Подвинуть передвижников

№40, февраль 2016
№40
Материал из газеты

Издано первое исследование, рассматривающее передвижников в контексте социальной истории искусства и развенчивающее ряд мифов, связанных с товариществом

М. Панов. Групповой портрет членов Товарищества передвижных художественных выставок. 1885 / Издательство ЕУСПб
М. Панов. Групповой портрет членов Товарищества передвижных художественных выставок. 1885 / Издательство ЕУСПб

Неизвестное о Неизвестной Ивана Крамского, упоительное чтение а-ля Павел Муратов — на это не рассчитывайте. Вместо эффектных обобщений и поэтических гипотез — точные сведения об условиях членства, расчете дивиденда, стоимости входных билетов, аренде выставочных залов.

Книга петербургского искусствоведа Андрея Шабанова о Товариществе передвижных художественных выставок, написанная по мотивам диссертации, которую он защитил в Институте Курто под руководством Дэвида Солкина, одного из корифеев социальной истории искусства, не относится к искусствоведческой беллетристике. Хоть это и детектив — о подлоге, о ложном равенстве «передвижники = Владимир Стасов», когда все сказанное о товариществе патриархом русской критики стало казаться безусловной и не нуждающейся в проверке истиной.

А ведь какой был скандал, когда Николай Собко, издатель иллюстрированных каталогов передвижников, решил включить в один из них две хвалебные стасовские статьи, не спросив самих художников! Все они потребовали статьи Стасова изъять и тираж каталога перепечатать — спорили лишь о том, как бы поделикатнее провернуть дело, не оскорбив пламенного трибуна. Об этом тоже рассказано в книге.

Автор с дотошностью хорошего сыщика собирает и анализирует улики: устав товарищества, объявления о выставках в газетах, афиши, каталоги, отчеты, групповые фотографии, рецензии не самых известных критиков — весь тот «скучный» архивный материал, изучению которого отечественный искусствовед обычно предпочитает формально-семиотические рассуждения.

Шабанов, доказывая экономические приоритеты в деятельности своих героев, внимателен к каждой мелочи: в каком порядке перечислены имена художников в рекламном объявлении; накладываются ли маршруты передвижения выставок на карту строящихся железных дорог империи; почему, наконец, решено было называться «товариществом», а не «обществом» и что вообще значило это слово в социально-экономическом плане.

Шабанов А. Передвижники: Между коммерческим товариществом и художественным движением. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015.
Шабанов А. Передвижники: Между коммерческим товариществом и художественным движением. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015.

Для чего, к примеру, столь тщательно сличать студийные групповые фотографии передвижников, предназначавшиеся к печати, с фотографиями с вернисажей и банкетов, никогда не публиковавшимися?

Чтобы показать, как формируется публичный образ группы. Все неловкости, проскальзывающие в вернисажных и банкетных снимках, по которым можно сделать выводы о постепенной бюрократизации товарищества на манер Академии или, напротив, о слишком вольном образе жизни художников, изгоняются из парадных групповых портретов. И на них предстает корпорация достойных деловых людей в нейтральных европейских костюмах — без малейшего намека на артистизм или фронду.

Богема? Ни в коем случае! Богема — это там, в парижах. Политика? Никак нет! Благопристойные и благонамеренные господа, объединенные серьезным деловым интересом. Коммерция-с. И грамотный расчет на рынок. Отсюда преобладание в репертуаре такого ходового товара, как пейзаж, и редкость сюжетов с обнаженной натурой, ценившихся в великосветских салонах, но рисковавших не встретить понимания в иных социальных кругах.

Из этого расследования становится ясно: почти все, что Стасов сразу приписал передвижническому проекту — идеологическое единство, программная установка на критический реализм, бунтарский дух, народничество и народность, демократический пафос, — далеко от реальных целей объединения, аполитичного и стремившегося к максимальному разнообразию картинного ассортимента. Сама революционная генеалогия передвижников — миф: преемственной связи между Артелью художников, образовавшейся в результате Бунта четырнадцати, и Товариществом передвижных художественных выставок нет. Что передвижные выставки — коммерческое предприятие, ориентированное на буржуазную публику, писал еще Алексей Федоров-Давыдов, но не стал развивать тему. Теперь доказательства собраны.

Однако и Стасов отчасти оправдан. Ведь из раздела книги, посвященного рецепции самых важных выставок передвижников, мы узнаем, как прогрессивная идеология критического реализма, навязанная товариществу Стасовым, постепенно принималась и самими художниками, и обществом. Так что к XVI Передвижной выставке товарищество наконец сподобилось написать нечто вроде манифеста — с осторожными пассажами о реализме, русской национальной школе и просветительской миссии. Тому было множество причин, в том числе радикализировавшие критику скандалы вокруг социально и политически острых картин Ильи Репина.

Словом, успешное буржуазное предпринимательство художников не предполагало продвижения какой-либо одной узкой идеологии, но со временем вступило в противоречие с политической реакцией, консерватизмом и цензурой, введенной на выставках как раз из-за передвижников. Изначально они не собирались заниматься политикой — политика занялась ими. И кто теперь посмеет сказать, что передвижники не актуальное искусство?

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+