Михаил Пиотровский: «Щукин – законодатель будущего вкуса»

№47, октябрь 2016
№47
Материал из газеты

Директор Эрмитажа специально для TANR написал о выставке «Шедевры нового искусства. Коллекция Щукина» в Фонде Louis Vuitton в Париже

Михаил Пиотровский не только директор Эрмитажа, но и глава Союза музеев России
Михаил Пиотровский не только директор Эрмитажа, но и глава Союза музеев России

Всему свое время. Сегодня время пришло создать специальную выставку о самом Сергее Ивановиче Щукине, а не просто о его великой коллекции, как это делалось прежде. Нет для нее места более подходящего, чем новый музей в Булонском лесу, специально созданный для другой великой коллекции современного искусства. Образы коллекционеров и психологии коллекционирования рождаются тут естественным и красивым образом.

Сергей Щукин
Сергей Щукин

Они зовут нас задуматься о многих важных вещах, лежащих в глубине культурной истории Европы и России. Как вышло, что русский московский купец сумел увидеть и понять красоту нового искусства в эпоху, когда даже многим парижанам, не говоря уже о москвичах, оно было, мягко говоря, чуждо? Какую роль в этом сыграло его происхождение из старообрядцев? Ведь это они первыми в России второй половины XIX века оценили художественные достоинства русских икон и способствовали их реставрации, которая вернула миру их цветовую гамму. Как связана его прозорливость с его делом — торговлей и производством тканей, которые в это время в России вдруг приобрели непривычную яркость? Что на что влияло? Не сродни ли фантастическое умение предсказать будущее значение и успех художников деловому таланту видеть будущую торговую выгоду, который, в частности, проявился в блестящих торговых операциях Сергея Ивановича в 1905 году? В какой степени огромная прибыль от тех операций дала возможность и повлияла на его собирательскую деятельность? Сегодня все эти вопросы актуальны для мира, где так много коллекционеров являются активными бизнесменами.

Справка

«Шедевры нового искусства. Коллекция Щукина»
Фонд Louis Vuitton, Париж, 22 октября 2016 года — 20 февраля 2017 года

Выставка посвящена коллекционеру Сергею Щукину (1854–1936). Она объединяет шедевры, собранные более столетия назад и волею истории уже полвека разделенные между двумя музеями — Государственным Эрмитажем и Государственным музеем изобразительных искусств им. Пушкина. На выставке в Париже 130 произведений импрессионистов и постимпрессионистов из коллекции московского мецената дополнены 30 работами кубофутуристов, супрематистов и конструктивистов из музеев России и мира (Государственная Третьяковская галерея, Музей современного искусства в Салониках, Городской музей Амстердама, Музей Тиссен-Борнемиса, Музей современного искусства в Нью-Йорке).

Еще…

Мы знаем, что сам Сергей Иванович Щукин и члены его семьи были людьми крайне эмоциональными. Он не только страстно собирал, но и страстно воспринимал собираемое. Его творческие эмоции выразились и в подборе картин, и в их развеске, и в интерпретации во время показа. Мы знаем, что он не просто заказывал картины Матиссу, но и активно вмешивался в работу художника. И это вмешательство часто шло на пользу искусству. Танец тому хороший пример. Живя во Франции, Щукин уже не был бизнесменом, но продолжал коллекционировать, хотя и не на прежнем уровне. С Матиссом он почти не встречался. Неужели потому, что перестал ощущать себя всесильным покровителем?

У коллекции Щукина была сложная судьба. Но она не рассеялась по всему миру, как это случилось с огромным количеством знаменитых собраний. Память о собирателе то затухала, то громко возрождалась в России и в мире, чему сложные политические обстоятельства, как оказывается, немало способствовали. Сам Щукин понимал огромную просветительскую роль своей деятельности. На его коллекции вырос замечательный русский авангард. После национализации именно она стала одной из основ первого в мире Музея нового западного искусства, призванного закрепить культурную роль Советской России в мире «перманентной революции». Картины из коллекции Щукина еще в 1930-е годы вступили в залах Эрмитажа в столь популярный сегодня диалог между классическим и новым искусством.

Анри Матисс. Натюрморт с голубой скатертью. 1908–1909. Эрмитаж
Анри Матисс. Разговор. 1908-1912. Эрмитаж
Анри Матисс. Нимфа и сатир. 1909. Эрмитаж
Поль Сезанн. Фрукты. 1879–1880. Эрмитаж
Морис Дени. Посещение Марией Елизаветы. 1894. Эрмитаж
Андре Дерен. Портрет неизвестного, читающего газету (Шевалье X). 1911–1914. Эрмитаж
Анри Матисс. Танец. 1909–1910. Эрмитаж
Анри Матисс. Натюрморт с голубой скатертью. 1908–1909. Эрмитаж
Анри Матисс. Разговор. 1908-1912. Эрмитаж
Анри Матисс. Нимфа и сатир. 1909. Эрмитаж
Поль Сезанн. Фрукты. 1879–1880. Эрмитаж
Морис Дени. Посещение Марией Елизаветы. 1894. Эрмитаж
Андре Дерен. Портрет неизвестного, читающего газету (Шевалье X). 1911–1914. Эрмитаж
Анри Матисс. Танец. 1909–1910. Эрмитаж

После Второй мировой войны именно высокая оценка мирового значения коллекции Щукина и Морозова в тексте ленинского декрета о национализации позволила защитить разделенные между Эрмитажем и ГМИИ картины от запрета и даже уничтожения. Шедевры, собранные Сергеем Ивановичем, вернулись к людям в залах энциклопедических музеев после примерно 15-летнего перерыва (включая пять лет войны). В закрытом от мировых влияний Советском Союзе художники получили уникальную возможность видеть высшую классику мирового авангарда. И этой возможности мы обязаны тем, что в те времена в нашей стране выросло несколько поколений прекрасных художников высокого мирового уровня. Коллекция Щукина, которую так хотели и хотят сейчас увидеть воочию любители искусства по всему миру, стала и как бы послом, помогавшим восстановить добрые связи в послевоенном мире.

Курьезным образом даже скандалы и судебные иски во время мировых показов коллекции Сергея Ивановича способствовали не только его славе, но и созданию мировой системы юридической защиты художественных выставок от судебных арестов — знаменитой immunity from seizure.

Сегодняшняя выставка не просто торжественно представляет великого коллекционера. Память о Сергее Ивановиче и ощущение чуда, которое излучают любимые им полотна, помогают России и Франции снова понять и даже полюбить друг друга.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+