Глава истории

№47, октябрь 2016
№47
Материал из газеты

Сотрудничество ювелирного дома Tiffany & Co и легендарного дизайнера Паломы Пикассо длится больше 30 лет, к взаимному удовольствию сторон

Браслет Paloma Picasso Olive Leaf. Розовое золото. Подвеска Paloma Picasso Olive Leaf. Золото. Кольцо Paloma Picasso Olive Leaf. Золото, аметист
Браслет Paloma Picasso Olive Leaf. Розовое золото. Подвеска Paloma Picasso Olive Leaf. Золото. Кольцо Paloma Picasso Olive Leaf. Золото, аметист

В честь 35-летия сотрудничества с дизайнером Паломой Пикассо ювелирная компания Tiffany & Co выкупила для своего архива знаменитое ожерелье из коллекции Blue Book 1985 года. Пятнадцать редких крупных камней, общий вес в 416 карат и статус иконы ювелирного дизайна, сформировавшей новый тренд на яркие крупные украшения 1980-х. То, что это колье станет знаковым, стало понятно сразу. Реакция модной публики на его первый выход в свет (Палома надела его на ежегодный бал в Метрополитен-музее) лишь подтвердила этот статус. Дизайнерский эксперимент превратился в ювелирную тенденцию.

Для Tiffany & Co эта покупка не только дань сентиментальным чувствам, но и серьезная инвестиция: сегодня архив ювелирного дома является своего рода обеспечением для новых коллекций. Впрочем, и без большого чувства не обошлось.

С 1979 года Палома Пикассо — «эксклюзивный дизайнер бренда». Ее украшения всегда выставлены обособленно, хотя и без этого мало похожи на сдержанную и консервативную основную коллекцию марки. Палома — это особая глава не только в истории дома, но и во всей ювелирной истории ХХ века.

Яркая, экстравагантная, богатая, с фамилией, известной всему миру, Палома почти играючи стала одним из самых значительных ювелирных дизайнеров ХХ века, чей смелый эксперимент привнес в дизайн украшений камни второго порядка, объем, смелые размеры и формы. На самом деле от первой ювелирной работы для «Фоли-Бержер», где ее колье из фальшивых бриллиантов заметила театральная пресса, до партнерства с Tiffany & Co — несколько лет экспериментов и серьезного труда. Работа с Ивом Сен-Лораном и греческой компанией Zolotas была всего лишь разминкой перед серьезным карьерным шагом — сотрудничеством с американской ювелирной иконой. Безупречным художественным чутьем она угадала этот социальный запрос — заявить о себе, броситься в глаза и при этом привлекать внимание не блеском бриллиантов, а неожиданным дизайнерским решением. Ее дебютная коллекция Graffiti была вдохновлена нью-йоркскими росписями на стенах — отсюда свободные размашистые линии, гладкие поверхности, броские пятна цветных камней. Лихое пересечение линий литеры «Х» на несколько лет станет для Паломы судьбоносным: иксы украсят не только первую коллекцию, но и то самое колье, которое сделает ее знаковым дизайнером.

С ее легкой руки полудрагоценные камни начали на равных конкурировать с фаворитами ювелиров — бриллиантами, сапфирами, рубинами и изумрудами. Она же лишила ярко-желтое золото снисходительного клейма «пошлого» металла. Падкая на все избыточное и чрезмерное эпоха 1980-х увидела в дизайне Пикассо очевидный компромисс между яркой и дешевой бижутерией и скромным обаянием бриллиантов.

Однако это партнерство не длилось бы столько лет, если бы художественные возможности Паломы Пикассо ограничивались крупными формами и цветными камнями. Она вдохновляется путешествиями, экзотическими странами, узорами восточных ковров и индийской архитектурой и, как отмечают в компании Tiffany, «всеми необычными местами, которые Палома называет домом». Очень часто она присылает рисунки новых изделий по факсу или в мессенджерах, нарисованные от руки на страницах отельных блокнотов. Единственное, что остается неизменным, — чистые линии, простые формы и размер: на мелочи Палома не разменивается.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+