, идея минодьера, ювелирного несессера, принадлежит Шарлю Арпельсу. Он придумал его, когда встретил Флоренс Гулд, супругу американского миллиардера Фрэнка Джея Гулда, и увидел, что она носит пудреницу и другие необходимые женские мелочи в обыкновенном портсигаре Lucky Strike. Через некоторое время Шарль подарил Флоренс гораздо более функциональную и, что важнее, красивую сумочку. Название «минодьер» (minaudière) аксессуар приобрел в честь сестры Шарля, очаровательной кокетки Эстель.

Довольно быстро минодьер стал must-have-аксессуаром. В нем помещалось все, что было нужно светской даме на вечере в театре или опере, на коктейле или ужине: часы, губная помада и другая косметика, бальная книжка, мундштук, лорнет, зажигалка, таблетница-бонбоньерка. Внутренние поверхности были зеркальными, чтобы можно было поправить макияж или прическу. Минодьеры сочетали функциональность несессера и ювелирную изысканность. Как правило, при их изготовлении использовалось множество ювелирных техник — от резьбы и гравировки до эмали и мозаики. Минодьеры были популярны в 1930-е годы и сразу после Второй мировой: после ограничений военного времени в моду вошли изысканность и роскошь.
1960-е для ювелирного искусства стали временем кажущейся простоты и элегантности. В коллекции Van Cleеf & Arpels появились украшения из золота, имитирующие плетение ткани и перекрученные, будто бы шелковые шнуры. Одно из таких украшений — Cord — было сделано для королевы Ирана Сорайи, а потом этот прием стал использоваться и в других коллекциях дома, в том числе в вечерних сумочках.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+