Российские художники постгламура в Дюссельдорфе

Ростан Тавасиев. "Кинотеатр". 2006. Фото: Ivo Faber
Андрей Кузькин. "Все впереди!". 2011. Фото: Ivo Faber
Ростан Тавасиев. "Кинотеатр". 2006.
Фото: Ivo Faber
Андрей Кузькин. "Все впереди!". 2011.
Фото: Ivo Faber

Десант российских художников высадился в выставочном зале Kunst Im Tunnel в Дюссельдорфе на выставке «…после гламура». Кураторами выступили дюссельдорфские резиденты Наталия Гершевская и Евгения Чуйкова, а в организации выставки принял участие Московский музей современного искусства. Художники, среди которых Елена Берг, Анна Желудь, Виктор Кириллов-Дубнинский, Викентий Нилин, Леонид Сохранский и другие, вспомнили самый карнавальный период постсоветского времени.

Константин Латышев стал одним из самых остроумных и жестких критиков нового русского капитализма. Его сатиры на нуворишей по степени язвительности можно сравнить разве что с работами Павла Федотова. Все самые яркие чувства по отношению к новому времени читались в его бессмертном шедевре «Любишь ли ты, сука, современное искусство, как люблю его я», изображающем классический типаж владельца заводов и пароходов, претендующего на роль коллекционера. В Дюссельдорфе же показали «избранное» из Латышева — несколько принтов, созданных с 2000 по 2015 год, в которых можно увидеть всех архетипических персонажей двух последних десятилетий.

Розовые зайки-энерджайзеры, крутящие педали велотренажеров, из инсталляции «Синема» Ростана Тавасиева, напротив, вызывают умиление и сочувствие. Тавасиев, как партизан, работающий на вражеской территории, все блестящее десятилетие взрывал мир гламура изнутри. Впрочем, итог плюшевой истории был подведен в прошлом году: в инсталляции «Жги!» пушистый огонь, выдранный из хвоста игрушечной белки, охватил-таки белый галерейный куб всеочищающим огнем.

Ольга Кройтор в своем перформансе «Изоляция» передает ощущения человека, загнанного в угол. Гигантская ковровая дорожка красным клином буквально пригвождает хрупкую фигурку художницы к стене, не оставляя возможности для маневра. К счастью, жесткие стандарты гламура остались в силиконовых 2000-х, а перформанс Кройтор выходит далеко за границы темы гламура.

Еще один участник выставки, Андрей Кузькин, с момента своего появления на художественной сцене сознательно работал в антигламурной эстетике. Акция «По кругу», с которой он вошел в мир искусства, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Благодаря своей безыскусности перформанс, в котором Кузькин четыре часа месил ногами застывающий бетон, столь громко выстрелил в конце 2000-х. И это тогда, когда в работах главных художественных звезд было не так просто разобраться, где обнаруживался собственно гламур, а где — его критика. В Дюссельдорф же приехала инсталляция Андрея Кузькина «Все впереди!». Художник упаковал свои вещи в стальные ящики в 2011 году, чтобы открыть их в 2040-м. Выстроенные в «супрематические» ряды, они сложились в идеальную минималистическую композицию. В парке Кузькин показал еще перформанс «Явление природы, или 99 пейзажей с деревом», где тело художника уподоблялось дереву, а его обнаженные чресла торчали из земли во всей своей естественной красе. Перформанс, зондирующий почву для возвращения к природе почти что в духе Просвещения, был прерван стражами порядка. Природа была побеждена цивилизацией, но на милость гламура так и не сдалась. До 30 октября.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+