Подвинуть передвижников

№40, февраль 2016
№40
Материал из газеты

Издано первое исследование, рассматривающее передвижников в контексте социальной истории искусства и развенчивающее ряд мифов, связанных с товариществом

М. Панов. Групповой портрет членов Товарищества передвижных художественных выставок. 1885 / Издательство ЕУСПб
М. Панов. Групповой портрет членов Товарищества передвижных художественных выставок. 1885 / Издательство ЕУСПб

Неизвестное о Неизвестной Ивана Крамского, упоительное чтение а-ля Павел Муратов — на это не рассчитывайте. Вместо эффектных обобщений и поэтических гипотез — точные сведения об условиях членства, расчете дивиденда, стоимости входных билетов, аренде выставочных залов.

Книга петербургского искусствоведа Андрея Шабанова о Товариществе передвижных художественных выставок, написанная по мотивам диссертации, которую он защитил в Институте Курто под руководством Дэвида Солкина, одного из корифеев социальной истории искусства, не относится к искусствоведческой беллетристике. Хоть это и детектив — о подлоге, о ложном равенстве «передвижники = Владимир Стасов», когда все сказанное о товариществе патриархом русской критики стало казаться безусловной и не нуждающейся в проверке истиной.

А ведь какой был скандал, когда Николай Собко, издатель иллюстрированных каталогов передвижников, решил включить в один из них две хвалебные стасовские статьи, не спросив самих художников! Все они потребовали статьи Стасова изъять и тираж каталога перепечатать — спорили лишь о том, как бы поделикатнее провернуть дело, не оскорбив пламенного трибуна. Об этом тоже рассказано в книге.

Автор с дотошностью хорошего сыщика собирает и анализирует улики: устав товарищества, объявления о выставках в газетах, афиши, каталоги, отчеты, групповые фотографии, рецензии не самых известных критиков — весь тот «скучный» архивный материал, изучению которого отечественный искусствовед обычно предпочитает формально-семиотические рассуждения.

Шабанов, доказывая экономические приоритеты в деятельности своих героев, внимателен к каждой мелочи: в каком порядке перечислены имена художников в рекламном объявлении; накладываются ли маршруты передвижения выставок на карту строящихся железных дорог империи; почему, наконец, решено было называться «товариществом», а не «обществом» и что вообще значило это слово в социально-экономическом плане.

Шабанов А. Передвижники: Между коммерческим товариществом и художественным движением. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015.
Шабанов А. Передвижники: Между коммерческим товариществом и художественным движением. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015.

Для чего, к примеру, столь тщательно сличать студийные групповые фотографии передвижников, предназначавшиеся к печати, с фотографиями с вернисажей и банкетов, никогда не публиковавшимися?

Чтобы показать, как формируется публичный образ группы. Все неловкости, проскальзывающие в вернисажных и банкетных снимках, по которым можно сделать выводы о постепенной бюрократизации товарищества на манер Академии или, напротив, о слишком вольном образе жизни художников, изгоняются из парадных групповых портретов. И на них предстает корпорация достойных деловых людей в нейтральных европейских костюмах — без малейшего намека на артистизм или фронду.

Богема? Ни в коем случае! Богема — это там, в парижах. Политика? Никак нет! Благопристойные и благонамеренные господа, объединенные серьезным деловым интересом. Коммерция-с. И грамотный расчет на рынок. Отсюда преобладание в репертуаре такого ходового товара, как пейзаж, и редкость сюжетов с обнаженной натурой, ценившихся в великосветских салонах, но рисковавших не встретить понимания в иных социальных кругах.

Из этого расследования становится ясно: почти все, что Стасов сразу приписал передвижническому проекту — идеологическое единство, программная установка на критический реализм, бунтарский дух, народничество и народность, демократический пафос, — далеко от реальных целей объединения, аполитичного и стремившегося к максимальному разнообразию картинного ассортимента. Сама революционная генеалогия передвижников — миф: преемственной связи между Артелью художников, образовавшейся в результате Бунта четырнадцати, и Товариществом передвижных художественных выставок нет. Что передвижные выставки — коммерческое предприятие, ориентированное на буржуазную публику, писал еще Алексей Федоров-Давыдов, но не стал развивать тему. Теперь доказательства собраны.

Однако и Стасов отчасти оправдан. Ведь из раздела книги, посвященного рецепции самых важных выставок передвижников, мы узнаем, как прогрессивная идеология критического реализма, навязанная товариществу Стасовым, постепенно принималась и самими художниками, и обществом. Так что к XVI Передвижной выставке товарищество наконец сподобилось написать нечто вроде манифеста — с осторожными пассажами о реализме, русской национальной школе и просветительской миссии. Тому было множество причин, в том числе радикализировавшие критику скандалы вокруг социально и политически острых картин Ильи Репина.

Словом, успешное буржуазное предпринимательство художников не предполагало продвижения какой-либо одной узкой идеологии, но со временем вступило в противоречие с политической реакцией, консерватизмом и цензурой, введенной на выставках как раз из-за передвижников. Изначально они не собирались заниматься политикой — политика занялась ими. И кто теперь посмеет сказать, что передвижники не актуальное искусство?

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+